test

Девочки зонтики

среда, 13 марта 2013 г.

голова гребень натянутый обруч

голова гребень натянутый обруч

голова гребень натянутый обруч



С.И. Руденко, 1962a

Линейный масштаб в нижней части полноразмерных таблиц —



(Открыть Табл. I в новом окне )



Рис. 1. Одна из двух (левая, правая была в собрании Витзена, см. рис. 1 в тексте) литых пластин-застёжек кафтана с изображением волка, на которого напала змея. Волк с поджатыми ногами и хвостом; из оскаленного рта выступает мощный клык. Змея обвилась вокруг тела волка и впилась в одну из его передних лап.


Работа тонкая, особенно тщательно выполнены головы змеи и волка. Гравировкой резцом нанесена чешуя на теле змеи и проработаны детали изображений. Грива, рёбра, детали формы тела волка в ячеях, заполненных вставками бирюзы (одна, возможно, вставка яшмы).


Ячеи для бирюзы также на кончике хвоста волка и на концах лап (когти). На теле змеи против морды волка вделан золотой штифт-застёжка, на поверхности которого круглая вставка бирюзы. Так как пластина тонкая, то с обратной её стороны штифт припаян к пластине.


Mus. Petrop. стр. 186, № 37 (Bractea, certamen apri cum dracon exhibens); Академ. Атл. XIV, рис.


2; Эрм. № 1727-1/150. Вес 93,82 г.



Рис. 2. Перстень, состоящий из кольца и припаянного к его расширенной части полого колпачка сферической формы. В центре колпачка закреплён круглый альмандин. Кольцами псевдозерни окантованы камень и основание колпачка, поверхность которого покрыта орнаментом из псевдозерни — сердцевидными фигурами и кружками. Академ.


Атл. XXVI, рис. 31; Эрм. № 1727-1/101. Вес 3,8 г.



Рис. 3. Перстень со вставкой бусины сердолика овальной формы, сверленной с двух сторон. К массивному литому венчику, в который вставлен камень, припаяны концы кольца так, что они не соприкасались и между ними на тыльной поверхности венчика осталось свободное пространство. Акад.


Атл. XXVI, рис. 33; Эрм. № 1727-1/101. Вес 14,8 г.



Рис. 4. Ажурная литая парная пластина-застёжка (правая) с изображением борьбы из-за добычи трёх животных — яка, тигра и грифа. Объектом нападения является як. Его утомлённая в борьбе монументальная фигура изображена с опущенной до земли головой, высунутым языком, с типичными копытами, с волосатыми гривой, подшейной гривкой, животом и хвостом.


Если фигура яка статична, то гриф и тигр полны движения. Ушастый гриф с развёрнутыми и направленными вперёд крыльями, спирально загнутым кончиком хвоста ключом впился в шею яка, одной лапой схватил его голову, а другой — вонзился в тело тигра. Тигр, в свою очередь изображённый с подковообразным ухом, типичной складчатостью на верхней губе и полосатостью тела, зубами и одной из лап схватил за хвост грифа.


Извивающееся тело тигра пронзено рогом яка. Наружная поверхность пластины отделана резцом. Уши и глаза всех животных, крылья грифа, ноги и ноздри яка со вставками бирюзы.


На обратной стороне отпечаток ткани шторного переплетения со счётом нитей 14x16 в квадратном сантиметре (рис. 26 в тексте). Для прикрепления к одежде припаяны три проволочных ушка, выступающих на 7 мм над краями пластины: два — у наружного края и одно — у внутреннего.


Эрм. № 1727 — 1/3. Вес 327,8 г.



Рис. 5. Литая ажурная пластина-застёжка (левая) с изображением сцены охоты на кабана. Сцена охоты происходит в лесной и горной местности, что показано изображением деревьев на заднем плане и скалы, на которой стоит горный козёл. Мчащийся всадник стреляет из лука в преследуемого им кабана. Другой охотник, сидящий на дереве, одной рукой держится за ветку дерева, а в другой руке держит повод вздыбившегося осёдланного своего коня.


На противоположном конце пластины, на заднем плане, на скале — изображение горного козла с повёрнутой назад, в сторону охоты, головой. Изображение животного с высунутым языком говорит о том, что испуганный охотой козёл пробежал большое расстояние прежде, чем взобрался на скалу. Оба охотника без головных уборов, в коротких, стянутых в талии пояском куртках, в узких штанах и в мягкой обуви без подмёток, на руках браслеты. У пояса всадника висит короткий меч с длинной ручкой и крестовидной перекладиной. Сильно выгнутый лук с трёхгранным втульчатым наконечником стрелы.


Кони с подстриженной гривой, с типичными для древних гориоалтайцев уздами и мягкими сёдлами без стремян, но с высокими луками, нагрудным и подхвостным ремнями. Старый кабан-секач изображён в стремительном беге, с раскрытой пастью и огромными клыками. В глаза охотников и животных вделаны вставки чёрного стекла или камня, в остальном изображённая на пластине сцепа богато украшена вставками бирюзы и кораллов. Крючок-застёжка впаяны в тело вздыбившегося коня позади седла.


На обратной стороне хорошо различимы отпечатки грубой ткани полотняного переплетения со счётом нитей 8х12 в квадратном сантиметре. У наружного края большая скоба-ушко для прикрепления к одежде, возвышающаяся над плоскостью краёв пластины на 12 мм. Список Гагарина, № 2 (Две штуки. На обеих ловцы стреляют кабана); Mus. Petrop. стр.


185, № 29; Академ. Атл. XV, рис.


3; Эрм. № 1727 — 1/40. Вес 464.1 г.



(Открыть Табл. II в новом окне )



Рис. 1 и 3. Инкрустированные полые подвески серёг подкововидной формы, состоящие из двух спаянных половинок. На верхние их концы одеты ребристые муфточки. На лицевых поверхностях стеклянные вставки тёмно-малинового цвета, оконтуренные шариками зерни, и шесть треугольников из шариков зерни — по три шарика в каждом треугольнике.


На рёбрах вверху такие же вставки, как и на лицевых поверхностях, но каплевидной формы, оконтуренные шариками зерни, а под вставками напаяны выпуклые полушарные пластинки, также оконтуренные зернью с пирамидками в центре из четырёх шариков зерни. Снизу припаяно семь полых шариков с пирамидками из четырёх шариков зерни на каждом. Академ.


Атл. XXVI, рис. 1; Эрм. № 1727-1/196. Вес подвески 12.1 г. Серьги с подобными подвесками имелись в собрании Витзена; см. рис.


2 в тексте.



Рис. 2. Ажурная пластина такая же, как и те, что представлены на таблице IX. 7 и 8.


В данном экземпляре сохранились все четыре заклёпки со шляпками на углах. Эрм. № 1727-1/153. Bec 45.7 г.



Рис. 4. Поясная литая, ажурная пряжка, состоящая из двух одинаковых половин: правой — застёжки без крючка, и левой — с крючком. Каждая в отдельности половина представляет собой две пары сопоставленных грифовых головок на длинной шее.


Шеи нижних головок, слившись, представляют собой сплошную дужку, а между верхними грифовыми головками помещена змея, впившаяся в шею одной из головок, которую схватил ёж. На вершине язычка-застёжки правой половины пряжки имеется гнездо, куда была вставлена бирюза. Вставки бирюзы, сохранившиеся в ячеях глаз грифовых головок, были, видимо, и в их ушах. С обратной стороны к обеим половинам пряжки были припаяны по две скобы для продевания широкого ремня.


Список Гагарина, № 48 (Две штуки. На них обеих по две змеи); Mus. Pctrop. стр. 187, № 48; Академ. Атл.


XXI, рис. 1; Эрм. № 1727-1/30 и 1/31. 89.7 и 81.5 г.



(41/42)



Рис. 5. Ажурная литая пластина-застёжка (правая) с изображением в рамке сцены нападения мифического волка и орлиного грифона на «короткогривого льва». Центральная фигура — поверженный и припавший на все четыре лапы с поджатым хвостом лев — атакован фантастическими животными.


Грифон одной из передних лап вцепился в круп льва, а клювом схватил его за спину. Волк пастью и передней лапой вцепился в холку льва, а лев, задней лапой схватив переднюю лапу волка, в свою очередь, впился ему в горло.



Форма тела льва и когти лап подчёркнуты ячеями со вставками бирюзы. В изображении волка характерно наличие грифовых головок на кончике носа, вдоль шеи и на кончике задранного кверху хвоста. Впадины глаз и уха грифов, ячеи на теле и на когтях лап грифона и волка заполнены вставками бирюзы.


В глазной впадине были вставки чёрного стекла или камня. Для грифона характерна трактовка крыла с перьями, загнутыми вперед и кверху. Наружная поверхность подверглась отделке резцом. Список Гагарина, № 4 (Две штуки.


На обоих змеи с финифтью); Mus. Petrop. стр. 186, № 41 (Duae bracteae certamen draconum cum aliis animalibus incognitis exhibentes); Эрм. № 1727-1/159. Bec 223.3 г.



Рис. 6. Серьга состоит из проволочного кольца с двумя петлями внизу, к которой припаяна ячейка со вставкой бирюзы. Ячейка сделана из овальной пластинки с припаянным к ней бортиком. На петлях висят парные подвески следующего устройства.


Тонкая проволочка на нижнем конце завязана узелком и затем продета сквозь шаровидную жемчужную бусину, далее сквозь грушевидную бусину из альмандина, просверленную с двух сторон, и, наконец, снова сквозь жемчужную бусину. На расстоянии 11-12 мм от этой последней бусины проволочка дважды продета сквозь петлю серьги, после чего спускается вниз, винтообразно оплетая проволочку вплоть до верхней бусины подвески. Академ. Атл.


XXVI, рис. 21; Эрм. № 1727-1/308. Вес 6.2 г.



Рис. 7. Одна из шести литых полых подвесок в виде аксельбанта с двумя продольными прорезями. В верхнем цилиндре десять треугольных ячей со вставками бирюзы.


Круглая ячея для вставки бирюзы имеется и на нижнем конце подвески. Список Гагарина, № 38 (шесть наконечников, что девки кладут на концы волос своих); Mus. Petrop. стр. 193, № 7; Академ. Атл.


XXI, рис. 9; Эрм. № 1727-1/43. Вес 27.5 г.



Рис. 8. Одна из двух литых полых подвесок — четырехрёберная, цилиндрическая в верхней части, с раструбом и тремя прорезями в нижней половине. В верхней, цилиндрической части три узкие ячеи для вставки бирюзы, а под ней четыре треугольные ячеи для таких же вставок; такие же три ячеи со вставками бирюзы на лопастях подвески у нижнего края. Внизу для вставки бирюзы имеется круглая ячея.


Список Гагарина, № 39 (два наконечника, что бабы татарские надевают на концы кос своих); Mus. Petrop. стр. 193, № 15; Академ.


Атл. XXI, рис. 4; Эрм. № 1727-1/42. Вес 26.6 г.



Рис. 9. Литая, с наружной поверхности отделанная резцом пластина, одна из двух (левая) застёжек кафтана. В этой ажурной пластине в прямоугольной рамке из древесных веток со стреловидными листьями изображение сцепы поднявшихся друг против друга двух фантастических животных с рогатой головой козла и телом ящерицы, с растением между ними.


Характерные козлиные головы с раскрытой пастью, бородкой и подшейной гривкой. Длинный, как у ящерицы, хвост заканчивается кисточкой. Тело вывернуто.


Растение посредине — вариант ассиро-персидского древа жизни. У внутреннего края посредине рамки-бордюра напаян крючкообразный язычок-застёжка для ремня. На обратной стороне близ рамки припаяны две скобы. Пластинка богато украшена эмалью из цветной пасты.


Эрм. № 1727-1/158. Вес 354,3 г.



Таблица III. ^



(Открыть Табл. III в новом окне )



Рис. 1. Литое рельефное украшение одежды (правой полы) с изображением в центре свернувшегося в клубок оленя, передними ногами касающегося подбородка, а по окружности четыре раза повторяющейся одной и той же сцены — хищника из семейства кошачьих, напавшего на «кабана» и вцепившегося зубами в его спину (рис. 6 в тексте). «Копытцами» всех этих животных образовано кольцо вокруг свернувшегося в клубок оленя.


По наружному краю бардюр [так в тексте ] из подковообразных ячей. Бирюзовыми вставками осыпано все украшение, только глаза животного со вставками чёрного стекла или камня. Mus. Petrop. стр.


188, № 5; Академ. Атл. XXVII, рис.


5; Эрм. № 1727-1/82. Вес 167.8 г.



Рис. 2. Литая, сферической формы бляха со вставкой круглого индийского оникса в центре. По окружности изображены два ползущих рогатых волка, касающиеся кончиком носа один другого (рис. 7 в тексте).


Передние лапы волков под головою; на носу рог, а на самом кончике носа приподнятая кверху фигурка в виде запятой. В ячее глаза вставка чёрного камня, в остальных ячеях — бирюзы. На обратной стороне отпечаток ткани и припаяна перекладина-стержень для продевания ремня. Список Гагарина, № 53; Mus. Petrop. стр.


193, №. 13; Академ. Атл. XXII, рис. 15; Эрм. № 1727-1/92.


Вес 23 г. (см. табл. XXIII. 23 ).



Рис. 3. Одна из четырёх литых блях, круглая, со сферической поверхностью и большой вставкой индийского оникса в центре. По кругу изображены один за другим два рогатых крылатых волка с загнутыми кверху кончиками носа и задней лапой, закинутой на спину (рис.


8 в тексте). В ячеях глаз вставки чёрного стекла или камня, в остальных — бирюзы и кораллов. С обратной стороны ониксы закреплены тремя припаянными пластинками (табл. XXVII.


6 ). Там же хорошо различим отпечаток ткани полотняного переплетения со счётом нитей 14x14 в квадратном сантиметре (табл. XXVII. 6 ). Для прикрепления, вероятно к одежде, припаяны два ушка. Список Гагарина, № 51; Mus. Petrop. стр.


193, № 1; Академ. Атл. XXII, рис.


13; Эрм. № 1727-1/148. Вес 49.9 г.



Рис. 4. Литое ажурное кольцо с двусторонним изображением по его окружности пяти шагающих одна за другой птиц (уток). В круглых ячеях глаз чёрные вставки, в ячеях клювов, крыльев и «подгузков» вставки бирюзы и кораллов.


Список Гагарина, № 41; Mus. Petrop. стр. 187, № 47; Академ. Атл. XIX, рис.


2; Эрм. № 1727-1/27. Вес 73.2 г.



Рис. 5. Ажурная литая пластина-застёжка (правая), представляющая собой сложную композицию борьбы трёх животных из-за добычи. Жертвой этой борьбы является уже, по-видимому, мёртвое фантастическое животное с телом лошади, головой грифа и хвостом кошки с грифовой головкой на конце.


На это животное напал тигр, перехватив его горло клыкастой пастью, а одной из передних лап ухватив за заднюю ногу. Тигр воспроизведён с характерной полосатостью тела, подковообразным ухом, когтистыми лапами, с грифовыми головками на загривке и на конце хвоста. Добычу у тигра оспаривает волк, обхвативший зубами туловище фантастического зверя и схвативший передней лапой его хвост. Волк изображён с вздёрнутым кверху кончиком носа, длинным, поджатым между ног хвостом и мягкими лапами, за исключением одной передней, ухватившейся за хвост.


Над всей композицией господствует взметнувшийся крыльями гриф, вцепившийся одной лапой в голову добычи и вонзивший клюв в голову тигра. Ушастый гриф с направленными вперёд концами крыльев и с завившимся в спираль хвостом. Фигура тигра монументально статична, остальные животные изображены в энергичных движениях. Наружная поверхность обработана резцом и инкрустирована вставками бирюзы и кораллов.


Обратная сторона представлена на табл. XXVI. 5. Список Гагарина, № 3 (Две штуки.


На обеих змеи за голову поймали бобра); Mus. Petrop. (Certamen aquilae cum urso et aliis bestiis), стр. 186, № 34; Академ. Атл. XIV, рис.


1; Эрм. № 1727-1/2. Вес 528.2 г.



(Открыть Табл. IV в новом окне )



Рис. 1. Одно из четырёх литых скульптурных изображений лежащих волков с поджатыми передними и задними лапами, в позах, готовых к прыжку. Кончик носа волка вздёрнут кверху, на голове и загривке по грифовой головке, грифова головка имеется и на кончике хвоста. Украшение полое, со скобой под ним, отлитой одновременно с отливкой всей вещи. Судя по величине скобы, могло служить украшением нагрудного или другого ремня конской сбруи.


Судя по стилистическим особенностям и деталям в воспроизведении волков на табл. XXIII. 30.


31. 36 и 37. все эти вещи (числом в Сибирской коллекции десять) входили в состав одного набора конской упряжп. Отправлены Гагариным по особому списку 10 января 1716 г. (Четыре штуки небольших, на них вылиты зверьки); Mus. Petrop. стр. 193, № 1; Академ.


Атл. XXII, рис. 7; Эрм. № 1727-1/16. Вес 67.9 г.



Рис. 2. Одна из пары (правая) литых ажурных поясных или от кафтана пластин-застёжек со сценой нападения барса на фантастического рогатого зверя. Тело и голова этого зверя лошадиные, с орлиным клювом и хвостом льва, оканчивающимся грифовой головкой вместо кисточки. В конце подстриженной гривы на холке также посажена грифова головка.


Рога оленя с грифовыми головками на концах ветвей. На передней половине тела рельефное изображение грифа, на задней половине тела — головы горного барана, в клюве — головы грифа. Этот фантастический зверь монументально статичен, барс динамичен, клыкастой пастью впился в грудь фантастического зверя и изображённого на его теле грифа, а передней лапой вцепился в лапу зверя. Наружная поверхность пластины отполирована, не отделана резцом. На обратной стороне (табл.


XXVII. 1 ) видны отпечатки очень грубой ткани полотняного переплетения со счётом нитей 5х9 в 1 см 2 (рис. 26.


г в тексте), припаяны два ушка-петли (под крупом и клювом фантастического зверя), выступающие над поверхностью пластины на 8 мм. Эрм. № 1727-1/13. Вес 203.3 г. Доставлена из Верхнеудинска в 1844 г.



(42/43)



Рис. 3. Ажурная литая пластина-застёжка (левая), парная представленной на табл. I. 4.


Отличается от последней наличном у внутреннего края пластины круглого отверстия, в котором был впаян шпенек-застёжка. Пластина имеет излом по верхнему борту, починенный вставленной с наружной поверхности скобой, а с обратной — напаянной пластиной. На обратной стороне четыре ушка.


Эрм. № 1727-1/4. Вес 292.4 г.



Рис. 4. Круглая литая бляха, по всей вероятности украшение конской узды с горельефным изображением сцены нападения барса на лося с клювом грифа. После отливки наружная поверхность отделана резцом.


На обратной стороне припаяна перекладина-стержень для продевания ремня. Mus. Petrop. стр.


193, № 2; Академ. Атл. XXII, рис.


5; Эрм. № 1727-1/29. Вес 28.6 г.



Рис. 5. Литая ажурная пластина-застёжка (правая), парная представленной на табл. I. 5 и отличается только отсутствием крючка-застёжки на наружной поверхности.


Обратная сторона представлена на табл. XXIV. 4.


Список Гагарина, № 2; Mus. Petrop. стр. 185, № 29; Академ. Атл.


XV, рис. 3; Эрм. № 1727-1/69. Вес 495.2 г.



(Открыть Табл. V в новом окне )



Рис. 1. Литая ажурная пластина с двойным изображением передней половины тела тигра, схватившего за передний горб верблюда, в свою очередь вцепившегося в переднюю лапу тигра. Эта сцена повторяется дважды, образуя как бы одного тигра с двумя головами и двумя парами передних лап.


Фигура тигра непропорционально велика по сравнению с размерами верблюда. Хорошо переданы полосатость тигра, мощные когтистые лапы, ухо. У двугорбого с коротеньким хвостом верблюда чётко намечена подшейная гривка.


На заднем плане изображение дерева. Обратная сторона представлена на табл. XXVI. 1. Mus.


Petrop. стр. 186, № 39; Академ. Атл. XV, рис.


6; Эрм. № 1727-1/14. Вес 150.2 г.



Рис. 2. Одна из трёх (правых) ажурных литых пластин с изображением борьбы тигра с верблюдом. Непропорционально большая по сравнению с верблюдом фигура тигра выполнена с резко подчёркнутой полосатостью тела и когтистыми лапами. Двугорбый верблюд изображён с шейной и подшейной гривкой, с задранным кверху коротеньким хвостом.


Тигр вцепился в передний горб верблюда, а этот последний схватил за ногу тигра. На заднем плане изображено дерево. Вся сцена статична. На обратной стороне отпечаток ткани полотняного переплетения 13х16 нитей в 1 см 2. Mus. Petrop. стр.


186, № 36; Академ. Атл. XV, рис.


1; Эрм. № 1727-1/15. Вес 87.7 г.



Рис. 3. Одна из двух (левых) ажурных литых пластин, таких же как и представленная на рис. 2 данной таблицы. На обратной стороне (табл. XXIV.


1 ) отпечаток ткани полотняного переплетения со счётом нитей в 1 см 2 26х26. Mus. Petrop. стр.


186, № 38; Академ. Атл. XV, рис.


2; Эрм. № 1727-1/18. Вес 82.2 г.



Рис. 4. Литое рельефное украшение одежды (левой полы), парное представленному на табл. III. 1. дано в ракурсе. Mus.


Petrop. стр. 188, № 5; Академ. Атл. XXVII, рис.


5; Эрм. № 1727-1/83. Вес 168.82 г.



Рис. 5. Ажурная литая пластина-застёжка, парная (левая) представленной на табл. III.


5. Список Гагарина, № 3; Mus Petrop. стр. 186, № 34; Академ. Атл.


XIV, рис. 1; Эрм. № 1727-1/1. Вес 516.9 г.



(Открыть Табл. VI в новом окне )



Рис. 1. Массивная бляха в виде свернувшейся в кольцо львицы. Ухо, глаз, рот и нос, хвост, а также концы лап имеют углубления гнёзда, которые были заполнены пастой. Два верхних гнезда на хвосте образованы припаянными колечками (техника филиграни), остальные гнёзда после отливки бляхи были сквозными и с обратной стороны на них были наложены и припаяны золотые пластинки, что хорошо видно на фотографии.


С обратной стороны (см. табл. XXVI. 2 ) припаяны три ушка из свернутой в кольцо широкой пластинки; концы этих ушек сходятся, но не соприкасаются между собой.


Список Гагарина, № 12 (Змея согнулась); Mus. Petrop. стр. 187, № 51 (Bractea monstri figurant referons); Академ. Атл.


XV, рис. 5; Эрм. № 1727-1/88. Вес 221.2 г.



Рис. 2. Голова самца благородного оленя, как бы издающего крик, с открытым ртом, литая, полая. Правая и левая половины этой головы были отлиты самостоятельно и затем спаяны. Гнёзда глаз, ноздрей, нижних челюстей, ушей, в основании рогов и на темени были заполнены вставками самоцветов или пасты. Голова эта насаживалась на какое-то древко.


Mus. Petrop. стр. 193, № 2; Академ.


Атл. XXII; рис. 1; Эрм. № 1727-1/141.


Вес. 24.9 г.



Рис. 3. Одна из двух (правая) парных литых пластин-застёжек кафтана с изображением схватки тигра с мифическим волком. Волк пастью схватил шею тигра, а передними лапами вцепился в загривок и лапу тигра.


Тигр, в свою очередь, захватил пастью переднюю лапу волка, а когтями передней лапы вцепился в заднюю лапу волка. Полосатый тигр изображён со складками на верхней губе, дугообразными ушами и когтистыми лапами. У волка вдоль по шее и на конце загнутого кверху хвоста изображены грифовы головки.


В грубо переданных формах тела чувствуется движение и энергия напряженной мускулатуры. На обратной стороне отпечаток плотной шерстяной ткани, нити которой неразборчивы. В процессе изготовления вместе с пластиной отлиты и стержни, на которые напаяны верхние перекладины, и таким образом получены прямоугольные ушки для прикрепления пластин к одежде. Таких ушка два, выступающих на 5 мм над поверхностью краёв пластины, у коротких сторон пластины. Список Гагарина от 10 января 1716 г. (Две бляхи большие, на них вышиты львы), Mus.


Petrop. стр. 186, № 32 (Certamen leonis cum hippopotamo); Академ. Атл.


XIV, 4; Эрм. № 1727-1/12. Вес 566.3 г.



Рис. 4. Пластина-застёжка, парная (левая) изображённой на рис. 3 данной таблицы; стрежни-штифты, отлитые на обратной стороне, не использованы для ушек. Для прикрепления к одежде служили две пары отверстий.


Mus. Petrop. стр. 186, № 32; Академ. Атл.


XIV, 4; Эрм. № 1727-1/11. Вес 526.7 г.



Таблица VII. ^



(Открыть Табл. VII в новом окне )



Рис. 1. Литая ажурная пластина-застёжка (правая) с изображением расположившихся под деревом двух мужчин и женщины. Один из мужчин сидит, поджав ноги, и держит за чумбур двух осёдланных лошадей; другой мужчина лежит, положив голову на колени сидящей женщины в высоком головном уборе.


Лошади с подстриженными гривами, заплетёнными хвостами, в уздах и с мягкими седлами, снабженными нагрудным и подхвостным ремнями. На дереве висит горит с луком и стрелами, а также, повидимому, и меч. Стрелы оперённые. Для прикрепления к одежде на обратной стороне пластины отлиты два ушка с небольшими отверстиями, возвышающимися над поверхностью пластины на 8 мм: одно — под третьей с края ногой лошади и другое — под верхним краем горита. Список Гагарина, № 1 (Две штуки.


На них под деревом человек держит две лошади); Mus. Petrop. стр. 185, № 30 (Arbor ex qua pharetra sagittis grauida pendent, et quicscentes equites exprimuntur); Академ. Атл.


XIV, рис. 3; Эрм. № 1727-1/161. Вес 459.3 г.



Рис. 2. Массивная, литая пластинка, в прямоугольной рамке которой изображение стоящего на задних лапах рогатого льва впрямь, с открытой пастью и головой грифа вместо кисточки на конце приподнятого кверху хвоста. На обратной стороне (табл. XXIV. 4 ) — отпечатки ткани полотняного переплетения.


Эрм. № 1727-1/28. Вес 25.3 г.



Рис. 3. Браслет из проволоки с припаянными на её концах фигурками «львов», судя по намекам на изображение гривы и по кисточкам на конце хвоста. Фигуры зверей с непропорционально большой головой не проработаны в деталях. Своеобразная деталь — раздвоение хвоста с изображением его с двух сторон на проволоке браслета.


Эрм. № 1727-1/29. Вес 97.25 г.



Рис. 4. Браслет из проволоки в три спирали с особо отлитыми и припаянными к концам проволоки головками баранов. Эрм. № 1727-1/66.


Вес. 82.75 г.



Рис. 5 и 6. Две подвески из четырёх литых полых подвесок с изображением волка или собаки, вцепившейся в горло горного козла. Козёл с вывернутой задней половиной тела (рис. 27 в тексте). Mus.


Petrop. стр. 193, № 10; Академ. Атл. XXI, рис.


5; Эрм. № 1727-1/23 и 1/25. Вес 48.32 и 45.1 г.



Рис. 7. Литая ажурная пластина-застёжка (левая), парная представленной на рис. 1 данной таблицы. Обратную сторону см. на табл. XXIV.


3. Список Гагарина, № 1; Mus. Petrop. стр. 185, № 30; Академ.


Атл. XIV, рис. 3; Эрм. № 1727-1/162. Вес 464,7 г.



Таблица VIII. ^



(Открыть Табл. VIII в новом окне )



Рис. 1. Ажурная литая пластина-застёжка (левая), парная представленной на табл. II. 5.


Отличается от последней наличием у внутреннего края пластины круглого отверстия, в котором был впаян шпенек-застёжка. Пластина имеет излом по верхнему борту, починенный вставленной с наружной поверхности скобой, а с обратной — напаянной пластиной. На обратной стороне (табл. XXVI.


3 ) четыре ушка. Список Гагарина, № 4; Mus. Petrop. стр.


186, № 41; Эрм. № 1727-1/160. Вес 197.4 г.



Рис. 2. Круглая бляха с изображением волков и вставкой индийского оникса в центре, подобная изображенной на табл. III.


3. Эрм. № 1727-1/149. Вес 54.9 г.



Рис. 3. Литая пластина с изображением мифического «волка» с когтистыми лапами. Вдоль шеи и на кончике хвоста посажены грифовы головки.


Сообразно требованиям заданной формы пластины её нижний угол (под мордой) заполнен изображением трёх грифовых головок. Одна из парных (правая) была (как и левая),



(43/44)



по всей вероятности, укреплена на кафтане на месте его застёжки. На обратной стороне (табл. XXV. 1 ) отпечаток грубой ткани полотняного переплетения со счётом нитей 20x20 в 1 см 2 (рис.


25. в в тексте). Петли для прикрепления к одежде отсутствуют.


Эрм. № 1727-1/19. Вес 173 г.



Рис. 4. Такая же пластина (левая). Эрм. № 1727-1/20. Вес 193 г.



Рис. 5. Одна из двух (правая) парных ажурных пластин-застёжек в узкой рамке с изображением лошади, на которую напал тигр. Тигр передними лапами и зубами впился в шею лошади.


Конь с поникшей головой под натиском зверя пал на колени. Работа примитивная, фактура незакончена. Обращает на себя внимание орнамент на плече и бедре коня, подчёркнутые рёбра и щётки на ногах, а также завитый хвост. Примитивно передана полосатость тигра.


Наружная поверхность подработана резцом и сглажена. Обратная сторона представлена на табл. XXVII.


7. Список Гагарина, № 18 (Две штуки. На них обеих змея ест лошадь); Mus.


Pctrop. стр. 186, № 35; Эрм. № 1727-1/21. Вес 77.8 г.



Рис. 6. Литая пластина (левая), парная представленной на рис. 5 данной таблицы. Список Гагарина, № 18; Mus. Pctrop. стр.


186, № 35; Эрм. № 1727-1/22. Вес 68.3 г.



Рис. 7. Литая, ажурная пластина-застёжка (правая) с изображением коня, поражённого рогатым и крылатым львиным грифоном. Грифон перегрыз холку коня, а когти передних лап вонзил в его шею и спину. Конь, касающийся головой земли, припал на передние ноги, задняя половина тела лошади вывернута. Вывихом тела передана гибкость фигуры грифона.


Характерными деталями в изображении коня являются: стилизованное с завитком у основания оформление ушей — такое же, как у грифона; коротко подстриженная грива и пышный хвост; кружок между двумя треугольниками на бедре и кружок с треугольником на плече; верёвочный орнамент по хребту. Характерные детали в оформлении грифона: кольчатость рогов с шариками на концах; условная передача крыла с перьями, концами направленными вперед; листовидная форма кисточки на конце хвоста, поджатого между ног; кружок между треугольниками на бедре и веревочный орнамент вдоль тела по хребту. Наружная сторона тщательно обработана резцом. В ячеях были вставки.


Эрм. № 1727-1/5. Вес 155.9 г.



Рис. 8. Литая, ажурная пластина-застёжка (левая), парная представленной на рис. 7 данной таблицы.


Отличается от правой наличием крючка-застёжки у внутреннего края на теле грифона. Эрм. № 1727-1/6. Вес 151.2 г.



(Открыть Табл. IX в новом окне )



Рис. 1. Одна из двух (правая) поясных или от кафтана пластин-застёжек с изображением в рамке сцены нападения змеи на волка. Змея обвилась вокруг тела припавшего на все лапы волка с поджатым хвостом, оканчивающимся кисточкой. Литьё грубое, наружная поверхность не подверглась последующей обработке резцом, а наблюдающаяся на ней заполированность — результат длительного употребления этой пластины; хотя этот предмет без инкрустации, ухо — с ячеёй, а задние лапы и кончик хвоста отлиты так, как будто бы они инкрустированы. На обратной стороне отпечаток грубой ткани полотняного переплетения со счётом нитей 16х18 в 1 см 2 (рис.


25. в в тексте). Над желобком рамки посредине её короткого (наружного) края припаян листок золотой пластинки, и таким образом получено ушко для прикрепления пластины. Для прикрепления же (продевания) ремня у широкой стороны, между носом волка и деревом, проделано правильное круглое отверстие.


Список Гагарина, № 10 (Две штуки долгие. На обеих кабан ест змею); Mus. Petrop. стр.


186, № 42 (Certamen hippopotami et serpcntum references); Эрм. № 1727-1/7. Beс 180.1 г.



Рис. 2. Парная изображённой на рис. 1 данной таблицы (левая) пластина-застёжка. Отличается от предыдущей более чётким выполнением ветки дерева между головами волка и змеи.


Обратная сторона представлена на табл. XXV. 3.


Список Гагарина, № 10; Mus Petrop. стр. 186, № 42; Эрм. № 1727-1/8. Вес 234 г.



Рис. 3. Браслет проволочный в семь спиралей с припаянными к концам литыми изображениями зверей из семейства кошачьих. Эрм. № 1727-1/54.


Вес 413.1 г. Дублетный ему браслет — Эрм. № 1727-1/54. Bec 418.1 г.



Рис. 4 и 5. Изображения зверей, которые припаяны на концах проволоки браслетов. Эрм. № 1727-1/54.



Рис. 6. Литая, с наружной поверхности отделанная резцом, пластина-застёжка кафтана, парная (правая) изображенной на табл. II. 9. Отличается от последней отсутствием язычка-застёжки.


Эрм. № 1727-1/157. Вес. 353.1 г.



Рис. 7 и 8. Две из шести ажурных литых пластин с изображением в прямоугольной рамке из древесных ветвей со стреловидными листьями сцены поднявшихся один против другого двух фантастических животных с рогатой головой козла и телом ящерицы. Композиция сходна с таковой в пластинах, представленных на таблице II.


9 и на данной таблице, 6 ; только клыкастые пасти козлов здесь соприкасаются между собой, а вместо дерева между фигурами животных помещена трёхлепестковая веточка. Пластины богато украшены вставками бирюзы с сердоликом. Для прикрепления к ремню, по всей вероятности пояса, а возможно и по борту кафтана, в углах пластин имеются отверстия, в которых были вставлены заклёпки со шляпками полушарной формы. Обратная сторона представлена на табл.


XXV. 2. Эрм. № 1727-1/151 и 1/152. Вес 42.93 и 43.55 г.



(Открыть Табл. X в новом окне )



Рис. 1. Один из концов браслета из толстой проволоки, представляющий литое изображение «волка» с поджатыми под нижнюю челюсть передними лапами и вытянутыми назад задними. На кончике носа посажена головка грифа. Непрерывный ряд из восьми грифовых головок изображён от головы до хвоста вдоль всего тела. Две грифовы головки и на конце хвоста.


Эрм. № 15243. Вес 179.9 г. Найдено в 1907 г. в местности Дуздак, б. Сыр-Дарьинской области вместе с браслетом, изображённым на табл. XII. 2 .



Рис. 2. Изображение конца проволочного браслета из шестнадцати спиралей. Голова оленя с шеей и поджатыми рогами в пасти «собаки», изображённой в традиционной позе с передними лапами под шеей и с задними, поджатыми под туловищем. «Собаку» эту схватил за хвост «рогатый волк», изображённый в той же позе, но с вытянутыми назад лапами и длинным хвостом. Из-под хвоста «волка» показалась фигура второй собаки», головой обращённой в противоположную сторону, держащей в пасти проволоку браслета.


Эрм. № 1727-1/56. Вес 859.5 г.



Рис. 3. Шейная гривна из толстой проволоки в три кольца с литыми изображениями лежащей фигуры льва. Львы воспроизведены с характерными складками на верхней губе, с передними лапами под головой, поджатыми задними и с изображением головки грифа на конце хвоста.


Фигуры инкрустированы вставками бирюзы, глаза — из чёрного стекла. Эрм. № 1727-1/58. Вес 1112 г.






Татарская электронная библиотека: Сабиров Равиль: Татарско-русский полный учебный словарь

Татарско-русский полный учебный словарь



келә сущ 1. крючок 2. запор, щеколда, затвор



келәй сущ клей



келәйләү гл клеить, приклеить, намазать клеем



келәймә сущ клеймо (печать и знак)



келәм сущ прям ,перен ковёр // ковровый



келәмче сущ ковровщик



келәнчел сущ бот пролеска



келәт сущ амбар; клеть



келәтче сущ кладовщик



келәү йорты сущ молельня



келәшчә сущ клещи



келтерәү гл дребезжать, трястись с лёгким звуком



келт - келт подр тик-тик, тик-так



келтер - келтер подр звукоподражание дрожанию лёгких предметов



кем мест кто ( кемнең кого, кемгә кому, кемне кого, кемнән от кого, кемдә у кого)



кемдер мест кто-то; некто



кемнеке мест чей



кемсә 1. мест кто-то 2. сущ человек



кендек сущ 1. пуп, пупок // пупочный 2. сердечник (у телеги) 3. тех стержень, шкворень 4.перен центр # Ул дөнья кендеге түгелдер бит! – Он же не пуп земли!



кенә част см генә



кенәгә сущ книга (конторская)



кенәри сущ канарейка // канареечный



кенәри үләне сущ бот канареечник



кер сущ 1. одежда, бельё (подлежащее стирке или выстиранное) 2. грязь (на одежде, бельё и на теле) 3.перен грязь, безнравственность, бесчестность



керән сущ хрен // хреновый



керәнләү гл заправлять хреном



керәч сущ фарфор, фаянс, изразец // фарфоровый, фаянсовый, изразцовый



керәшен сущ этногр крещёный татарин



керәшә сущ зоол береговая ласточка, касатка



керделе - чыктылы пр 1. зигзагообразный; неровный 2.перен неустойчивый, беспринципный



керем сущ 1. доход, приход 2. поступление 3. приход (графа)



керем - чыгым сущ приход и расход



кереш I сущ введение, вступление, предисловие // вступительный, вводный



кереш II сущ 1. тетива 2. лучок, смычок (для льна)



керешү I гл 1. начинать, начать 2. браться, взяться, приниматься, приняться, приступать, приступить [] кереш-ергә, керешәбез, кереште, керешер – керешмәс



керешү II гл 1. сваляться (о шерсти) 2. смешиваться, смешаться; скрещиваться 3. окрашиваться; впитываться (в ткань)



керләндерү гл грязнить, загрязнять, загрязнить



керләнү гл грязнеть, загрязняться, загрязниться



керләнүчән пр пачкающийся, маркий



керле пр грязный, нечистый (бельё, тело)



керпе сущ 1. ёж // ежовый 2. воен ёж



керпеләнү гл становиться колючим, ершиться



керсез пр 1. не грязный, чистый (бельё, тело) 2.перен чистый, искренний



керсезлек сущ 1. чистота, незагрязнённость 2.перен чистота, искренность



кертү гл 1.в разн зн вводить, ввести 2. впускать, впустить 3. допускать, допустить 4. заводить, завести 5. вносить, внести; включать, включить 6. проводить, провести (телефон) 7. делать, сделать 8. устраивать, устроить 9. парить, мыть [] керт-ергә, кертәбез, кертте, кертер – кертмәс



кетр - керт подр хруст-хруст



керү 1.в разн зн входить, войти, заходить, зайти, въезжать, въехать, заезжать, заехать 2. вступать, вступить; поступать, поступить 3. залезать, залезть, влезать, влезть (ограбить) 4. начинаться, начаться (о месяце) 5. вмещаться, вместить 6. делаться, сделаться 7. в зн вспом гл переводится приставками в-, за- и обозначает действие, направленное вовнутрь [] кер-ергә, керәбез, керде, керер – кермәс



керфек сущ ресница // ресничный



керфекле пр ресничный



керчән пр маркий, пачкающийся



кершән сущ пудра



кесә сущ 1.в разн зн карман, кармашек // карманный 2.перен богатство, деньги



кесәл сущ кисель // кисельный



кетердәвек пр хрустящий



кетердәтү гл есть с хрустом; хрустеть



кетердәү гл хрустеть, производить (произвести) хрустящий звук



кети - кети сущ щекотка



кеткелдәү гл хихихкать



кет - кет подр хи-хи



кетәк сущ курятник; птичник



кеткелдек сущ хохотун, хохотушка, хохотунья



кече пр 1. маленький, малый 2. младший 3. младший (по положению)



кечек пр см кече



кечелекле пр почтительный; выражающий почтение



кечерәйткеч сущ уменьшитель // уменьшительный



кечерәйтү гл 1. уменьшать, уменьшить, делать (сделать) меньше 2.перен умалять, умалить



кечерәю гл 1. уменьшаться, уменьшиться, становиться меньше 2.перен умаляться, умалиться, падать, упасть (авторитет) [] кечерәергә [кечерәй], кечерәябез, кечерәйде, кечерәер – кечерәймәс



кечкенә пр 1.в разн зн маленький, незначительный, небольшой 2. в знач сущ маленький, малыш 3. сущ мат малая 4. в ложн сл переводится компонентами мало-, мелко-



кечкенәдән нар с малых лет; сызмала



кечкенәлек сущ малость, незначительность



кечкентәй пр малюсенький, очень маленький



кечкети пр см кечкентәй



кеш сущ соболь // соболиный



кешән сущ путы (для лошади)



кешәнләү гл путать, треножить, стреноживать, стреножить



кеше сущ 1. человек // человеческий // людской 2. лицо, личность; субъект 3. душа, человек (при счёте) 4. чужой, посторонний человек



кеше - кара сущ кто-нибудь, кто-либо



кешеләрчә нар см кешечә



кешелек сущ 1. человечество // человеческий 2. человечность // человеческий 3. выходной, праздничный (об одежде)



кешелекле пр человечный, гуманный, добрый



кешелеклелек сущ человечность, гуманность, доброта



кещелексез пр бесчеловечный, негуманный, жестокий



кешелексезлек сущ бесчеловечность, негуманность, жестокость



кеше - мазар сущ кеше - кара



кешенеке пр чужой (о вещи)



кешесез пр 1. безлюдный 2. необитаемый 3. без обслуживающего персонала



кешесыман пр человекообразный, человекоподобный



кешечә нар по-человечески // человеческий



кешнәү гл 1. ржать, заржать 2.перен ржать, хохотать



кештәк сущ подмышник, ластовица



ки союз что, который, как



кибаранә нар 1. высокомерно, надменно, важно, гордо 2. величаво



кибарле пр 1. высокомерный, надменный, важный, гордый 2. величавый



кибәк сущ 1. мякина // мякинный 2. перхоть 3. клоп



кибән сущ стог // стоговый



кибегү гл 1. испытывать (испытать) жажду, сильно хотеть пить 2. высохнуть, исхудать



кибенү гл обсушиваться, обсушиться; сушиться, высушиться



кибер сущ надменность



кибет сущ 1. магазин // магазинный 2. лавка // лавочный



кибетче сущ 1. продавец 2. торговец, лавочник



кибү гл 1. сушиться, высушиться, засушиться 2. сохнуть, высыхать, высохнуть, засыхать, засохнуть 3. обсыхать, обсохнуть [] кибәргә [кип], кибәбез, кипте, кибәр – кипмәс



кигезү гл см кидерү



киги сущ спица (колеса)



кидерү гл 1. одевать, одеть (кого) 2. надевать, надеть (на другого) 3. насаживать, насадить



киез сущ 1. войлок // войлочный 2. кошма // кошмовый



киезләндерү гл путать, спутать, валять, свалять



киезләнү гл спутаться, сваляться, сбиться (волосы)



киек сущ 1. дичь // дикий 2. зверь (промысловый) // звериный



киекче сущ охотник



киелгән пр ношеный; изношенный



кием сущ 1. одежда; платье, наряд // одёжный, платяной 2. верхняя одежда



кием - салым сущ верхняя одежда



киендерү гл 1.в разн зн одевать, одеть; надевать, надеть 2. наряжать, нарядить



киенү гл 1.в разн зн одеваться, одеться 2. наряжаться, нарядиться, разодеться



киенү - ясану гл наряжаться, нарядиться, принаряжаться, принарядиться, разодеться



киерге сущ 1. пяльцы 2. см киергеч



киергеләү гл натягивать (натянуть) на пяльцы; напяливать на пяльцы



киергеч сущ растяжник; пяло



киергечләү гл распялить; натягивать (натянуть) на пяло (растяжку)



киерелеп нар во всю силу, во всю мощь



киерелү гл 1.страд от киерү 2. расширяться, расшириться 3. вытягиваться, вытянуться, натуживаться



киеренке пр 1. натянутый (оотношения) 2. напряжённость



киеренкелек сущ 1. натянутость 2. напряжённость



киеренкеләндерү гл 1. создавать натянутость 2. создавать напряжённость



киеренкеләнү гл 1. становиться натянутым 2. становиться напряжённым



киереп нар широко, настежь



киертү гл см кидертү



киерү гл 1. вразн зн натягивать, натянуть, растягивать, растянуть 2. пялить, напяливать, напялить, натягивать, натянуть 3. расправлять, расправить 4. напрягать, напрячь, натуживать, натужить (мускулы); выпячивать, выпятить (грудь); выставить, выставлять (живот) [] киер-ергә, киерәбез, киерде, киерер – киермәс



киҗе сущ 1. хлопчатобумажная пряжа, нить // хлопчатобумажный 2. красная хлопчатобумажная пряжа



киҗеле пр вытканный с красной хлопчатобумажной пряжей



киҗе - мамык пр хлопчатобумажный



кизәк сущ кизяк // кизяковый



кизәнү гл прям ,перен замахиваться, замахнуться



кизләү сущ родник



кизү сущ 1. дежурство 2. дежурный



кизү сущ эпидемия, мор



кизүлек сущ дежурство



кикерек сущ отрыжка



кикрик сущ гребешок, гребень (у птиц)



кикрикүк подр кукареку



киләп сущ 1. сновальня, сновалка, сновальный стан // сновальный 2. моток



киләпләү гл мотать на сновальню (пряжу)



киләсе пр 1. предстоящий, будущий 2. последующий, следующий



киләчәк пр будущий, предстоящий, грядущий // будущее



килбәт сущ телосложение, стан, фигура; внешность



килбәтле пр стройный, статный, красивый



килбәтлелек сущ стройность, статность; красота



килбәтсез пр 1. безобразный, некрасивый, нескладный; нестройный 2. несуразный



килбәтсезлек сущ 1. безобразность, нескладность, нестройность 2. несуразность



килгән - киткән пр приезжие, заезжие



килде - китте пр 1. слегка тронутый; сумасбродный (о человеке) 2. плохой, неважный (об изделиях) 3. неважный, незначительный; нехороший



киделе - киттеле пр см килде-китте



киле сущ ступа, ступка



килем - китем сущ гости, приезжие



килен сущ 1. сноха, невестка 2. молодуха, молодая женщина (замужняя)



килендәш сущ сноха (жена брата по отношению к жене другого брата)



килер - киртә сущ 1. снохи, невестки 2. молодухи



килеш I сущ линг падеж // падежный



килеш II сущ облик, внешний вид, наружность



килешү I гл 1. мириться, помириться 2. ладить, поладить 3. договариваться, договориться, сговариваться, сговориться 4. соглашаться, согласиться 5. сторговаться; сходиться (в цене) 6. этногр сговариваться, сговориться (о невесте)



килешү II гл 1. быть к лицу, идти, подходить, подойти 2. нравиться, понравиться; подходить, подойти 3. помогать, идти на пользу



килеш - килбәт сущ наружность, внешний вид, облик



килешле пр 1. красивый, симпатичный, подходящий, аккуратный // красиво, симпатично, аккуратно 2. уместный, подходящий, приличный, пристойный // прилично, уместно, пристойно # Ул безгә килешле күренде. – Он нам показался симпатичным



килешли нар попутно, мимоходом, по пути



килешмәгән пр непристойный, неприличный



килешмәүчән пр непримиримый



килешмәүчәнлек сущ непримиримость



килешсез пр 1. некрасивый, несимпатичный, нескладный 2. неприличный, несуразный; неуместный, неподходящий



килешсезлек сущ 1. некрасивость 2. неприличность, непристойность, несуразность



килештереп нар складно (говорить), красиво, нарядно (шить)



килештерү I гл 1. мирить, помирить, примирять, примирить 2. согласовывать, согласовать



килештерү II гл 1. сладить, хорошо устроить; расправиться 2. делать подобным (похожим) 3. подражать, притворяться, притвориться (умело) 4. нравиться, понравиться, одобрить



килешүчән пр сговорчивый, покладистый



килешүчәнлек сущ 1. сговорчивость, покладистость 2. полит соглашательство, примиренчество // примиренческий



килмешәк сущ пришелец



килү гл 1.в разн зн приходить, прийти, прибывать, прибыть, явиться 2. приезжать, приехать, ехать 3. подойти, подходить 4. настать, приходить, прийти (о времени) 5. поступать, поступить (товар) 6. доноситься, донестись (звук) 7. весить, тянуть, потянуть (о весе) 8. приходиться, падать (на долю) 9. идти, течь, сочиться 10. податься, подаваться 11. происходить, произойти; возникать, возникнуть (о причине ) 12. в сочетании с глагольной формой на –сы переводится глаголами хотеть, хочется 13. в знач вспом гл переводится приставкой при- и наречиями постоянно, регулярно и обозначает 1) направление действия ко кому-л, чему-л 2) регулярное действие [] кил-ергә, киләбез, килде, килер – килмәс



ким нар 1. неполно, недостаточно // неполный, недостаточный 2. меньше // меньший



кимек сущ мозговая кость



кимендә нар по меньшей мере, самое меньшее



кимерү гл 1. грызть, обгрызать, обгладывать, обглодать 2. точить, грызть (о мышах) 3.перен мучить, точить, грызть 4.перен жить за счёт; красть, воровать



кимерүче сущ зоол грызун



кимерчәк сущ хрящ // хрящевый



киметү гл 1. уменьшать, уменьшить, убавлять, убавить, сбавлять, сбавить 2. снижать, снизить 3. мат вычитать, вычесть; уменьшать, уменьшить 4.перен умалять, умалить [] кимет-ергә, киметәбез, киметә, киметер – киметмәс



киметүче сущ мат вычитаемое



кимлек сущ 1. недостаточность, нехватка 2. недостаток, недочёт



кимсенү гл считать себя униженным, хуже других



кимсенүле пр униженный, оскорблённый



кимсетү гл 1. унижать, унизить, умалять, умалить, принижать, принизить, ущемлять, ущемить 2. третировать, оскорблять, оскорбить



кимсетүле пр унизительный, оскорбительный, пренебрежительный



кимү гл 1. уменьшаться, уменьшиться, убавляться, убавиться 2. снижаться, снизиться, понижаться, понизиться 3. спадать, спасть, убывать, убыть [] киме-ргә, кимибез, кимеде, кимер – кимемәс



кимүче сущ мат уменьшаемое



ким - хур булу гл 1. быть хуже других 2. опозориться



ким - хурлык сущ 1. унижение 2. позор



кимчелек сущ 1. недостаток, недочёт, пробел, упущение, погрешность 2. дефект, изъян, порок 3. бедность, нужда



кимчелекле пр 1. имеющий недостатки, с недостатком 2. дефектный, с изъяном



киная сущ 1. иносказание, намёк, ирония 2. лит аллегория



кинаяләп нар иносказательно, обиняком



кинаяле пр 1. иносказательный; иронический 2. лит аллегорический



кинә сущ 1. злоба, злопамятность 2. чувство мести



кинәле пр злобный, злопамятный



кинәндерү гл 1. радовать, обрадовать 2. давать вдоволь; насытить



кинәнеч сущ отрада, радость



кинәнү гл 1. радоваться, обрадоваться 2. получать удовольствие; наслаждаться, насладиться



кинәсезлек сущ незлопамятность, незлобивость



кинәт нар 1. внезапно, вдруг, неожиданно 2. скоропостижно



кинәтлек сущ 1. внезапность, неожиданность 2. скоропостижность



кинәттән пр см кинәт



кинәчел пр см кинәле



киндер сущ 1. конопля // конопляный 2. холст, полотно; холстина // холстинный, полотняный, холщёвый



киндер чыпчыгы сущ зоол коноплянка



киндераш сущ 1. конопля // конопляный 2. конопляное семя



киндерә сущ бечёвка, шнур



киң пр 1.в разн зн широкий // широко 2. обширный, просторный 3.перен широкий, обширный, широкомасштабный 4. большой, мешковатый (об одежде) 5. в сложн сл переводится компонентом широко-



киңәйтү гл 1.в разн зн ширить, расширить 2. увеличивать, увеличить 3. растянуть, раздать 4. распространять, распространить 5.перен развивать, развить, расширять, расширить



киңәш сущ 1. совет 2. наставление 3. совет, совещание // совещательный



киңәшләшү гл 1. советоваться, посоветоваться, консультироваться 2. совещаться, посовещаться



киңәшле пр согласованный, сделанный согласно совета



киңәшмә сущ совещание



киңәштәш сущ советчик



киңәшү гл см киңәшләшү



киңәшче сущ советчик; консультант



киңәю гл 1. шириться, расширяться, расшириться 2. увеличиваться, увеличиться 3. растянуться, раздаваться, раздаться 4. распространяться, распространиться 5.перен развиваться, развиться, расширяться, расшириться



киңәючәнлек сущ расширяемость



киңлек сущ 1.в разн зн широта 2. ширь, простор, раздолье 3. геогр широта // широтный



киңсу пр широковатый



кипкән пр 1. сухой 2. высохший, обсохший 3. сушёный, засушенный, высушенный 4. чёрствый, зачерствевший 5. сухой, запёкшийся 6.перен тощий, исхудалый



кипкәнче нар досуха



киптергеч сущ 1. с-х сушильня, сушилка 2. промокашка, пресс-папье



киптерү гл 1.в разн зн сушить, высушивать, высушить, засушивать, засушить, обсушивать, обсушить, просушивать, просушить 2. промокать, промокнуть 3.перен иссушить



киптерүче сущ сушильщик



кипшенү гл подсыхать, подсохнуть



кипшертү гл подсыхать, подсохнуть



кипшү гл см кипшенү



кирәгенчә нар 1. как следует, в должной степени 2. в нужном объёме, сколько требуется



кирәгү гл быть необходимым, стать необходимым



кирәк предик сл 1. надо, нужно, необходимо, надобно // нужный, необходимый, надобный 2. сущ необходимость, надобность 3. сущ необходимое, нужное 4. союз хоть. хоть. 5. союз и. и. 6. в составе условных форм гл и с гл булу переводится словами возможно, вероятно, по-видимому



кирәкле пр необходимый, нужный, надобный



кирәклек сущ необходимость, надобность



кирәкле - кирәксез пр ненужный, всякий



кирәкле - кирәксезгә нар 1. без причины, беспричинно; по пустякам 2. без цели, зря, бесцельно, попусту



кирәкмәгән пр ненужный, ненадобный



кирәкмәгәнлек сущ ненужность, ненадобность



кирәкмәскә нар попусту, понапрасну, зря, бесцельно



кирәксез пр 1. ненужный, ненадобный 2. напрасный, бесцельный



кирәксезгә нар см кирәкмәскә



кирәксезлек сущ ненужность, ненадобность



кирәксенү гл 1. считать нужным (необходимым), чувствовать необходимым 2. нуждаться



кирәктә нар в случае необходимости, когда надо



кирә - ярак сущ необходимые вещи, принадлежности



кирәмәт сущ 1. миф кереметь, идол, божок (место или предмет поклонений у некоторых народов Поволжья) 2.перен бедствие, несчастный случай 3.перен чудо



кире пр 1.в разн зн обратный, противоположный // обратно, назад 2.в разн зн отрицательный // отрицательно 3. упрямый, неуступчивый, несговорчивый (о человеке) 4. норовистый, своенравный 5. лит отрицательный (герой) 6. физ отрицательный (заряд) 7.линг уступительный 8. нар заново, снова 9. нар наизнанку 10. посл после



кирегә нар 1. назад, обратно, в противоположную сторону 2.перен в худшую сторону, в плохую сторону



киреләнү гл 1. упрямиться, заупрямиться, упрямствовать, упираться, упереться 2. противиться, сопротивляться



кирелек сущ упрямство, неуступчивость, несговорчивость



киресе сущ наоборот, напротив



кирле - мырлы нар 1. недружно, не согласно 2. противоречиво, бестолково (говорить)



кирпеч сущ 1.в разн зн кирпич // кирпичный 2. бубны // бубновый (в картах)



кирпечче сущ кирпичник



кирт сущ 1. рез, вырез, метка, зарубка, засечка 2. тех насечка, надрез



киртә сущ 1. жердь 2. изгородь, ограда, загородка 3. с-х загон (для скота) 4.перен препятствие, преграда, барьер



киртәләү гл 1. городить, огораживать, огородить, загораживать, загородить 2.перен преграждать, преградить 3.перен выгораживать, выгородить, ограждать, оградить



киртек сущ зарубка, засечка



киртекләү гл засекать, засечь, зарубить; делать зарубку



киртләч сущ 1. терраса // террасный 2. уступ



киртләч - киртләч пр с выступами



киртләчләү гл 1. зазубривать, зазубрить 2. делать зазубрины (надрезы, зарубки)



киртү гл засекать, засечь, зарубить, делать засечку (зарубку)



кисап сущ пест



кисәк I сущ 1.в разн зн кусок, кусочек 2.в разн зн часть 3. отрезок, лоскут 4. пачка, кусок, брусок 5. ломоть, ломтик 6.линг член 7.перен подобие; вроде



кисәк II нар см кисәктән



кисәкләтә нар куском, кусками



кисәкләү гл 1. разрезать на части 2. добить (делить) на куски



кисәкле пр 1. кусковой, брусковый 2. штучный



кисәктән нар внезапно, вдруг, неожиданно



кисәкчә сущ 1.в разн зн частица 2.линг частица (часть речи)



кисәкчә нар частично, отчасти



кисәкчек сущ в разн зн частица



кисәтмә пр предупреждение // предупредительный



кисәтмәле пр предупредительный (диктант)



кисәтү гл предупреждать, предупредить [] кисәт-ергә, кисәтәбез, кисәтте, кисәтет – кисәтмәс



кисәтүле пр предупредительный, предупреждающий



кисәү сущ головешка, обгорелое полено



кисәү гөмбәсе сущ головня (болезнь злаков)



кисек сущ 1. отрезок, обрезок // отрезанный, обрезанный, срезанный 2. мат усечённый



кисекбаш сущ зоол адамова голова (бабочка)



киселеш сущ срез, разрез



киселү гл 1.страд от кисү 2. резаться, порезаться, обрезаться, перерезаться 3. рваться, изорваться, изнашиваться, износиться 4. отрываться, оторваться 5. погибать, погибнуть, гибнуть 6. худеть, похудеть; становиться тощим



кисем сущ сечение, разрез, срез



кисемтә сущ отрезок



кисенте сущ 1.обрезок, отрезок 2. разрез, срез 3. вырубка, выруб



кисентек сущ вырубка, выруб



кисеп нар 1. на вырез (продавать дыни) 2.перен окончательно, решительно



кисеш сущ драка, резня, сеча



кисешү гл 1. взаимносовм от кисү 2. пересекаться, пересечься, скрещиваться, скреститься



кискә сущ 1. обрубок; кряж, плаха 2.перен толстый человек



кискен пр 1.в разн зн резкий, острый 2юв разн зн решительный, жестокий 3. категорический, категоричный 4. требовательный, строгий, суровый 5. напряжённый, сложный 6. смелый, решительный



кискенләштерү гл 1. обострять, обострить 2. осложнять, осложнить



кискенләшү гл 1. обостряться, обостриться 2. разозлиться, рассвирепеть, обозлиться 3. осложняться, осложниться, затрудняться, затрудниться



кискенлек сущ 1. резкость, острота 2. решительность, жестокость 3. напряжённость, сложность 4. требовательность, суровость, строгость



кискеч сущ резец // резательный, режущий



кисмә пр разрезной



кисмәк сущ кадка, кадушка; бочка // кадочный, кадушечный, бочечный // бондарный



кисмән сущ дровосек



кистереп нар резко, решительно; окончательно



кистән сущ кистень



кисү гл 1. резать, отрезать, отрезать, разрезать, обрезать 2. разрубать, разрубить, отребать, отрубить 3. пилить, распиливать, распилить 4. стричь, состригать, состричь 5. выедать, выесть, разъедать, разъесть; изъедать, изъесть 6. выкраивать, выкроить, раскраивать, раскроить 7. резать, вырезать (на операции) 8. отрез'ать, отр'езать, выделять, выделить 9. добывать, рубить (уголь) 10.перен резать (глаза) 11.перен сечь, бить, колотить 12.перен отрезать, сказать решительно 13перен сокращать, сократить 14.


перен преграждать, преградить, перерезать 15.перен препятствовать, мешать [] кис-әргә, кисәбез, кисте, кисәр – кисмәс



кисүче сущ закройщик, закройщица



китаби пр книжный



китап сущ книга // книжный



китапханә сущ библиотека



китапханәара пр межбиблиотечный



китапханәче сущ билиотекарь



китапча нар по-книжному // книжный



китапчы сущ 1. книгоиздатель 2. книготорговец



китапчылык сущ книгоиздательство; книжное дело



китән сущ полотно // полотняный



китәрү гл 1. выводить, вывести (пятно), счищать, счистить 2. брить, сбривать, сбрить, стричь, подстригать, подстричь 3.перен портить, испортить



китек пр 1. отколотый, отломанный, отломленный // черепок, осколок // зазубрина, щербина 2. сущ перен недостаток, пробел, недочёт // недостаточно, неудовлетворительно



китеклек сущ 1. отломленность 2. зазубренность, щербатость 3.перен недостаток, недочёт



кителү гл 1.страд от китү II 2. отламываться, отломиться, откалываться, отколоться



кителүчән пр ломкий; непрочный, откалывающийся



китем сущ расход



китерелмә сущ нанос // наносный



китереп нар сильно, во всю силу



китерү гл 1.в разн зн приносить, принести, приводить, привести, доставлять, доставить 2.в разн зн привозить, привезти, завозить, завезти 3. наносить, нанести 4. подводить, подвести 5. приглашать, пригласить, приводить 6. приносить, принести, родить 7. порождать, вызывать, вызвать 8. причинять, причинить, наносить, нанести 9. представлять, представить, приводить, привести (примеры) 10. мат приводить, привести [] китер-ергә, китерәбез, китерде, китерер – китермәс



китешли нар при уходе, перед уходом



китмән сущ кетмень, мотыга // кетменный, мотыжный



китмәнләү гл обрабатывать кетменём, мотыжить



китсәнә межд неужели! ну! брось ты!



китү I гл 1.в разн зн уходить, уйти, пойти; отправляться, отправиться; уезжать, уехать, поехать 2. отбывать, отбыть, выбывать, выбыть; улетать, улететь, отплывать, отплыть, улетать, улететь 3. распространяться, распространиться 4. начинаться, начаться, идти, пойти 5. продолжаться, продолжиться, затянуться 6. исчезать, исчезнуть, кончиться, блёкнуть, поблёкнуть, сходить, сойти (о красках) 7. допускать, допустить (ошибку) 8. расходоваться, израсходоваться, уходить, уйти (деньги) 9. изменяться, измениться, бледнеть, побледнеть 10. в знач вспом гл переводится приставками по-, воз-, у- и обозначает 1) действие, совершающееся с удалением от исходного объекта 2) приобретение какого-л качества в большей степени [] кит-әргә, китәбез, китте, китәр – китмәс



китү II гл откалывать, отколоть, отламывать, отломить



китче межд см китсәнә



кич сущ 1. вечер // вечерний 2. нар вечером



кичә I нар вчера



кичә II сущ 1. вечер 2. вечер (общественное собрание в вечернее время) [] Кичә әдәби кичә булды. – Вчера был литературный вечер



кичәге пр вчерашний



кичәгенәк нар вчера



кичегү гл 1. опаздывать, опоздать, задерживаться, задержаться, запаздывать, запоздать 2. вечереть, наступить (о вечере)



кичегүсез нар 1. без опоздания, своевременно 2. срочно, без задержки



кичектергесез пр незамедлительный, безотлагательный, неотложный



кичектерү гл 1. откладывать, отложить, отсрочить, просрочить 2. задерживать, задержать, оттянуть, оттягивать



кичен нар вечером



киченү гл 1. существовать, жить (в нужде) 2. удовлетворяться, удовлетвориться, довольствоваться



кичерү I гл 1. перевозить, перевезти, переправлять, переправить 2.перен переживать, пережить,перен осить,перен ести, страдать 3. помнить, вспомнить



кичерү II гл 1. прощать, простить, извинять, извинить 2. помиловать 3.рел отпускать, отпустить, прощать, простить



кичкә нар к вечеру, под вечер, вечером



кичке пр вечерний



кичкырын нар к вечеру, под вечер; вечером



кичләтеп нар см кичен



кичләү гл 1. вечереть 2. задерживаться до вечера 3. ночевать, заночевать



кичтән нар 1. с вечера, вечером 2. вчера



кичү гл 1. переходить, перейти; переезжать, переехать 2. переплывать, переплыть, переправляться, переправиться // брод 3. проходить, пройти; переходить, перейти (через труднодоступную местность) [] кич-әргә, кичәбез, кичте, кичәр – кичмәс



кичү гл гл 1. прощать, простить, извинять, извинить 2. отказаться, отрекаться



кишәнке сущ плюска (ореха)



кишәнкеләү гл очистить от плюски



кишәрлек сущ участок, полоса (намеченная для жатвы, прополки)



кишер сущ морковь // морковный



киштә сущ полка, полочка



кию гл 1.в разн зн надевать, надеть; одевать, одеть (на себя) 2. нашивать, носить (одежду) 3. продевать, продеть [] ки-яргә, киябез, киде, кияр – кимәс



кияү сущ 1. зять 2. жених 3. молодой муж



кияүдә нар замужем



кияүдәге пр замужняя



кияүләү гл этногр приезжать жить к невесте (до свадьбы)



клиндер сущ бублик, крендель



коба пр бледно-бурый, буро-жёлтый (о масти животных)



коба кызыл пр муругий, рыже-бурый



кода сущ 1. сват, сватающий 2. сват (отец одного из супругов по отношению к родителям другого супруга)



кодагый сущ 1. сватья 2. свойственница (старшая родственница родителей мужа и жены по отношению к их родственникам)



кода - кодагый сущ сват и сватья



кода - кодагыйлык сущ перен семейственность, кумовство



кодалау гл прям ,перен сватать, сосватать



кодача сущ младшая родственница родителей мужа или жены по отношению к родственникам жены или мужа



кодрәт сущ мощь, сила, могущество



кодрәтләнү гл становиться могущественным, сильным



кодрәтле пр мощный, сильный, могущественный, могучий



кодрәтлелек сущ могущественность, могучесть, мощность



кое сущ 1. колодец // колодезный 2. скважина // скважинный



коелдык сущ паданец, падалица



коелма сущ 1. литьё, отливка // литой 2. слиток (металла)



коелу гл 1.страд от кою 2.прям ,перен сыпаться, осыпаться, высыпаться 3. падать, опадать, опасть 4. вылезать, вылезть, выпадать, выпасть (волосы) 5. литься, проливаться, пролиться, течь 6. литься, распространяться, распространиться (о свете) [] коел-ырга, коелабыз, коелды, коелыр – коелмас



коендыру гл 1.прям ,перен купать, искупать, выкупать 2. обливать водой, окачивать (окатить) водой



коену гл 1. купаться, искупаться, выкупаться 2. обливаться водой, окатить себя водой 3.перен обливаться, облиться (светом)



козау сущ лукошко, кузов, кузовок



козгын сущ 1. ворон 2.перен хищник (о человеке) 3.перен стервятник (самолёт)



койка сущ студень, холодец



койкалану гл 1. превращаться в студень 2. становиться студенистым



койма I сущ забор, ограда // заборный



койма II. койма яңгыр сущ ливень, проливной дождь



коймак сущ блинчик, оладья



коймалау гл огораживать забором, обносить забором



коймалы пр ограждённый забором



койрык сущ 1. хвост (у животных, птиц) 2. курдюк (у курдючной овцы) 3. корма, хвост (самолёта) 4. мор руль 5. зады, задняя часть (сада, огорода) 8.перен хвост, задолженность 9.перен хвост, остаток работы 10.перен очередь, хвост



койрыклы пр хвостатый, с хвостом



койрыксыз пр 1. бесхвостый 2. куцый, короткий (об одежде) 3.перен ненадёжный, непостоянный



койрыкчы сущ рулевой



койты пр 1. плохой, нехороший 2. некрасивый, неказистый 3. худой, тощий, маленький (о животных)



койтылану гл становиться плохим



кол сущ 1. раб, невольник // рабский, невольничий 2.перен раб, холоп, лакей



кола пр буланый, саврасый



колак сущ 1. ухо, уши // ушной 2. ушко (деталь) 3. уши (шапки) 4. побег (молодых растений)



колакай сущ глухой



колаклау гл приделывать ушки (к ведру)



колакса сущ уключина (лодки)



колакчын сущ 1. уши (шапки) 2. ушанка 3. наушник



колан сущ кулан (дикая лошадь)



колач сущ 1. объятие, охват, обхват 2. размах 3. физ амплитуда 4. маховая сажень 5.перен размах, масштаб, широта



колачлау гл 1. обхватывать, обхватить, охватывать, охватить 2. мерить охватом 3.перен охватывать, охватить



колаша сущ 1. лоток 2. жёлоб, желобок



колбиләүче сущ рабовладелец // рабовладельческий



колбиләүчелек сущ рабовладение, рабовладельческий строй // рабовладельческий



колга сущ 1. шест; жердь 2.перен долговязый человек



колгасар пр долговязый, высокий



колларча нар рабски, раболепно // рабскийколлык сущ 1. рабство // рабский; рабовладельческий 2.перен рабство, неволя, иго, ярмо



колмак сущ хмель // хмелевой



колмаклык сущ хмельник



колмакчы сущ хмелевод



колмакчылык сущ хмелеводство // хмелеводческий



колорадо коңгызы сущ зоол колорадский жук



колт - колт подр буль-буль, бульк-бульк (пить)



колын сущ жеребёнок // жеребячий



колынлау гл жеребиться, ожеребиться



ком сущ песок // песочный, песчаный



комагай пр 1. жадный 2. прожорливый, ненасытный



комагайлану гл 1. жадничать 2. есть с жадностью, обжираться



комагайлык сущ 1. жадность 2. прожорливость, ненасытность



комак сущ крыса // крысиный



комар сущ 1. азартная игра 2. азарт, азартность // азартный, увлекающийся 3. пр жадный



комарлану гл 1. увлекаться, увлечься, войти в азарт 2. жадничать



комарлы пр 1. азартный (об игре) 2. азартный, увлекающийся



комач сущ кумач, ярко-красная ткань // кумачовый



комачау сущ 1. помеха, неудобство 2.перен препятствие, преграда, задержка, заминка



комачаулау гл 1. мешать, помешать, препятствовать, тормозить 2.перен беспокоить, обеспокоить



комачаулык сущ см комачау



комган сущ кумган (посуда для умывания) // кумганный



комташ сущ песчаник



комык сущ кумык // кумыкский



комык хатыны ( кызы ) сущ кумычка



кон [ къон ] сущ 1. толк 2. красота, пристойность



кондыз сущ зоол бобр, бобёр // бобровый



консыз пр 1. бестолковый 2. некрасивый, непристойный



конфит сущ конфета // конфетный



коңгыз сущ жук



коңгырт пр карий (о глазах и масти животных), каштановый (о волосах)



кораб сущ корабль // корабельный



корал сущ 1. оружие // орудийный 2. вооружение 3. инструмент, орудие 4.перен средство, орудие



коралландыру гл вооружать, вооружить



кораллану гл вооружаться, вооружиться



кораллы пр вооружённый



коралсыз пр невооружённый, безоружный



коралсызландыру гл 1. обезоруживать, обезоружить 2. разоружать, разоружить



коралсызлык сущ безоружность



коралчы сущ оружейник



корама сущ 1. лоскуток, лоскут // лоскутный 2. небольшое строение 3.перен конгломерат // разношёрстный, смешанный, конгломератный



корамалы пр лоскутный, из лоскутов



корбан сущ 1.в разн зн жертва // жертвенный 2.рел этногр жертвенное животное // жертвенный



корбан балыгы сущ зоол лещ // лещовый



коргаксу гл 1. рассыхаться, рассохнуться, засыхать, засохнуть 2.перен беднеть



кордаш сущ ровесник, сверстник



кор - кор подр курлы-курлы (о журавлях, индейках)



корсак сущ 1. живот, брюхо; пузо, утроба // брюшной 2. беременность



корсаклы пр 1. брюхатый 2. брюхатая, беременная



кормаклылык сущ беременность



корсар сущ корсар, пират



корт [ къорт ] сущ 1. червь, личинка // червяной, червяковый 2. пчела // пчелиный 3.перен тунеядец, дармоед, паразит 4.перен чувство, червь (сомнения, беспокойства)



корт төшү гл червиветь



корташар сущ щур (птица)



корткыч сущ 1. вредитель (насекомое или грызун) 2. вредитель (о человеке)



корткычлык сущ вредительство // вредительский



кортлау гл 1. червиветь, зачервиветь, покрываться червями 2.перен егозить, не сидеть на месте



кортлы пр 1. червивый



кортлы пр с сушёным красным творогом



кортлылык сущ червивость



кортчылык сущ пчеловодство



кору I гл 1. засыхать, засохнуть 2. вянуть, сохнуть, завянуть, увядать, увянуть (о цветах) 3. высыхать, высохнуть 4.перен худеть, похудеть 5.перен сохнуть, отниматься, отняться (о руках, о ногах) 6.перен вымирать, вымереть (о роде) 7.перен иссякнуть, перевестись (о деньгах)



кору II гл 1.прям ,перен строить; сооружать, соорудить; воздвигать, воздвигнуть (строение) 2. устанавливать, установить, устраивать, утсроить 3. собирать, собрать (машину) 4. вить, свить (гнездо) 5. раскидывать, раскинуть, разбивать, разбить (палатку) 6. занавешивать, занавесить 7. ставить, расставлять, расставить (сеть) 8. устраивать, устроить 9перен плести, придумывать, придумать (сплетни) 10. в зн вспом гл образует сложные гл гәп кору беседовать; план кору планировать [] кор-ырга, корыйбыз, корыды, корыр – корымас



кору III гл вразн зн заряжать, зарядить



корулы пр 1. занавешенный 2. собранный



корулы пр 1. заряженный 2. заведённый (об игрушках)



корчаңгы сущ 1. чесотка // чесоточный 2.перен паршивец



корчаңгылану гл 1. заболеть чесоткой 2. паршиветь, покрыться паршой (о лощади)



коршау I гл 1. собирать, собрать что-л из частей 2. делать навес, покрывать навесом 3. шить, обшивать досками



коршау II сущ обруч



коръән сущ Коран // коранический



коры пр 1.в разн зн сухой // сухо // сущ суша 2. засушливый 3. высохший, сухой 4. пустой, порожний 5. не застланный 6.перен пустой, тщетный, бесплодный, голый, напрасный, бесполезный 7.перен строгий, сухой (о человеке)



корыга нар впустую, попусту, зря, напрасно, вхолостую



корыган пр 1. высохший, засохший, сухой



корылай нар 1. в сухом виде, всухую 2. всухомятку, без ничего



корылата нар 1. всухую 2. всухомятку, без ничего



корылдау гл курлыкать, клекотать



корылма I сущ 1. сооружение, конструкция, строение 2. мостки, леса



корылма II сущ физ заряд



корылтай сущ курултай, съезд, народное собрание



корылык сущ 1. сухость, сухота, сушь 2. засуха // засушливый



корылыклы пр засушливый



корылыш сущ 1. строение, устройство, стурктура 2. стройка, сооружение 3. строй



корым сущ сажа, копоть



корымлану гл коптеть, закоптеть, покрываться (покрыться) сажей



корымлау гл покрывать сажей, коптить, закоптить



корымлы пр закоптелый, покрытый сажей



корытканчы нар досуха



корыту гл 1. сушить, высушивать, высушить 2. вытирать, вытереть, протирать, протереть (досуха) 3. иссушать, иссушить 4.перен истреблять, истребить, разорять, разорить



корыч сущ 1. сталь // стальной 2. пр перен стальной, крепкий



корычагач сущ ясень // ясеневый



корычлау гл 1. сталировать 2. покрывать сталью



корышу гл 1. вянуть, завянуть, засыхать, засохнуть (о растениях) 2. сморщиваться, сморщиться 3. корёжиться, скорёжиться, корчиться, скорчиться 4.перен худеть, похудеть, сморщиться



костыргыч пр 1. рвотный 2.перен тошный, скучный, тошнотворный



костыру гл тошнить, рвать, вырвать



косу гл 1. рвать, блевать, вырвать 2. потемнеть (после соприкосновения с жидкой пищей – о металлической посуде)



косык сущ блевотина, рвота



кот сущ 1. миф дух, душа 2. счастье, благодать 3. уют, красота



котаю гл 1. становиться здоровым, выздороветь, поправиться 2. становиться состоятельным, оправиться 3. становиться уютным (красивым)



коткаргыч пр спасательный



коткару гл 1. спасать, спасти 2.перен освобождать, освободить, избавлять, избавить, вызволять, вызволить



коткаручы сущ 1. спаситель 2. освободитель, избавитель



коткы сущ 1. подстрекательство, провокация, инспирация 2.перен наваждение, искушение



коткычы сущ подстрекатель, смутьян



коткычылык сущ подстрекательство // подстрекательский



котлау гл 1. поздравлять, поздравить, желать счастья 2. одобрять, одобрить, приветствовать



котлаучы сущ поздравитель



котлы пр 1. счастливый, благодатный 2. красивый, приятный



коточкыч пр ужасный, страшный, чудовищный



котсыз пр 1. безобразный, неприятный, неприглядный 2. плохой, дурной, скверный, дрянной (о человеке)



котсызлык сущ 1. безобразие, неприглядность 2. скверность



котый сущ шкатулка, ларчик



котылгысыз пр 1. неизбежный, неминуемый 2. безвыходный, безысходный



котылгысызлык 1. неизбежность, неминуемость 2. безвыходность, безысходность



котылу гл 1. спасаться, спастись, избавляться, избавиться 2. освобождаться, освободиться 3.перен вырываться, вырваться, вывёртываться, вывернуться, выпутываться, выпутаться 4. разрешаться, разрешиться (родами)



котып сущ 1. полюс // полярный 2. север // северный



котыпчы сущ полярник



котырган пр 1. бешеный, взбесившийся 2.перен разъярённый, буйный, яростный



котырту гл 1. подстрекать, нартавливать, натравить, подговаривать, подговорить 2. дразнить, раздразнить (собаку) 3.перен соблазнять, соблазнить, искушать 4.перен разъярять, разъярить



котыру гл беситься, взбеситься (о животных)



котыру гл 1. помешаться, сходить с ума (о человеке) 2.перен разъяриться, буйствовать, дурить 3.перен бушевать, разбушеваться (о явлениях)



котырынган пр 1.перен бешеный, буйный, яростный 2.перен оголтелый, неистовый



котырынкы пр бешеный, яростный; необузданный



котырыну гл 1. беситься, буйствовать, бесноваться, разъяриться 2. бушевать, расбушеваться



котырынып нар сильно, буйно



котырып нар буйно, очень сильно



кочак сущ 1. объятие 2. охапка, обхват 3.перен лоно, объятие



кочаклау гл 1. обнимать, обнять, заключать в объятия 2. взять в охапку, обхватывать, обхватить 3.перен охватить, охватывать, объять



кочаклашу гл обниматься, обняться



кочау гл 1. обнимать, обнять 2.перен взять в объятия



кош сущ 1. птица // птичий 2.перен птица, человек



кош теле сущ куштиле, хворост (национальное блюдо)



кош - корт сущ птицы



коштабак сущ миска // мисочный



кошчы сущ 1. птичник, птичница 2. птицевод



кошчык сущ птичка, пташка



кошчылык сущ птицеводство // птицеводческий



кою гл 1.в разн зн лить, вливать, влить, наливать, налить, проливать, пролить 2. (о сильном дожде) лить, лить как из ведра 3. сыпать, высыпать, посыпать 4. впадать, стекать, вливаться (о реке) 5. сбрасывать, сбросить (листья) 6. линять, вылинять (о животных) 7. тех лить, заливать, отливать, отлить 8. ставить, поставить, строить (забор) [] коярга [кой], коябыз, койды, кояр – коймас



коючы сущ литейщик



кояш сущ в разн зн солнце // солнечный



кояшлы пр 1. солнечный 2.перен светлый, радостный, солнечный



кояштыр межд клянусь солнцем; ей-богу



көбә сущ кольчуга



көбәк сущ ствол (ружья) // ствольный



көдрә сущ кудри // кудрявый



көдрәләңдерү гл завивать, завить (волосы)



көдрәләнү гл 1.страд от көдрәләү 2. кудрявиться, курчавиться, становиться кудрявым



көдрәләтү гл завивать, завить; завиваться, завиться



көе посл см көенчә



көек сущ 1. гарь, горелое // горелый 2.перен горесть, печаль, скорбь



көекле пр печальный, скорбный, горестный



көенеч сущ горе, печаль, горесть



көенечле пр горестный, печальный



көенү гл печалиться, горевать, скорбеть, кручиниться



көенчә посл в. виде



көенә посл см көенчә



көҗәлә сущ бот чилибуха



көз сущ осень // осенний



көзән I сущ хорь, хорёк // хорьковый



көзән II сущ судороги



көзгә нар к осени



көзгәчә нар до осени



көзге I сущ в разн зн зеркало // зеркальный



көзге II пр в разн зн осенний



көзгелектә нар осенью, в осенние дни



көзгече сущ зеркальщик



көздә нар осенью



көзен нар осенью, в осенние дни



көзләү гл проводить осень



көзлек пр рассчитанный на осень, предназначенный на осень



көзли нар всю осень



көй I сущ 1. мотив, мелодия, напев 2. песня # Татар халык көйләре үзенең моңсулыгы белән аерылып тора. – Татарские народные напевы отличаются грустью



көй II сущ порядок, лад, система



көйгәләк пр беспокоящийся по пустякам, склонный к печали



көйдергеч пр 1. палящий, жгучий 2.перен жгучий, очень сильный (о чувствах)



көйдерү гл 1. обжигать, обжечь обугливать, обуглить, опалить (одежду) 2. прожигать, прожечь (утюгом) 3. жечь, палить (о солнце) 4. жечь, жечься (о крапиве) 5.перен печалить, опечалить 6.перен сильно критиковать



көйләгеч сущ регулятор



көйләнеш сущ настройка (инструмента)



көйләп нар нараспев



көйләп - чөйләп нар лестью, уговорами



көйләү I гл 1. петь, распевать, напевать, напеть 2. убаюкивать 3. читать нараспев



көйләү II гл 1. налаживать, наладить, прилаживать, уладить 2. устраивать, устроить, организовать 3. регулировать, отрегулировать 4. готовить, подготовить (урок) 5. ухаживать, заботиться, оказать внимание



көйләүче сущ 1. настройщик 2. регулировщик



көйле I пр 1. мелодичный, напевный, музыкальный 2. читающий с напевом, напевный 3.перен не капризный, покладистый, спокойный (о человеке)



көйле II хороший, нормальный (о состоянии дел)



көймә I сущ 1. лодка, шлюпка, ялик, чёлн 2. пароход 3. карета, экипаж 4. люлька (мотоцикла)



көймә II сущ свод, арка, шатёр



көймәче сущ лодочник



көйрәтү гл 1. разжигать, разжечь 2. раскуривать, раскурить 3. курить



көйрәү гл 1. тлеть, тлеться, гореть, подгореть 2. сохнуть, высыхать, высохнуть, засыхать, засохнуть, иссыхать, иссохнуть 3.перен испытывать жажду, гореть



көйсез I пр немелодичный, не напевный, неблагозвучный



көйсез II пр 1. не налаженный 2. расстроенный (о музыкальных инструментах) 3. не ухоженный, не убранный 4.перен капризный, упрямый 5. нар невесело, угрюмо



көйсезләнү гл 1. разлаживаться, разладиться 2. расстроиться (о музыкальных инструментах) 3.перен капризничать, упрямствовать 4.перен нервничать, беспокоиться



көйсезләү гл 1. разлаживать, разладить 2. расстроить (музыкальный инстумент) 3.перен беспокоить



көйсезлек сущ немелодичность, немузыкальность, отсутствие напевности



көйсезлек сущ 1. неналаженность 2. расстроенность (о музыкальных инструментах) 3. отсутствие порядка (в делах) 4.перен каприз, упрямство, прихоть



көл сущ 1. зола // зольный 2. пепел // пепельный



көләч пр улыбающийся, весёлый, приветливый



көләчлек сущ весёлость, приветливость



көлдергеч пр смехотворный, смешной, потешный



көлдерү гл смешить, рассмешить, насмешить, посмешить, потешить



көлемсә пр улыбающийся, приветливый



көлемсерәү гл улыбаться, улыбнуться (слегка)



көлеш сущ смех (всех)



көлешү гл смеяться (о многих)



көлке сущ 1. потеха, забава // потешный, забавный 2. смех // смешной 3. лит комедия // комедийный, сатирический



көлкеле пр смешной, потешный, забавный, смехотворный // смешно, забвно, смехотворно



көлле пр 1. зольный, содержащий золу 2. с-х подзолистый



көлле пр всякий, каждый



көллек сущ 1. пепельница 2. ящик для золы 3. зольник



көллелек сущ зольность



көлләү гл золить



көлсу пр подзолистый



көлтә сущ в разн зн сноп



көлтәләү гл сноповать, связывать в снопы



көлү гл 1. смеяться, засмеяться, рассмеяться 2. насмехаться, издеваться, смеяться 3.перен критиковать, смеяться [] көл-әргә, көләбез, көлде, көләр – көлмәс



көлчә сущ лепёшки



көмән сущ беременность



көмеш сущ 1. серебро // серебряный 2. серебро, серебряная монета // серебряный 3. пр серебряный; благозвучный (о голосе)



көмешкә сущ самогон // самогонный



көмешләнү гл 1.страд от көмешләү 2.перен седеть, поседеть (о волосах)



көмешләү гл серебрить, покрывать серебром



көмешсыман пр серебристый



көмешче сущ серебряник, серебряных дел мастер



көн 1. вразн зн день // дневной 2. сутки (24 часа) 3. солнце, свет солнца 4.перен жизнь, житьё; быт



көнаралаш нар через день # Ул көнаралаш минем янга килеп йөрде. – Он через день приходил ко мне



көнбагыш сущ 1. подсолнух, подсолнечник // подсолнечный 2. семечки



көнбатыш сущ 1. запад // западный 2. Запад // западный



көнгерә сущ зоол кенгуру



көндәге пр 1. ежедневный 2. обычный, повседневный



көндәгечә нар как всегда, как обычно



көндәлек I сущ в разн зн дневник



көндәлек II пр 1. ежедневный 2. обычный, повседневный, будничный



көндәш сущ 1. этногр соперница (при многожёнстве) 2. соперник, конкурент



көндез сущ 1. обед, обеденное время 2. день, дневное время 3. нар днём, в дневное время



көндезге пр 1.в разн зн дневной 2. обеденный



көндезен нар днём, в дневное время



көнен - төнен нар днём и ночью, беспрестанно



көнкүреш сущ 1. быт // бытовой 2. житьё-бытьё, житьё



көнләп нар по дням



көнләшү гл 1. ревновать, приревновать 2. завидовать, позавидовать



көнлек сущ подённая работа; подёнщина



көнлек пр 1. дневной, рассчитанный на одни день 2. ежедневный 3. в сложн сл переводится компонетом -дневный



көнлекләп нар подённо



көнлекле пр подённый



көнлекчелек сущ подёнщина, подённая работа



коннән - көн нар с каждым днём



көнозын нар весь день, целый день [] Көнозын эшсез утырып булмый. – Нельзя целый день сидеть без работы



көнче пр 1. ревнивый // ревнивец 2. завистливый // завистник



көнүзәк пр злободневный, актуальный



көнчел сущ 1. ревность 2. зависть, завистливость



көнчелек сущ 1. ревность 2. зависть, завистливость



көнчыгыш сущ 1. восток // восточный 2. Восток // восточный



көньяк сущ в разн зн юг // южный



көньяктагы пр южный



көпә - көндез нар средь бела дня



көпчәк сущ 1.в разн зн колесо // колёсный 2. тех маховик



көпчәкле пр колёсный



көпчәкче сущ колёсник



көпшә сущ 1. труба, трубка // трубный 2. дуло, ствол (оружия) 3. бот дудка, трубчатый стебель



көпшәк пр 1. рыхлый, мягкий (о почве) 2. дряблый, рыхлый (о мускулах)



көпшәкләндерү гл рыхлить, разрыхлять



көпшәкләнү гл 1. рыхлеть, становиться рыхлым 2. дрябнуть, становиться дряблым



көпшәклек сущ 1. рыхлость, мягкость 2. дряблость



көпшәләнү гл трубковаться (о растениях)



көр пр 1. тучный, жирный, упитанный (о скоте) 2. тучный, хорошо уродившийся (о растениях) 3.перен приподнятый, бодрый (настроение) 4.перен зычный, звучный (голос)



көрәйтү гл откармливать, откормить, делать тучным



көрәк сущ лопата, лопатка



көрән пр коричневый, бурый



көрәнләнү гл становиться коричневым, бурым



көрәнсу пр коричневатый, буроватый



көрәпәлә сущ капюшон



көрәү гл 1. грести, сгрести, сгребать 2.перен загребать (деньги)



көрәш сущ 1.в разн зн борьба 2. сражение, битва, борьба # Алар көрәшләрен Казанда башлап җибәргәннәр. – Свою борьбу они начинали в Казани



көрәштәш сущ соратник



көрәшү гл 1.бороться 2.перен бороться, воевать, сражаться



көрәшче сущ 1.в разн зн борец 2.перен поборник, борец



көрәю гл 1. тучнеть, становиться упитанным (жирным) 2. полнеть, пополнеть



көрд сущ курд // курдский



көрд хатыны ( кызы ) сущ курдянка



көренде сущ торосы



көрлек сущ 1. тучность, упитанность, жирность 2. материально обеспеченная жизнь



көрмәкләнү гл заплетаться (о языке)



көрмәкләү гл завязывать тугим узлом



көрмәкләшү гл 1. взяться за пояс (в национальной борьбе) 2. устраивать потасовку



көрпә I сущ отруби, высевки



көрпә II сущ тюфяк, матрас (из верблюжьей шерсти)



көрсенү гл вздохнуть, вздыхать



көрси сущ 1. кресло 2. скамья



көрт сущ сугроб, занос



көртлей сущ зоол куропатка, тетерев // куропачий, тетеревиный



көрчек сущ 1. финишняя линия 2.перен финиш, тупик



көтек пр 1. куцый, плохой 2. короткий, куцый; кургузый



көтелмәгән пр неожиданный, нежданный, непредвиденный



көтелмәгәндә нар неожиданно, нежданно



көтелмәстән нар см көтелмәгәндә



көтмәгәндә нар вдруг; неожиданно, нежданно



көтү I нар в долг, взаймы, заимообразно



көтү II гл 1. ждать, подождать, ожидать 2. погодить, потерпеть, повременить 3. выжидать, дожидаться [] көт-әргә, көтәбез, көтте, көтәр – көтмәс



көтү III гл пасти



көтү IV сущ 1. стадо, гурт, табун, отара 2. стая (волков) 3.перен группа (людей) 4.перен шайка



көтүлек сущ пастбище, выпас, выгон



көтүләп нар 1. стаями, косяком 2. группами



көтүче сущ 1. пастух, чабан, табунщик // пастуший 2. водящий (в играх)



көтүчелек сущ занятие пастуха; пастушество



көхәл сущ сурьма // сурьмовый






УМРИ... ЧТО БЫ ЖИТЬ! (Валентина Силич) / фантастика / Проза.ру - национальный сервер современной прозы

УМРИ. ЧТО БЫ ЖИТЬ!



Сердце остановилось на рассвете, несколько томительных минут стояла оглушающая тишина. Робкая трель проснувшейся птахи словно встряхнула тело и сердце вначале тихо, а потом все сильнее и четче начало отсчитывать удары. Существо глубоко вздохнуло и шевельнулось.



Именно в этот миг человек умер и родилось.



Трансформация завершилась полностью. Выползшее из пещеры существо, медленно ощупало присосками лицо. Громкий нечеловеческий вой вырвался из панцирной груди.



Нечто, стояло в ущелье и по-звериному выло, задрав к небесам обезображенную голову.



Последняя война унесла жизни большей половины человечества. Земля стонала и корчилась, расплавляясь в радиационном аду. Судорожно выворачивала раскаленное нутро, кипя кровавыми реками лавы.


Планета боролась за жизнь, уничтожая жизнь!



Ощерившись провалами и трещинами, земля скалилась жуткой застывшей усмешкой. Над ней, ворочаясь и набухая, тяжелело задымленное небо. Природа, свернувшись в зародыш, почти свихнувшись от жара столетий, вмиг опьянев от рушившихся с небес потоков влаги, стремительно оживала.


И оживая, начала не творить, а… ВЫТВОРЯТЬ!



часть первая



*** *** ***



Ещё час назад Джарг сошел со старой, заброшенной дороги. Лес, подступив вплотную к её краям, полностью разворотил ограждения. Огромные, бетонные плиты, взломанные мощными корнями, вздымались застывшими волнами.


Был тот самый, краткий миг предрассветного часа, когда утомленная бурной, ночной деятельностью, природа ненадолго затихает, прислушиваясь к рождению нового дня.



Пробираясь сквозь густые заросли папоротника, Джарг ловко уклонялся от липких лиан. Полу растение, полу животное чуть подрагивало лохматыми петлями, чувствуя рядом живое существо. Подножье дерева приютившего живую лиану было усеяно мелкими костями.


Убить человека или большого зверя лиана не могла, но жалила довольно ощутимо.



Тревога, крохотной искоркой мерцавшая в глубине сознания, покалывала, требуя внимания, и Джарг поколебавшись, решительно сошел с проложенного пути.



Он замер за мгновенье до того, как впереди раздался хриплый, тревожный всхрап большого животного. Что-то массивное, грузно вскочило, тяжело ворочаясь и круша подлесок. Прильнув к шероховатому стволу, Джарг бесшумно растворился среди буйства зелени и густых теней.


Животное, всхрапывая и фыркая, шумно принюхивалось. Внезапно, издав короткий рев, оно ринулось прочь, с громким треском проламывая и разрывая переплетения ползучих корней. Яростно взвыл зверь, упустивший добычу. С севера, промахнувшемуся охотнику ответил короткий, злой рык, перешедший в визгливое тявканье. Шум свирепой драки, окончившийся предсмертным хрипом, не успев разгореться, затих.


Стая ринулась прочь, преследуя удиравшую добычу. Джарг облегченно вздохнул и отлепился от ствола.



- Шакли!



Голодным воем твари разогнали всё живое на милю вокруг, и все же он продолжал напряженно прислушиваться.



Солнце едва взошло. Лучи слегка золотили верхушки деревьев, но внизу все еще царил сумеречный полумрак. Скользя неслышной тенью, Джарг осторожно приближался к наметившемуся впереди просвету.



Ему не нравилось место встречи. Настораживало жесткое требование посредника, сделка состоится, только на лесной прогалине!



На окраинах города достаточно укромных мест, но продавец карты был непреклонен! Согласиться с его условием Джарга заставило упоминание о знаке паука и откровенная жадность, горевшая в глазах посредника.



Джарг насторожился. Если это, тот самый паук…



Менее чем за год до страшной катастрофы Джарг оказался в числе особой группы, перевозившей национальные реликвии и ценности. Их спрятали глубоко под землей, в сердце лабиринта, на самом дне! Тогда, совершенно случайно он увидел кусок карты с большим крестом на брюхе жирно вычерченного паука!



****



Воспоминание возникло внезапно и ярко, вызвав из глубин памяти давно утраченное имя - ДАРК!



Вторую неделю капитан Дарк Ричардс сопровождал маленького, упитанного спец-агента. Плотно затянутый в военно-полевую форму, из-под которой во все стороны перли пухлые складочки, агент казался карикатурной пародией на военного. На фоне подтянутых, мрачных офицеров он выглядел раскормленным мопсом, случайно затесавшимся в стаю поджарых доберманов. Дарк мотался с ним по всей стране, совмещая роль личного пилота и телохранителя.


Несмотря на тучность, энергия из коротышки била бурным ключом. Дарк не переставал удивляться, как, черт возьми, при такой работе и темпах, агент умудрялся выглядеть таким безмятежно толстым и добродушным?



В предпоследний день сумасшедших метаний, глубокой ночью они приземлились на скалистом плато. Двухместный флайер мгновенно накрыли маскировочной сетью. Осветив лица прибывших потайными фонарями, и тщательно проверив документы, их сразу отправили дальше. Маскировка была абсолютной. Дарк мог только догадываться по лязгу металла и шороху колес о том, что вокруг кипит бурная, скрытая ночной темнотой деятельность.


Топот сапог и приглушенные ругательства доносившиеся из темноты, подтверждали его предположения.



Минут двадцать наглухо задраенный вездеход, мчался по дну узкого, извилистого ущелья. Наконец машина остановилась у тщательно замаскированной шахты. Словно насмехаясь над усилиями людей, на небо выкатилась огромная яркая луна, залив все вокруг бледно-желтым светом.



Следуя за провожатым, гости подошли к темной горловине провала. Небольшая капсула, рассчитанная на двоих, была похожа на зеркальную каплю. Прилипнув к тускло отсвечивающему в свете луны рельсу, капсула невесомо парила над бездной. Дарк, мысленно перекрестившись, ступил на металлическую площадку и заглянул внутрь.


Кресел не было, только два глубоких желоба, довольно мягких на ощупь. Едва он встал в один из них, как грудь плотно охватил страховочный обруч. На миг Дарк почувствовал себя совершенно беспомощным. Жуткое ощущение! Стоять над бездной, чувствуя, что от вечности тебя отделяет лишь пластина стеклопластика под ногами!


Хрупкий вид творения упорно гасил уверенность в благополучном исходе! Зеркальный колпак беззвучно встал на место, отрезая пассажиров от шорохов и звуков ночи.



Темнота давила! Рядом слышалось тихое, сосредоточенное сопение толстяка, начавшее учащаться после долгой минуты неизвестности. Дарк перехватил легкую усмешку провожавшего офицера и был уверен, их задержка - часть местной шутки. Сопение соседа перешло в легкое похрюкивание.


Надеясь, что кабина прослушивается, Дарк, лениво растягивая слова, произнес.



- Шеф, это забавно, все равно, что застрять в кабине лифта. Жаль, хозяева не предусмотрели сервис в виде чашечки кофе при… ммм… нерадивых задержках. Шеф, я уверен, в скорости этот ящик даже проигрывааа…



Сердце ухнуло и оборвалось. Отвесное падение, длившееся несколько бесконечных секунд, замедлилось за пару ударов до его полной остановки. Дарк скрипнул зубами и мысленно выругался.



-Кажется, немного перестарался… мать их…



Затем криво ухмыльнулся и громко произнес.



-Я понял, здесь налажено прямое сообщение с преисподней. Приготовьтесь шеф. Где-то на подходе рогатый оркестр!



Толстяк хрюкнул особенно отчетливо, и Дарк почувствовал, как он заерзал, ожидая, что обруч ослабит своё объятие. Вместо этого последовал рывок и стремительно нараставшее мощное ускорение. Сила тяжести, вдавившая тело в спинку кресла, достигала как минимум 6тиG!


В голове упорно ворочалась только одна, придавленная тяжестью мысль.



- Если выживу, шутник умрет! Если выживу…



Желудок рванулся особенно резко и… встал на место. Слегка покачиваясь, капсула замерла в огромном, ярко освещенном зале, изрезанном многочисленными проходами. Из них то и дело вылетали тяжело груженые вагонетки.


Толстяк, ворочая покрасневшими глазами, медленно приходил в себя.



Дарк помог ему выбраться из желоба. Повиснув на локте Дарка он внезапно прохрипел.



- Кап..питан, как вы себя чувствовали?



От неожиданности Дарк, забыв про субординацию, ляпнул первое, что пришло ему в голову.



- Как Белоснежка в гробу! Мечтал о поцелуе!



- Эээ… думаю с принцами здесь напряженка! Эти эээ… больше похожи на гоблинов.



- Они - то мне и нужны!



- Кап. питан, вы извращенец! Кхе…кхе…



- Я? Шеф. Да я жажду одолжить их волшебный молот, чтобы расколотить этот зеркальный гроб! А вообще-то я… ммм… у меня нормальная ориентация!



Лицо Дарка налилось жаром, а коротышка хрюкая согнулся пополам. Разгибать его пришлось с помощью подбежавшего офицера, недоуменно моргавшего и дергающего рукой, не представляя себе, как отдать честь содрогавшемуся от хохота начальству.



- Шеф… Вы в порядке?



-Я? Уфф… как… как футбольный мяч! Сколько не колоти, все равно круглый! Кха…ха…ха…



Минут через двадцать, выпятив живот, коротышка вертел головой, как на шарнирах.



Дарк мысленно снял перед ним шляпу, глядя, как он, всё еще бледный и зеленоватый, шустро семенит вдоль высоченных рядов. Иногда агент останавливался и, задав пару вопросов сопровождающему офицеру, что-то помечал в своей планшетке. Дарка задержал ящик, упавший с платформы под ноги. Уловив желтоватый блеск металла в треснувшем боку ящика, он быстро ретировался подальше.


Золото его не интересовало, а неприятности могли возникнуть! Ему пришлось почти бежать, чтобы нагнать агента. Именно тогда он бросил случайный взгляд через плечо резко остановившегося коротышки.


Вычерченный в планшетке жирными линиями план зала и тоннелей, был удивительно похож… на огромного паука!



****



Уточнив место встречи и время, посредник исчез.



Дочь крепко спала. Джарг осторожно поправил сбившееся в сторону одеяло. Он успеет вернуться до того, как его зеленоглазое сокровище проснется. Джарг улыбнулся прикрывая дверь.


В этом году Эйве исполнится семнадцать. Да! Решено!


Ему просто жизненно необходим этот чертов план!



Слева открылась широкая прогалина, заваленная буреломом. Джарг осторожно отвел от лица пушистую ветвь. Несколько секунд стоял, осматриваясь, затем свернул в сторону от чуть заметной тропы.


Слегка касаясь кончиков стеблей, плавно колыхалась рваная дымка утреннего тумана, мешая рассмотреть предполагаемое место встречи. Три огромных ствола брошенных друг к другу прихотью бури, намертво переплелись ветвями. Гигантский шалаш, прикрытый единой, густой кроной, одиноко возвышался посреди молодой поросли.



Джарг шел напрямик, не выпуская из виду нить тропы. Обходя очередной завал, он внезапно увидел человека, прислонившегося к шершавому стволу. Он бы не заметил его, идя по тропе.



Второй человек наоборот сидел на виду, на огромном, вздыбленном корне. Джарг внимательно осмотрелся вокруг. Из-за тумана, он преодолел большую часть открытого пути! Менто-зонд, метнулся по сторонам, но не ощутил ни единого живого всплеска. Джарг повернулся к людям и чисто машинально коснулся их лучом.


Обычно он запрещал себе это. Люди иногда чувствовали легкое, щекочущее прикосновение. Это могло помешать сделке, но что-то с раннего утра вызывало тревогу.



Сознание людей блокировал экран! Они могли стоять в тумане на расстоянии вытянутой руки! Зонд еще легко скользил по людям, а Джарг уже пятился назад.



Человек у ствола рассеяно мазнул взглядом по сторонам. Сделал шаг навстречу и резко вскинул руку, сверкнувшую металлическим блеском. Трава слева от Джарга тихо зашипела, опадая грязно желтым, пожухлым комом.


Почти тот час за спиной смолк гомон птиц.



Взгляд еще только отмечал взмах руки, а тело уже стремительно рванулось в сторону. Еще несколько вспышек с коротким шипением ударили одна за другой. До спасительной стены леса оставалось совсем немного, когда навстречу из-под завала поднялись темные тени. Джарг резко встал, сообразив, что летит прямо в ловушку.


Поднимаясь из густой травы, к нему приближалось около десятка вооруженных фигур, профессионально охватывая полукругом. Меж ними были растянуты ловчие сети. Головы нападающих закрывали экранирующие шлемы.



Джарг оглянулся на падающие дубы. Из-за широких стволов выступило несколько человек вооруженных парализаторами. Его внимание вновь привлекли две фигуры.


Та, что сидела, стянула с головы шлем лениво поманив его рукой.



- Аааххх… ты мррразь.



Ярость плеснула в груди горячей волной. Джарг круто развернулся и гигантскими прыжками понесся к дубам. Человек замер, пораженный его скоростью, затем дернулся, пытаясь встать, и застрял, зацепившись за корень. Несколько газовых гранат одновременно взорвались у ног Джарга. Огромным прыжком он вырвался из белесого облака и… врезался в другой ком, взбухавший на пути плотным грибом.


Он непроизвольно сделал короткий судорожный вздох и упал на одно колено. Вокруг дымного кокона заметались быстро приближавшиеся, расплывчатые фигуры. Джарг прыгнул навстречу и ощущая, как мутится сознание, закричал страшно, дико! Размахивая громадными клешнями, яростно ухватил не успевшую увернуться тень.


Легко переломив тело пополам, швырнул обмякший труп в шарахнувшихся прочь охотников. Человек, издевательски махавший рукой, истерично верещал на одной ноте. Кривой отросток корня надежно удерживал его на месте, зацепив одну из петель пояса.


Не отводя взгляда от надвигавшейся дьявольской фигуры, окутанной клочьями дыма, он дергался всем телом, беспомощно скользя ногами по влажной траве.



С трудом фокусируя расплывающееся сознание, Джарг упорно шел к предателю. Неожиданно из дыма вывалилась тучная фигура. Человек явно не ожидал столь тесной встречи.


Забыв про оружие, он в ужасе махал руками, словно надеясь, что жуткая тень растворится вместе с туманом. Клешни щелкнули, и голова в темном шлеме мягко упала в густую траву. Безголовый труп с бьющим, кровавым фонтаном вместо головы, слегка покачиваясь еще несколько секунд, разгонял ладонями дым, затем, взлетел вверх. Громоздкая туша, брошенная со страшной силой, жутко чмокнув, врезалась в пришпиленного к корню человека.


Переломив отросток, труп крепко припечатал его к земле. Напарник проглотив ругательство, резво рванул в сторону. Укрывшись за широким стволом дерева, он судорожно палил в не желавшую падать жуткую фигуру.



- Стреляйте! Мать вашу… стреляйте.



Десяток парализующих выстрелов в упор сбили Джарга с ног. Уже проваливаясь в темноту беспамятства, он почувствовал, как его плечи обвили петли ловчей сети.



Из-за ствола осторожно высунулась голова. Чуть подрагивающими пальцами человек расстегнул шлем, отбросил с лица слипшиеся волосы и громко, грязно выругался. У его ног, придавленный безголовой тушей, судорожно дергался напарник. Бросив шлем, Трис махнул рукой одному из помощников.


Они с трудом перекатили мертвое тело в сторону. Весь залитый кровью, Жук хрипел, выпучив глаза. В его руке был намертво зажат злополучный отросток.


Даже освобожденный от тяжести, он продолжал судорожно дергать ногами и головой.



- Хватит изображать зомби на булавочке! Ты не из этого гербария Жук!



- Ттрриис… я жижжив? Я ккак… как живой труп! Этот пппроклятый ко…корень…



Жук застонал, уставившись на неизвестно как оказавшийся в руке обломок корня.



- Я рранен…. он пропорол мне бок! Я весь в крови!



Дав знак остальным, что они могут приступать к работе, Трис равнодушно скользнул взглядом по напарнику.



- Вставай! Или… могу помочь…



-Ппомоги…



-Стать настоящим трупом! Чтоб не мучился!



-Тты спятил?



- Хватит валяться! Это не твоя кровь…



-Не моя. Еще как ммоя! Кккажется…



Жук, наконец, окончил ощупывать свое тело и теперь пребывал в крайней растерянности, не обнаружив страшной, кровоточащей раны.



Трис сплюнул. Не обращая внимания на стоны, резко спросил.



- Это он?



- Ккто?



Трис никогда не отличался особым терпением. Жук вовремя вспомнил об этом. Заметив, как рука напарника медленно переместилась на рукоять оружия, он быстро ожил и даже встал на четвереньки, слегка покачиваясь.


Перед носом колыхалась густая стена травы, но он уверенно кивнул головой, мгновенно перестав заикаться.



- Конечно он! Он. Проклятый урод!


Он… он чуть не убил меня!



Держась за подвернувшуюся корягу, Жук встал на ноги. Окидывая взглядом кровавое побоище, нервно щурил глаз. Второй, наливаясь багрово-лиловым цветом, стремительно заплывал.


Отдав несколько распоряжений, Трис обернулся к ожившему напарнику.



- А ты думал, он полезет к тебе целоваться, придурок! Захотелось ручкой помахать? Он бы тебе еще не так махнул!


Жаль, не дотянулся! Этот безголовый осел оказался ближе!



- Пффу… Действительно безголовый! Куда перся дурак. Спешил от башки избавится?



- Дубина! Он тебе жизнь спас!



-Он меня едва не угробил! Раскормил брюхо боров! А этот урод.


Не мог схватить чего полегче?!



-Угу, колоду например! Ты что, пока дергался, успел присмотреть? Тогда надо было орать громче.


Видишь, мутант тебя не понял!



-Да пошел ты.



Трис, рассматривая пойманную добычу, продолжал издевательски кривить губы.



-Может, это утренняя разминка краба, швырять трупы. К тому же идиотов, согласных служить мишенью, даже в лесу хватает! Был бы корешок покрепче, чтоб прислонится!


Кхы..



-Когда закончишь ржать, можешь угадать, кто изобразил это пушечное ядро… хочется знать, кого мне блааагодарить… в моих молитвах.



-Отгадывай сам, а лучше взгляни! Голова валяется где-то там. Впрочем… судя по туше, кажется - это Фенк!



- Фенк. Нееет! Этот мелкий идиот?



- Мелкий. Хм… смотря как ощущать, впрочем, о вкусах не спорят!



Окинув взглядом распухшую, перекошенную физиономию и полностью заплывший глаз Жука, Трис фыркнул не в силах сдержать издевку.



-Тебе, друг, виднее!



- Дерьмо! Глянь на его ноги, это же… копыта носорога!



-Просто платформа. Имей хоть немного благодарности, Жук! Не говори плохо о покойнике, Фенк всего лишь старался быть повыше!



Уставившись на своего напарника уцелевшим глазом, Жук внезапно затрясся от хохота.



- Повыше. Хаха…ха… А стал… ха…хаа на голову короче!



- Заткнись, кретин!



Заметив, как дернулась щека Триса, Жук быстро протянул руку, указывая пальцем ему на пояс.



- Ладно! Ладно! Слушай, а эта игрушка оказалась серьезнее, чем я ожидал!



Трис наклонился и поднял с земли шлем, тщательно оттирая с него пучком травы, редкие капельки крови. Подбросив в ладони небольшой пистолет, он любовно погладил вороненую сталь и только через минуту ответил.



- Последняя новинка пульсара, разработанная Ноксом. Что ни говори Жук, а эту мумию венчает золотая голова!



- Ага! Только от блеска его драгоценного черепа мне почему-то хочется держаться подальше! На кой черт ему понадобился этот монстр?


Своего зверинца мало?



- Не наше дело! Может, он ему нужен для коллекции!



-Угу… Наверное, надоело смотреть в зеркало.



Заметив недоуменный взгляд Триса, Жук ухмыльнулся.



- Да самый ценный экспонат в его зоопарке - это он сам! Хха… Его… зубы…



- Закрой пасть. Насекомое! Сейчас и деревья имеют уши! Знаешь, что говорят о таких весельчаках?


Перед смертью не нарадуется.



- Не надышится…



- Чтоо…



- Эй, успокойся. Трис, все тебе кажется…



- Мне кажется, здесь не хватает третьего трупа! Ты не будешь скучать по Фенку?



- Я. Шшутки у тебя…



- А кто сказал, что я шучу?



Быстро отведя забегавший взгляд, Жук повернулся к копошащимся фигурам, заматывающим мутанта в сеть.



-Эй, вы там, осторожнее! Эта тварь дорого стоит! С него не должно упасть ни одной чешуйки!



Не переставая косить на руку, поглаживающую пульсар, он вздохнул.



- Просто жуть берет! Как он размахивал своими клешнями бррр…



- Всё, отмахался! Хотя он едва не ушел!



- Трис… я здесь не причем! Он же прошел сквозь чащу! Ни один нормальный человек не пройдет там! Его сожрут…



- Он не человек! Он…



- Зверь!



- Где ты видел зверя с такими клешнями?!



- Краб и еще этот… скорпион, вот!



-Эх Жук, Жук! Бестолковое ты насекомое! Он - это Нечто!



- Нечто. Как же! Теперь это просто кусок крабового мяса для Нокс…



Луч был почти не заметен. Жук удивленно взглянул на дыру в груди и беззвучно рухнул на траву. Заметив вопросительный взгляд одного из помощников, Трис небрежно провел дулом пульсара по щеке.



- Много болтать …это так вредно для здоровья.



Помощник кивнул головой и отвернулся. Трис задумчиво посмотрел на Жука.



- Зверушки не должны остаться без третьего блюда. К тому же, две доли …это две доли!



Не прошло и двадцати минут, как прогалина опустела. О произошедшей трагедии напоминали забрызганные кровью пятна жухлой травы, обломанный корень, три трупа, да чуть в стороне голова в маске, над которой с громким жужжанием уже кружили толстые зеленовато-синие мухи.



** 4**



Из старого, полу обрушенного тоннеля внезапно вырвался густой клуб пыли и повис в воздухе удушливым облаком. Вслед за ним из узкой щели, чихая и кашляя, выползла грязная фигура. Отплевываясь и фырча, она несколько секунд трясла головой, сбрасывая с себя комья засохшей грязи.


Из полома выкатилось несколько камней, и показалась ещё пара рук. Резко нагнувшись, человек тихо шикнул. Его внимание привлек тоннель на противоположной стороне шахты. Из его темной глубины за людьми, наблюдал разбуженный зверь. Долгую, напряженную минуту, человек вглядывался в чернеющий провал, затем сдернул с головы капюшон и тряхнул головой.


Густая волна волос рассыпалась по плечам, окутав хрупкую фигурку пушистым ореолом. Девушка! Она сделала несколько осторожных шагов по самому краю площадки. Металлический диск со стоящей на его краю фигурой невесомо парил в воздухе.


Под ногами человека разверзлась бездна! Дно отвесной шахты пряталось в густой тьме, но высоко над головой метрах в трехстах виднелся кусок свинцового неба.



- Пока тихо, Анга! Выбирайся!



Сопя от напряжения, из щели выползла еще одна фигурка.



Встав во весь рост, вторая девушка приглушенно охнула и прижалась спиной к обвалившейся стене.



- Эйва… Ты хочешь сказать… нам придется идти этим путем?



- Это не самый худший вариант! К тому же… он единственный!



Из темноты завала донеслось приглушенное ругательство и хрип. Девушки, быстро нагнувшись, принялись расширять щель. Работа кипела минут десять, и с каждой минутой все напряженнее и мрачнее становилось лицо Эйвы.


Она напряженно прислушивалась к тому, что происходило вокруг.



Внезапно девушка замерла. В глубине тоннеля, что первым привлек её внимание, наметилось движение. Вспыхнул и погас голодный блеск глаз. Зверь осторожно крался к выходу.


Анга ничего не замечала, продолжая ворочать громадные комья. Вскоре чертыханье зазвучало явственнее, и Эйва невольно улыбнулась, услышав густой бас.



- Темно, как у змея в глотке… и также узко… Уффф… ээээ… О, дьявол! Я, кажется, снова застрял! Тащи!



Анга наклонилась и сильным рывком выдернула из дыры большой, пластиковый контейнер, подталкиваемый изнутри. С трудом передвинула его в сторону и, склонившись, заглянула внутрь.



- Папа. Мне не достать. Ты… как ни будь…



- Как ни будь, как ни будь… экххх…. Как ни будь даже на горшке не посидишь… удобства ищешь! Ты хочешь, что бы я прополз по этой кишке… как…как… Черт! Да, я бы рад…



-Барк, постарайся… мы не одни!



Голос замер, а затем яростно прохрипел.



- Убирайтесь отсюда, живо!



- Папа!



- Барк…



-Убирайтесь! Вон! Я сам… тут еще… сам!



-У нас есть пара минут, Барк давай сдвигайся! Анга рой слева, кажется, там трещина.



Эйва, отойдя от Анги, неопределенно мотнула головой на её вопросительный взгляд. Сосредоточив внимание на противоположной стороне, она замерла на краю площадки, сжав ладонью рукоять ножа. Ментальный зонд ощущал волны голода и напряжения, исходящие от крадущегося зверя.


Их разделяла только ширина шахты. Черная тень плавно скользнула ближе, и Эйва явственно рассмотрела два ярких, немигающих глаза. Хищник, уже не таясь, беззвучно скалил клыки.


Внезапно издав короткий устрашающий рык, зверь прыгнул.



Эйва метнула нож и стремительно отскочила в бок. Пронзительный вой взмыл и оборвался. Массивная туша тяжело рухнула на край площадки. Мощные лапы несколько мгновений скребли там, где еще секунду назад стояла девушка. Оскаленная морда жутко таращилась мертвым глазом.


Во второй глазнице, вогнанный по самую рукоять, торчал нож. Спина Анги окаменела. Вжав голову в плечи, она крепко зажмурила глаза, ожидая самого страшного.



- Анга, все в порядке… как Барк?



Ответил Эйве сам Барк. Рыча и хрипя от боли, расшвыривая комья грязи, он пер по тоннелю живым тараном. Левое крыло, не выдержав напора, рухнуло огромным куском.


Спустя мгновение из пролома вывалился грязный гигант, с размаху уткнувшийся носом в шкуру мертвого зверя.



- Уффф… Ну и вонь! Ого… это… Дьявол! Вы в порядке.



Мужчина передернул окровавленными плечами. Выдернул нож из глазницы и, вытерев лезвие о шерсть, сильным рывком сбросил мертвое тело вниз.



- Хороший удар, девочка! Тебе удалось, что ни будь обнаружить?



- Мне надо еще пару минут… эта тварь сбила поиск!



Барк кивнул головой. Отступив, он прислонился к стене рядом с дочерью. Мужчина удивлённо косился на небольшую щель, через которую только что пролез, словно не верил собственным глазам.



Узкое, рваное отверстие было одним из многочисленной сети проходов древнего лабиринта. Пронзая шахту, отвесно уходящую вниз, тоннели, пересекаясь, закручивались в гигантскую, подземную спираль. Время от времени они, выходя в такие же бездонные шахты, разбросанные на огромном расстоянии друг от друга, заканчивались небольшими дисками площадок. Толстые железобетонные стены, испещренные сетью трещин, были опоясаны серпантином узких металлических лестниц. Меж ними пролегали изломанные временем нити двух рельсов.


Расположенные друг против друга, они отвесно падали вниз.



Эйва еще раз обошла площадку. Заглянула за её край и резко отступила назад. Глубина, странно завораживая, притягивала. Она закрыла глаза и замерла, внимательно зондируя предстоящий путь наверх. Ярус за ярусом ощупывала каждую щель, каждый закуток.


Её спутники, с трудом сдерживая хрипящие вздохи, напряженно ожидали, боясь нарушить поиск. Не открывая глаз, Эйва переключила внимание на пройденный путь. Тишина! И все же.


Казалось, воздух сгущается и дрожит от напряжения!



Погоня шла за ними почти пять часов подряд! И… отстала.



Врожденный телепат, Эйва сильнее других чувствовала её приближение. В первое мгновение, уловив, что охрана остановилась, она обрадовалась. Но уже через минуту ощутила резкий укол. опасность! Она не ощущала ничего конкретного, только смутная тревога…



Сунувшись в этот проход, они смертельно рисковали! Ход был совершенно разрушенным. Эйва лихорадочно сканировала путь, с трудом пробираясь через груды бетона и земли обрушенных стен и потолка.


Её инстинкт самосохранения стал гораздо сильнее с тех пор, как пропал отец.



Джарг! Куда он исчез? Так внезапно, так необъяснимо…



Месяц назад ей исполнилось восемнадцать. И уже год неуловимый „Уж“ обворовывал склады, доводя до умопомешательства охрану на всех уровнях подземных заводов. Она работала одна пока не встретила Барка.


Полгода им везло, но сегодня везенье едва не оборвалось!



Слыша вопли беснующейся охраны, Эйва ощутила страх! Дыхание смерти, впервые так осязаемо каснулось затылка.



Эйва негромко застонала, и массивная фигура качнулась ей навстречу.



- Все. так плохо стрекозка?



Эйва распахнула глаза и покачала головой.



- Наоборот! Тихо! Я ничего не чувствую, но мне хочется скалить зубы! Что заставило их уйти.


Они же достали нас! Барк…



- Знаю! Я тоже чувствовал впервые в жизни! Словно кто-то царапал мне плечи!



Барк замолчал, окинул взглядом небо над головой и переспросил.



- Тихо? И наверху?



Эйва кивнула головой, продолжая слепо ощупывать пространство.



- Все нормально! Если меня что и устраивает, то именно тишина! Её я выношу лучше, чем клацанье зубов за моей хмм… задницей.



Эйва перевела взгляд на Ангу. Прищурив смеющиеся глаза, та улыбалась. Барк тоже улыбнулся, одновременно испытывая щемящую жалость.



Его девчонки были такими юными и такими… измученными.



Проклятый мир! Проклятая работа, заставлявшая его рисковать жизнями этих детей! Но без них он был бессилен, а дома ждали еще трое!



- Значит… тихо?



Еще раз уточнил он, вопросительно глядя на Эйву.



Получив короткий кивок, ловко подхватил большой ящик, привычно устраивая его у себя на плече. Анга со стоном потянулась, медленно поднимая с площадки усталое тело.



- Подожди!



Эйва вскинула руку, останавливая мужчину.



- Подожди. Я пойду первой!



Барк подчинился, привыкнув доверять ее неясным предчувствиям. Анга, качнувшись вслед за отцом, облегчено вздохнула и вновь опустилась на корточки, освобождая пространство. Барк внимательно проверил пояс Эйвы.


Пристегнул к нему страховочный карабин с тонкой капроновой нитью, намертво закрепленной на его мощном торсе вторым концом.



- Отпусти меня метров на тридцать, сорок, Барк. На пару пролетов и только потом начинайте подъем. Только потом, не раньше!



- Все в порядке стрекозка!



-Барк. ты оглядывайся. Что-то надвигается, не в тоннеле, нет! Что-то здесь вокруг. надо…



- Надо скорее убираться отсюда! Я понял.



Эйва потерлась щекой о большую, мозолистую ладонь, ловко повернулась и быстро устремилась вверх по винтовой спирали.



Барк осторожно травил серебристую нить, внимательно следя за каждым шагом девушки. Проверяя ступени легким покачиванием, Эйва невольно вспомнила их первую встречу.



*** **** ***



Скупщик, которому она сдавала свой товар, восхищенно цокал языком. Джарг хорошо натаскал её, это признавали все «Ужи» молчаливо принявшие девушку в свой круг, после исчезновения мутанта.



- Тебе нужен новый напарник девочка!



- Нет, Мел! Никто не заменит Джарга! Он вернется!


Я верю!



- Без веры жить трудно! Храни тебя бог и… добро пожаловать в семью!



День не задался с самого утра.



Переговорив с Кривым Мелом, Эйва расстроено выслушала его оправдания.



- Извини, детка я на мели. Твой товар не из тех, что уходит быстро. Если ты немного подождешь…



- Не могу! Мне нужны деньги! Может у тебя есть факелы и стрелы?


Я согласна обменять товар на них!



Мел отрицательно покачал головой.



- Все, что у меня в данный момент есть, находится у тебя перед глазами.



Эйва тоскливо обвела взглядом небольшую каморку и полупустые полки. Она не раз бывала здесь вместе с Джаргом. Оформила не одну сделку уже после того, как он пропал.


Но не в этот раз. Дела Мела шли не очень хорошо в последнее время. Она понимала старого пройдоху, сохранившего меж тем, какие-то крупицы доброты и чести.



- Ладно! Я, что ни будь, придумаю.



- Может, возьмешь пока «Луч», у меня завалялась пару штук. Его заряда, хватает на двадцать выстрелов!



-Луч. Нет! В последнее время охрана все чаще устанавливает газовые ловушки. Один выстрел и я сама себя поджарю до хрустящей корочки! А шум.


Выстрелить в подземелье, все равно, что хлопком в ладоши пригласить его обитателей к обеду! Нет, Мел! В лабиринте безопаснее со стрелами и ножами.


А если сильно припечет, всегда есть факел!



- Тебе виднее, хотя многие таскают Луч с собой.



- Возможно, его тяжесть придает им уверенности!



- Может быть, может быть. Ну что, решила…



Эйва покачала головой. Слегка ссутулившись, Мел ушёл в глубь бара, тихо бормоча ругательства.



Глубоко задумавшись, Эйва рассеянно водила по тарелке остывшим куском мяса…



-Может, ты хочешь, что бы я завернул тебе, этот кусочек с собой? Съешь его, когда появится аппетит!



Мягкое, прохладное щупальце нежно обняло плечи девушки. Эйва улыбнулась.



- Рада тебя видеть Орк, но мне не до еды!



- А по-моему, тебя не мешало бы кормить почаще! Ты совсем не следишь за собой! Я могу тебя поднять одним щупальцем!



-Ты всегда это мог! Я помню, как ты, качал меня в детстве. Это было так здорово!



-Я и сейчас к твоим услугам, если тебе это поможет.



-Не поможет, Орк! Мел не может купить мой товар. а я не озаботилась найти запасного перекупщика в нашем районе!



- И не найдёшь. Каждый район имеет только одного, это бизнес! Зачем Мелу иметь чужого козла в своём огороде?



- Мне бы он сейчас не помешал…



-Я могу подсказать кое, что…



Эйва внимательно взглянула в глаза странного существа стоящего возле её стола. Больше всего, существо напоминало каракатицу с большой круглой головой украшенной багровым гребнем. Из полутораметрового тела по бокам в два ряда росли щупальца.


Возле ушных раковин свисали вниз два самых тонких отростка. Завязанные под подбородком в узел, они напоминали галстук с двумя пушистыми колокольчиками на концах. Шесть щупалец были сложены на спине.


А шестью передними, Орк неплохо управлялся в зале, разнося напитки и еду. Эйва только раз видела, как хрупкое на вид существо, внезапно взметнуло над головой все щупальца одновременно.



Вид у Орка был в тот миг устрашающим. Вздыбленные щупальца, нависая змеящимся зонтом, сделали его вдвое выше. Они вмиг оплели разбушевавшегося буяна, отобрав оружие которым он вздумал грозить Мелу. Приподняв барахтающегося человека почти на два метра вверх, Орк не напрягаясь, спокойно донёс его до выхода из бара и выбросил вон.


Щупальца мгновенно опали, сложившись на спине и животе существа, ставшего вновь маленьким и хрупким, но Эйва видела пораженные и восхищенные взгляды, завсегдатаев бара.



- Я слушаю, Орк…



-В южном секторе есть скупщик, Носатый Тюлень. Главное, ни чему не удивляйся. Ты поймешь почему, когда увидишь эту тушу.


Словами это… не объяснить! Лучше всего смотри на его брюхо. Пока оно плавно колышется, все в порядке, а если заколыхалось все тело, будь осторожна! Он купит все, что ты ему не предложишь, но он жаден!


Очень жаден! Ты можешь сильно прогадать.



- У меня нет выхода, Орк! Я соглашусь даже на половину…



- Обязательно надень очки и капюшон, и еще шарф! Я не хочу, что бы он рассмотрел твоё лицо! И он не должен услышать моё имя!


Не скупись на слова, помни, эта туша, любит лесть!



Внимательно выслушав советы, Эйва вышла из бара.



- Джарг убил бы меня, если б знал, куда я тебя направил…



Девушка улыбнулась и помахала рукой на прощание.



В башне она переоделась. Темные очки и шарф завершили наряд.



На южной окраине, она бывала вместе с Джаргом. Квартал расположенный ближе к стене периметра, был сильно разрушен. Груды мусора, опаленные остовы смятых машин, выбитые окна и заколоченные двери. Здесь встречалось больше мутантов, но все же днем было относительно спокойно.


Порядок поддерживали наёмники Тюленя. Разношерстная охрана, с наступлением темноты, мгновенно превращавшаяся в обычную банду. Благодаря наводке Орка, Эйва быстро отыскала нужный дом. У подъезда стояла парочка человекообразных горилл, до зубов, обвешанных оружием.


Деградация этих образчиков человечества была настолько заметна, что Эйва слегка засомневалась, поймут ли они, нормальную речь?



К счастью гориллы оказались дрессированными и даже образованными настолько, что ответили на приветствие дружными кивками голов. Та из фигур, что была крупнее, сумела пробубнить пару внятных слов. Из сказанного, Эйва поняла, её примут, как только Тюлень пообедает. Она ждала больше двух часов, подпирая угол дома под оценивающими взглядами охранников.


Руки, спрятанные в рукава, непроизвольно поглаживали рукояти ножей. Ей повезло. Тюлень насытился до захода солнца. Хотя, последние несколько минут, Эйва уже начала подумывать о том, что кажется затянувшийся обед, плавно перешел в ужин. В глубине дома звякнул колокольчик.


Горилла, мгновенно преобразилась. Перед Эйвой возник настороженный и опасный зверь, чутко прислушивающийся к одному ему известному звуку. Спустя пару секунд охранник мотнул головой, приглашая следовать за собой.



Тюлень возлежал на огромной тахте обложенный подушками со всех сторон. Его необъятный живот обтянутый ядовито зеленным, полосатым шелком возвышался словно громадный, переспелый арбуз. Лицо Тюленя напоминало лик восточного божка, но не его толстые щеки приковывали внимание.


Эйва едва подавила готовый вырваться возглас. Орк был прав, таких носов не существовало. Это… это был прямой вызов овощам! Что-то среднее между грушей и баклажаном!


Для достоверности вида, фруктово-овощному натюрморту, не хватало пары листочков.



Заплывшие жиром, узкие щелочки глаз, цепко обшарили фигуру девушки.



- Зря старалась! Намотай на себя хоть десяток одежек, ты все равно, слишком тощая… на мой вкус! У тебя совершенно нет воображения! Ни одной яркой вещи! Фу… ты могла, для разнообразия набросить нарядный шарф.


Впрочем, не думаю, что бы он тебя особо украсил.



Туша заколыхалась в припадке сытого, благодушного веселья. Слева от салатной туши, спиной к Эйве сидел плотный человек. Эйва чувствовала его легкий интерес. Но, надвинув шляпу пониже на глаза, он чуть глубже вжался в кресло и отвернул голову.


Положив ноги на низкий столик, крепыш следил за происходящим в зеркало, висящее сбоку на стене. Рассматривать его, у Эйвы не было времени.



-Я пришла не развлекаться! У меня к тебе деловое предложение Тюлень. А привычка кутаться осталась после болезни…



- Болезни. Что-то заразное.



Туша встрепенулась и даже немного поджала живот. За спиной Эйвы резко качнулся воздух от надвигающегося тела. Она, быстро вскинула руку.



- Это от голода! Я попала в ловушку, но мне удалось унести товар. Кривой Мел направил меня к тебе. Сказал, я могу положиться на твою оценку и на твой… вкус!


Мел давно знает меня и знает, что я удачливый охотник.



- Такой удачливый, что едва не сдох от голода, сидя на товаре?



Арбуз радостно затрясся, а Эйва обреченно подумала ну и как ей определить, веселиться туша или сердится? Это чудо природы непрерывно колышется и содрогается от приступов веселья с первой минуты их краткосрочного знакомства.



- Ты насмешила меня… я даже готов простить, твой нелепый вид.



- Значит ли это, что ты возьмешь мой товар?



- Мне не нравится, когда меня торопят!



- Извини.



- Что ты хочешь?



- Факелы, два диска стрел и немного денег на продукты.



- Для нахалки, ты слишком юная!



- А ты слишком добр! Тратишь на меня столько времени. Будет неловко, если мой товар не заинтересует тебя.


Не хотелось бы подводить Мела, он говорит о тебе с таким уважением. К тому же, для Ужа возраст не имеет значения, а я охотник со стажем! Мел может подтвердить это!



-Мел! Мел! Сплошная болтовня. Впрочем, чего ожидать от сопливой девчонки!


Гонору как у зубастого удава, а товар, не стоит и кончика хвоста ящерки! Показывай…



Из-за спины Эйвы мгновенно вытянулась лапа, похожая на небольшую лопату и ловко выхватила из её ладоней увесистый мешочек.



Несколько минут Тюлень увлеченно рассматривал содержимое мешочка. Наконец вспомнив о стоящей девушке, благосклонно кивнул.



- Товар средний, но я возьму и даже готов щедро заплатить!



Эйва молча смотрела на брюхо, ожидая предложения. Когда Тюлень назвал цену, она медленно подняла взгляд и сняла очки. Два взгляда скрестились в полной тишине.



- Мне нравится твой юмор Тюлень. Ты хочешь, что бы я посмеялась вместе с тобой? Это товар, с четвертого уровня!



Бровь Тюленя невольно дрогнула. Девчонка явно была не робкого десятка. Он нахмурился и чуть набавил. Эйва поощрительно улыбнулась, показывая, что ценит шутку.


Тюлень раздраженно рявкнул, не осознав, что именно предложил! А когда осознал… Его туша, так заколыхалась, что вся посуда в радиусе десяти метров тонко затренькала. Быстро вскинув руки, Эйва звонко хлопнула в ладоши, подтверждая сделку.



- Согласна! Твоё слово! Ты не только очень веселый человек Тюлень, но еще справедливый и щедрый. Я благодарю тебя за время, что ты мне уделил и поблагодарю Мела за его совет!


Он был прав, когда так точно описал твои достоинства! Удачи тебе и благополучия!



Тюлень целую минуту сверлил Эйву взглядом, медленно приходя в себя. Затем хмыкнул, стрельнув глазами на своего молчаливого приятеля, колыхнул брюхом и махнул рукой.



- А ты не проста. ох не проста! Ладно… иди!



Уже уходя, Эйва уловила сказанные им слова.



- Забавна, молода, но жутко костлява…



- А еще умна и нахальна! Признайся, она тебя заинтересовала!



- Развлекла! Да, она, очень своеобразна… очень! В этой жизни так мало развлечений! Ей бы не помешало, немного нарастить жирка…



- Мясо нарастет! Ты не узнал её? Это девчонка клешнерукого мутанта.



- Ты уверен. Я видел её однажды, она была тогда слишком молода. Может послать за ней ребят… мутант пропал так давно…



- Никто не видел его мёртвым, Тюлень! Не спеши наживать себе врага. Замечу, - опасного врага!



- Ты уверен, что не ошибся? На ней было намотано столько тряпья…



- Девчонка допустила одну ошибку, сняла очки. Смелая…



- Да не глупа, нет, и уважительна, и еще…



Туша, понизив голос, что-то невнятно забулькала. Затем, Эйву догнали раскаты хриплого хохота!



Шагая за провожатым, отпустившим ей товар, едва не подталкивая его в спину, она молилась о том, что бы удалось уйти спокойно.



Повернув за угол, Эйва припустила бегом. Поймав несколько косых, заинтересованных взглядов мгновенно сбавила скорость. Напустив на себя равнодушно сосредоточенный вид, крепко сжала оружие.



Эйва быстро шла по улице, сторонясь редких прохожих. Пронзительный, детский крик и рычание собак резко крутанули её на месте. Крик донесся из подворотни, что она только что миновала.


Не успев решить, ловушка это или нет, она метнулась назад.



Стрелы одна за другой сорвались с арбалета, прежде чем она осознала, что видят её глаза. Огромная, поджарая тварь замертво рухнула на землю. Яростно скребя землю лапами, громадный пес несколько раз клацнул зубами прямо перед лицом побелевшего как мел мальчишки. Ему было года три или четыре, так же как и второму, похожему на него как две капли воды.


Второй малыш стоял в этот миг на коленях возле помойки, крепко прижимая к груди кусок засохшего, заплесневевшего хлеба. Из дальнего угла заброшенного двора вынеслось еще несколько, разномастных собак. Слева мчался крупный палевый кобель с широкой грудью и исполосованной шрамами седой мордой.


Сквозь шкуру явственно проступали ребра, но от пса несло свирепой мощью. Боевые псы! Эйва узнала их сразу.


Владельцы диких свор держали собак впроголодь. Голод доводил до исступления, а пролитая кровь до бешенства. Эти вырвались из плена! Эйва чувствовала, как на затылке поднимаются волосы дыбом.


Арбалет тренькнул ещё несколько раз и три пса, с воем покатились по земле. Брошенный нож достал еще одного, а на вожака успевшего подобраться слишком близко, времени не осталось. Эйва едва успела прикрыть горло, подставив под удар клыков, левую руку. Громадный кобель мгновенно сбил её с ног. Мощные челюсти способные шутя перекусить ногу лося, сомкнулись стальным капканом.


Арбалет ослабил удар, но огненная боль ударила в плечо от самого запястья. Эйва пронзительно закричала. Уже проваливаясь в темноту от жуткой боли, она воткнула лезвие ножа, прямо в угол влажно сверкающего глаза.


Пес захрипел и обмяк, заваливаясь набок.



В себя Эйву привел, плачь детей. Маленькие ладошки гладили её лицо, щедро орошая градом слез.



- Эй, малыш ты меня утопишь…



- Ага, заговорила, будешь жить!



Эйва повернула голову и натолкнулась на сосредоточенный взгляд незнакомого мужчины, что-то делавшего с её рукой.



- Я вколол тебе антик, совсем немного. Его едва хватит на пару минут, пока я вправляю кости. Извини подруга, я на мели.


Боль скоро вернется.



- У меня есть… в поясе. Помоги.



Незнакомец, поддерживая Эйву под спину, привел её в вертикальное положение. Она быстро отыскала на поясе две ампулы антика и одну протянула незнакомцу. Он отрицательно покачал головой.



- Я на мели, но это не значит, что я без товара! Где-то здесь живет скупщик.



- Тюлень…



- Ты его знаешь?



-Он не любит, когда смотрят на его нос. Смотри в глаза или на брюхо. За твоей спиной все время стоит смерть… Помни об этом, если захочешь рассмеяться или поспорить.



-Тебе нужна еще моя помощь?



Эйва прислушалась к ощущениям и отрицательно покачала головой.



- Все в порядке, думаю, нет ничего такого, с чем бы я, не справилась!



Незнакомец вдруг лихо подмигнул.



- Ужи всегда выручают друг, друга! Так подружка?



Не прошло и минуты, как Эйва осталась одна посреди двора в окружении мертвой стаи и двух голодных ребятишек. Малыши, жадно давясь, глотали отвоёванный у собак грязный, засохший кусок хлеба.



- Ну и что мне с вами делать, а? Нет! День точно не задался!



К ночи, в её башне появились новые жильцы. А еще через неделю, объявился глава семейства. Эйва впервые испытала уважительный трепет, когда на пороге возник измученный, черный от переживаний лохматый гигант.


Из-за его плеча выглядывала девушка, сверстница Эйвы, с горящими от голода глазами.



Барку повезло, их завалило прямо на выходе и все же, понадобилось больше недели, что бы выбраться из завала и прорыть путь к реке подмывшей бок тоннеля. Дочь едва не утонула среди грязи, падающей и рушащейся вокруг них скользкими пластами. Товар пропал, зато, не грозила смерть от жажды.


Мутной жижи хватало с избытком.



Стоя на пороге башни, веря и не веря в то, что семья жива, Барк смотрел больными глазами на рыжеволосую девушку, держащую его твердой рукой, под прицелом. Не в силах произнести ни слова, он судорожно пытался заглянуть в приоткрывшуюся щель, ища взглядом тех, кого так страшно желал увидеть. Веселый, детский визг, раздавшийся в глубине башни, подкосил ноги.


Судорожно всхлипнув, Барк упал на колени, прижав к груди две совершенно одинаковые головки.



Вернувшись, он нашел свой угол разоренным. Хромой сосед подробно рассказал о драке. Забыв упомянуть, что удрал, едва услышал рычание собак.


Пряча глаза, он сообщил, что Найра и дети в восточном квартале, в башне мутанта.



- Она так и сказала, в башне! Пусть тебя не обманет её вид, будь осторожен! Говорят, девчонка всадила нож кобелю в глаз, в то время, как он жрал её руку!


Она притащила жратву и уговорила Найру пойти с ней. Мне тоже досталось, не буду врать, она не жадничала.



Найра обняв всхлипывающую дочь, замерла, до крови прикусив губу. Разрядив арбалет, Эйва тихонько отступила вглубь башни.



***



Девушка улыбнулась, воспоминания согревали. и отвлекали.



Она вновь сосредоточилась, зондируя путь. Где-то впереди была ловушка, что-то затаившись, ждало своей минуты!



Эйва знала, кто идет по их следу. Ощущала азарт и внутреннюю дрожь охранников. Сознание одного из них казалось знакомым, но что-то было не так. Внезапно она поняла! Оно троилось!


Получеловек, полу животное направляло эту погоню. Прайд! Вскоре Эйва определила, за ними идут целых пять прайдов!


Пять охотников, у каждого на телепатической связке по две крысы.



-Мы становимся знаменитыми…



Поймав вопросительно ментальный всплеск Барка, пояснила.



- Пять прайдов! Они послали пять прайдов! Нас уважают все больше!



- Лучше б им было на нас… начхать!



Крысы прайда, ростом с небольшую собаку, с широкой грудью, мощными лапами и зубами крокодилов. Вживив в мозг человека и крыс датчики, создатель преследовал единственную цель, установить контроль. Человек и зверь стали неразрывны!


Прайд являл собой единое сознание!



Охрана складов не брала пленных, глядя на попавшихся воришек, как на добавочный корм для своих чудовищ. Развлекаясь, они заключали пари, какая из крыс первой настигнет добычу.



Эйва невольно передернула плечами и вновь уловила вопросительно-ментальный всплеск Барка. Ухватившись за поручень, она повернулась к встревоженному мужчине, глядящему на нее снизу вверх. Сложив пальцы кольцом, ободряюще взмахнула рукой



Удар страшной силы встряхнул шахту. Пронзительный визг и скрежет рвущегося металла, заглушил страшный грохот. Шахта словно одновременно выдохнула десятками черных ртов, заполнившись в одно мгновение мусором и густой пылью.


Вниз падали огромные куски бетонных стен, части лестниц и среди них маленькое, хрупкое тело, на тонком тросе мелькнувшее и пропавшее во тьме.



Барка взрыв швырнул на край площадки. Едва не свалившись с нее, он не веря, смотрел в глаза, словно парящей в воздухе девушке. Неосознанно пытаясь, дотянутся до неё руками, хватал воздух.



Дикий, отчаянный крик заметался по колодцу.



Серия новых взрывов потрясла шахту. Вцепившись в ходящую ходуном площадку, рыча, как зверь, он сматывал натянувшийся трос. Свесившись над бездной, рискуя каждое мгновение, свалится вниз, Барк быстро выбирал нить, надеясь на чудо. Трос дернулся от резкого удара и вдруг легко заскользил вверх, с тихим шелестом, ставшим оглушительно громким в наступившей внезапно тишине. Барк недоуменно смотрел на рассеченное, чуть потрепанное окончание троса, лежащее на его ладони.


Эйва исчезла! Не веря глазам, он вновь наклонился над бездной и тихо со стоном позвал.



- Эйва. девочка моя. Эйва а. Эйвааа а а а.



Тело девушки с удивленно распахнутыми, но не испуганными глазами давно пропало во тьме, а Барк все кричал и кричал.



В себя, его привел голос дочери с трудом пробившийся сквозь глухую пелену отчаяния.



- Папа! Папа.



Анга судорожно вцепилась в пояс отца, не давая ему, свалится в пропасть, Девушка, тонко поскуливая, захлебывалась слезами от ужаса.



Барк медленно попятился от края, внезапно осознав всю шаткость своего положения. Площадка под грузным телом натужно скрипела и стонала. Прислонившись спиной к стене, он, замер. Грохот стих, лишь мусор и пыль густым облаком продолжали кружить в воздухе. Барк постарел в одно мгновение.


Анга уткнувшись носом в его грудь, вжималась всем телом, страшась оторвать лицо. Плакать девушка перестала, только редкие всхлипы еще изредка сотрясали тело.



- Надо уходить стрекозка.



Приподняв голову дочери, Барк, вгляделся в зареванное, чумазое лицо.



- Надо идти, соберись, скоро совсем стемнеет.



Анга кивнула не в силах вымолвить ни слова.



Барк вытер с её щек солёные ручейки и с нажимом повторил, глядя в глаза.



-Мы пойдем сразу, вместе, шаг в шаг! Держись рядом и молчи. Я не так хорошо слышу как.


Эйва!



Он быстро застегнул на поясе дочери карабин с тросом. Одним рывком вскинул на спину ящик и первым шагнул на пролет моля бога лишь об одном. Пусть той жертвы, что забрала бездна, будет на сегодня достаточно.



*** *** ***



Сознание лежащего неподвижно существа было погружено в густую пелену тумана, наполненного болью. Почти год, это истерзанное тело хранило тайну, доводя до бешенства своих палачей. И, тем не менее, они восторгались его живучестью. Ни одно из существ, не смогло бы выжить после подобных зкспериментов, а это жило! Существо, замедлило все жизненные функции.


Испугавшись, что теряют единственную нить, ведущую к разгадке, его на время оставили в покое. Подключив к искусственному питанию, палачи наблюдали, ожидая очередного чуда возрождения.



Иногда в густой тьме измученного разума открывались на редкость яркие окна в ту, прошлую жизнь. Существо, видело то взрывы и огонь, то лицо ребенка, обрамленное пушистыми волосами.



Внезапно огненная боль разорвала голову. Крик! Звук с такой силой наполнил сознание, что, не выдержав, существо закричало громко, хрипло, отчаянно.



- Эйвааа.



Густая чернота милосердно сомкнулась над истерзанным мозгом, гася боль и разум, стоящий на грани безумия!



Жилистое, мощное тело, билось в страшных конвульсиях, перепугав всех, находящихся в лаборатории. Внезапно тело выгнулось дугой и резко опало, словно внутри него сломался удерживающий стержень!



Грудь и живот существа, были закованы в подвижный, чешуйчатый панцирь. Вместо рук, безвольно свисали две тяжелые клешни. Существо, плененное глубоко под землей, было единственным в своем роде. Причиной плена, была его невероятная живучесть!


Под этим панцирем, скрывалась формула жизни, формула бессмертия.



Невероятное открытие, не успев заявить о себе, было утеряно при взрыве лаборатории. Ученый погиб, но, за минуту до смерти, понаставил восклицательные знаки по всему листу, единственно уцелевшего журнала! Остальные записи и пленки были уничтожены взрывом.



Судя по обрывочным записям, попавшим в руки Нокса, мутанту, лежащему в клетке, было около трёхсот лет!



Но сердце и все органы, принадлежали человеку, едва перешагнувшему тридцатилетний рубеж! Ответ на самый главный вопрос, не давался в руки! Каков предел жизненного цикла? Как выглядит чистая формула? Не является ли внешний вид мутанта, платой за его долголетие?


Возможно ли создание чистой формулы бессмертия, для человека?



У Нокса подрагивали руки, каждый раз, как машина выдавала очередные данные обследования. Он хватался за голову, не зная, что думать. Машины словно сходили с ума, выдавая дикую абракадабру из цифр и уравнений.


Противореча всем законам разума, выстраивали такие цепочки нитей ДНК, при взгляде на которые, мозг решительно отказывался верить даже в возможность подобного существования жизни. Однако, стоило отделить от общей цепи хоть одно звено, и клетка гибла. Природа от души хохотала, подкинув человеку очередную задачку на сообразительность.



Чуть мерцающее сознание, вновь унесло существо в глубокое прошлое.



*** *** ***



Капитан Дарк Ричардс, после лавины рапортов, был направлен к новому месту службы. Сидя в внутри грузового самолета он готов был убить своего попутчика, не перестававшего скалить зубы с той самой минуты, как узнал о назначении Дарка.



-Фронт? Капитан, не знаю, как вам удалось, но летите вы в прямо противоположную сторону! Там, курорт!



Спустя два месяца, Дарк и сам был в этом уверен!



Линия, соединявшая две глубоко засекреченные исследовательские точки, была чудовищно мирной, но только до вчерашнего дня!



Враг прорвал оборону и теперь стремительно продвигался в их направлении. Центральное управление генных разработок ДНК спешно эвакуировалось, в испытательную лабораторию, расположенную глубоко в горах. Там испытывалось последнее достижение, о котором в верхах, поговаривали с большей надеждой, новое био оружие!



Облученные личинки улиток, вымахав ростом с кролика, целенаправленно обстреливали своих создателей, пока еще не стабильными электрическими разрядами. Срываясь с дрожащих рожек, короткие молнии, метко и ощутимо били по движущимся целям. Последние расчеты показали, улитка, достигшая полуметровой высоты, сможет регенерировать разряд, способный прожечь броню толщиной в три сантиметра! Дрожащие кляксы, апельсинового желе, мгновенно преображались, стоило приблизиться, к бронированному стеклу, ближе, чем на два метра. Кляксы стремительно вырастали в рогатые пирамидки, искря рожками при соприкосновении.


Стоило человеку у далиться из зоны обстрела, хотя бы на шаг, и пирамидки расплывались по полу. Единственное, что волновало военных, это ядовито оранжевый цвет нового чудо оружия.



- Противник решит, что мы забрасываем его апельсинами!



- Боевыми апельсинами! Мы победим без единого выстрела! Враг просто лопнет со смеху!



-Это же все равно, что нарисовать у себя крест на лбу. Целься сюда!



- Успокойтесь, господа! Цвет сохраниться только до определенного возраста! Слизни типа хамелеон, меняют цвет в течение месяца!


У нас всего несколько пар взрослых особей сумевших перенять природные возможности хамелеонов. Перед вами их малолетнее потомство. Кстати, детишки уже вдвое переросли своих родителей!


Дайте им время, подрасти, и я уверен, вы поразитесь тому, что увидите!



- Вы имеете в виду ящериц хамелеонов?



-ДНК улиток было перепрограммировано, если можно так сказать, на базовой основе клеток хамелеона и электрического ската!



- Чем они питаются?



- Органика! Они всеядны! Едят траву, коренья, насекомых, в том числе и своих сородичей, но предпочитают живую пищу.


Их любимое лакомство белые мыши!



Возбужденно переговариваясь, толпа военных двинулась дальше. Дарк, мысленно проклиная все на свете, отправился следом. После демонстрации именно он, должен был переправить боевых улиток, на новое место.



Дарк брезгливо морщился, загружая в кабину контейнер. Стенки ящика тихо потрескивали. И хотя прозрачной была только крышка, пирамидки, сгруппировавшись в кучку, прицельно били в то место, где локоть пилота соприкасался с контейнером.



- Контейнер бронирован, вам нечего боятся.



- А как же слова насчет того, что они смогут пробивать сталь?



- Эти рогалики еще слишком малы.



- Они что, видят сквозь стены?



Дарк повел рукой вдоль контейнера и рожки, уверено повернули вслед за скользящей ладонью, усилив обстрел.



- Пока не понятно, как они это определяют. Но уже есть предположение, что они видят в инфракрасном свете! В любом случае, это будущее нашей армии!



- Как бы это будущее, не слопало вас, вместе с вашими открытиями, предварительно поставив к стенке, в качестве мишени!



- А вы оптимист молодой человек… Желаю удачи!



Седовласый профессор покровительственно похлопал Дарка по плечу.



Улитки благополучно перенеслись в горы, но Дарк взмок, напряженно прислушиваясь к потрескивающим разрядам за его спиной.



Проклятая работа, иногда отнимала слишком много душевных сил. Но, увы, это и был ответ, на его рапорта.



Добившись повторной аудиенции у командующего, он не получил ожидаемого результата.



-Ваше место там, где вы нужнее всего своей родине! Вы просили о переводе и вашу просьбу удовлетворили!



- Но, сэр! Я хочу воевать, а не возить козявок. даже электрических!



-Сынок, я не сомневаюсь, ты можешь сбить пару самолетов противника! Но каждый твой рейс, убивает их десятками, сотнями! Здесь нужен самый лучший! Из всех желающих, выбор пал на тебя, хотя рапортов было множество!


Подумай об этом! Ты солдат невидимой линии и она, смертельно опасна! Больше никаких рапортов!


Это приказ! Вы свободны капитан!



Дарк шел по штабу, сжимая кулаки. На закаменевшем от бешенства лице, сверкали глаза.



- Опасна! Моя служба опасна. Да! Я рискую сдохнуть от скуки!


Или… от полученного в задницу, укола, электрического слизняка!



Дарк непрерывно курсировал между точками. Приказы и распоряжения сыпались со всех сторон, и жизнь понеслась с небывалой скоростью. На самобичевание просто не осталось времени. Дарк доползал до очередной, дежурной кровати и проваливался в мертвый сон, без сновидений.


Затем, наступило короткое затишье. Два дня он отсыпался и приводил себя в порядок. Утром третьего дня, ему вручили наряд, на получение новой машины.


Впервые увидев, новенький флайер, Дарк онемел. Он не мог оторвать от машины восхищенного взгляда и это, наконец, примерило его с работой!



- Зацепило капитан? Вижу по глазам, зацепило! Этот ястребок, способен повернутся вокруг собственного крыла!



Инструктор, знакомя Дарка с флайером, любовно похлопал по тонкому серебристому крылу.



*** *** ***



Полет должен был стать одним из множества подобных ему, но всех кого встретил в тот день Дарк, как-то лихорадило. Он непроизвольно стал коситься на темный контейнер, пристегнутый к его запястью, как на бомбу замедленного действия. Это здорово нервировало.


Если верить ученому, провожавшему Дарка, внутри безобидная, очень нежная, живая субстанция.



- Новая ступень! Взрыв! Фантастика!



Волнение Дарка возрастало, по мере воодушевления провожатого. Что он держит, в своих руках. Что, эти чокнутые, всучили ему на этот раз?



- Будущее, молодой человек! Вы войдете в историю, как человек, принимавший непосредственное участие!



Дарк пожал плечами, все ученые немного сдвинутые. Он привычно осмотрел приборы и запустил двигатель.



Открытие! Ученый, проверявший странную цепочку ДНК, внезапно выстроившуюся на экране, в порыве вдохновения написал в журнале огромными буквами.



-ВЛАСТЬ НАД МИРОМ! ЭТО ОНО! БЕСМЕРТИЕ! Как просто и как гениальн…"



Дописать, профессор не успел. Он погиб в тот миг, когда собирался начертать формулу.



Когда спасательные команды раскопали лабораторию, он лежал возле стола со счастливой улыбкой на припорошенном пылью лице, прижимая к груди чудом не разбившуюся, закупоренную склянку с чем-то похожим на живую ртуть. Именно эта улыбка и запись в журнале убедили командира спас группы доложить по инстанции. Мгновенно были задействованы ученые всех уровней и всех направлений.


Весь труд, все записи погибшего, просеивались со скрупулезной тщательностью. Все, что удалось собрать, загрузили в флайер. В горной цитадели срочно освобождались помещения и люди!



Луч, ударивший на подлете к перевалу, казалось, прошел мимо. Но, спустя мгновение машина клюнула носом и резко пошла вниз. Флайер падал прямо на скалы, злобно ощетинившиеся пиками каменных голов. У Дарка была всего пара минут для принятия решения.


Попробовать дотянуть, идя вдоль ущелья над потоком, или сесть на скалы. Дарк быстро защелкал тумблерами, проверяя сопла, вертикального взлета. Лампы контроля полыхали рубиновым светом.


Проклятый луч разворотил всю систему. Сесть он мог только на аэро- площадку и то с большим риском!



Внезапно заработала рация. Хриплый, кашляющий голос еле различимый в хаосе гула и скрежета, приказал тянуть любой ценой. Голос кашлял приказным тоном, но даже не намекнул, как этот приказ выполнить!



Дарк хрипло выругался в ответ, нимало не заботясь о том, что его могут слышать в эфире. В ответ мгновенно прокашляли.



- Кхмм… угрозе падения… кхммтапультироваться! Спасти материал. кхммнтейнер!



Дарк резко щелкнул тумблером, отключая кашляющий голос.



- Идиот! Сядь за штурвал и спасай… я, что горю желанием сдохнуть.



Лайер рыскал по сторонам, почти не слушая штурвала. Острые пики утесов, вырастали на глазах. Выискивая хоть намек на площадку, Дарк чудом избегал столкновений со скалами, мелькавшими в опасной близости от куцых крыльев. В небольшом распадке мелькнула голубая чаша неподвижной воды, а за ней, чуть выше, посадочная стрела.


Маленький флайер даже смертельно раненый, почти доставил груз к месту назначения. Вот только вырваться из каменных лап ущелья, захвативших раненную добычу упругими, воздушными потоками, беспомощный самолетик уже не мог. Надсадно воя, флайер упорно карабкался вверх, с трудом отвоевывая каждый метр высоты. Сотрясаясь крупной дрожью, грохотал, и вдруг тонко взвыв, замолк двигатель. Внезапно наступила тишина!


Страшный в своей обнаженности нарастал свист ветра. Обтекая тело умирающей машины, воздух царапал натянутые до предела нервы пилота. Словно сорванный с нити воздушный змей, хаотично метался в воздухе серебристый силуэт. Рванув штурвал, Дарк сумел поймать крылом поток воздуха, скользнув боком меж двух каменных колонн.


Со стрелы аэродрома, за кувыркающейся машиной наблюдала группа людей в форме.



-Проклятье! Он падает!



- У него нет ни единого шанса полковник… вокруг сплошные скалы!



- Не каркайте! У него всего лишь горит крыло, но машина еще слушается…



- Остается уповать на мастерство и везение летчика…



-Уповайте лучше на бога, профессор! Если он, заглядывает в это проклятое место! Тяни… тяни сынок!



-Вырвался! Я всегда восхищался вашими парнями полков…



- Ему не хватит высоты, вы что ослепли. Прошу тебя… только не в поток…



- Штопор! Проклятье! Где к черту, спасатели!?



Флайер, вертело со страшной силой. Зацепив крылом скалу, самолет рухнул. Страшный удар и скрежет метала о камни, совпали с рывком катапультирования.



Удар о скалу сорвал козырек над кабиной пилота. Дарка словно изломанную игрушку, выбросило далеко вперед, за секунду до взрыва. Огненный всплеск добавил скорости, и тело, облепленное пылающим парашютом, упало в глубокую, каменную чашу. С тихим шипением погасло пламя, и вокруг неподвижного человека вырос яркий, спасательный круг. Запрокинув голову, летчик безжизненно покачивался на воде.


Над поверхностью оставалось бледное лицо и рука, удерживаемая всплывшим контейнером, но она медленно, почти незаметно погружалась в воду. Контейнер, пристегнутый к запястью, был пробит осколком самолета. Внутри него, по капсуле с живой ртутью, расползалась трещина, словно под давлением изнутри.


Наконец с тихим шипением, в воду вытекла радужная струйка, похожая на живую змейку. Скользнув по обнаженной руке человека, она на мгновение замерла, а затем быстро и незаметно всосалась под кожу лежащего без сознания пилота.



- Где спасатели. Где к дьяволу, эти лентяи? Перерыть гору! Вычерпать лужу, если понадобиться!


Собрать все до единого осколка!



Одновременно раскрылись люки подземных шахт. Из их глубины выпорхнуло два вертолета стремительно скользнувшие к голубой чаше, на краю которой полыхали останки лайера.



Небольшой вертолет, выкрашенный под цвет скал, неподвижно завис над пилотом. Из брюха, словно паук на ниточке опустилась черная фигура, наглухо замурованная в скафандр. Сквозь стекло шлема, смотрели серые глаза, с белым шрамом над левой бровью.


Дарк на мгновенье пришедший в себя от резкой боли, отчетливо рассмотрел белый изгиб. Он не слышал ни единого слова. Видел, только шрам и губы человека, что шевелились беззвучно подбадривая.


Через мгновение он потерял сознание и впервые пришел в себя спустя, пять месяцев!



Дарк должен был умереть, и не раз, и не два, а несколько! Его изломанное при аварии тело не могло прожить более полу часа, при всех тех внутренних кровоизлияниях и переломах, что высветили мониторы при обследовании. Его, не стали оперировать.


Оценив степень разрушений, ввели обезболивающее, и оставили тихо умирать. Но. пилот, продолжал жить! Он до смерти напугал внезапным стоном санитаров, пришедших перевезти труп, в морг.


Примчавшийся врач не верил своим глазам и показаниям приборов. Пилот, которому полагалось быть покойником еще сутки назад, продолжал жить, горя как в огне. Кровавым огнем было охвачено все тело. Термометры зашкаливало при одном только прикосновении к нему. Ритм, что выбивало сердце больного, поверг в шок всех без исключения.


При таком ритме кровь должна была кипеть, а вены разорваться от напряжения! Но пилот жил, не приходя в сознание день, и два, и три, и спустя пять месяцев, он все еще продолжал жить!



Организм принимал пищу и воду, но, отвергал любые лекарства. Тело начинало судорожно биться, при любой попытке ввести жаропонижающее. Его оставили в покое, продолжая внимательно наблюдать.


Ни один анализ не был похож, на предыдущий.



Опровергая и отвергая все известные истины, организм лепил что-то невообразимое, невозможное по меркам человеческого разума. Кровь, взятая на анализ, сворачивалась. Клетки жили не более минуты, мгновенно умирая. но пилот жил. Жил, продолжая пылать страшным, багровым цветом.


Через три месяца, у него стали выпадать волосы.



Пришедшая утром медсестра, проведя рукой по отросшим волосам, в ужасе закричала. В её ладони лежала волнистая шапка волос. Затем, началась конечная перестройка организма. Перемены ужасали и восхищали, временами пугая, даже ученых.


Огонь в крови погас за сутки перед тем, как Дарк пришел в себя. Температура упала внезапно и сразу. Кожа начала шелушиться, вызывая зуд по всему телу, успокаиваясь только в воде. Месяц, Дарк лежал в ванне, приспособленной под его тело. Он то приходил в себя, то отключался, не реагируя ни на звук, ни на свет.


Его сознание едва тлело, в то время, как тело жило отдельной и вполне здоровой жизнью. Но однажды, он широко распахнул глаза, обведя осмысленным взглядом потолок и стены, увешанные разнообразной аппаратурой, датчиками и экранами.



- Где я.



Голос едва прошелестел, но был подобен взрыву. Два человека, увлеченно спорящие, у него над головой, шарахнулись в стороны.



- Где я. нахожусь.



Врач вылетел за дверь, словно спину ему мазнули скипидаром. Второй осторожно приблизился и поводил перед глазами указательным пальцем. Обрадовавшись до неприличия, когда Дарк повел вслед за рукой взглядом, он пыхтел не в силах вымолвить ни слова.


Дарк заволновался, что врач, или лопнет от напряжения, или сойдет с ума от радости, с таким умилением и счастьем, смотрел он в глаза Дарка.



-Я что… ваш богатый родственник?



Врач засиял всем лицом и Дарк на всякий случай переспросил.



-Очень близкий? Меня, кажется, основательно треснуло по голове, я вас что-то не помню!



В палату ворвался еще один, совершенно седой врач. Склонившись над Дарком, он принялся осторожно ощупывать его лоб и грудь. Время, от времени бросая взгляды на экран, над головой пациента, врач произнес, словно не веря сам себе.



- Живем, значит. Ну и задачку ты нам преподнес! Молодец, молодец сынок!



- Вы… тоже родственник?



Врач озадаченно потер свой лоб, потом вновь потрогал лоб Дарка.



- Где я.



Дарк в третий раз задал вопрос, уже не надеясь получить вразумительный ответ.



- Ты, что ни будь, помнишь?



Дарк прикрыл глаза, тут же ощутив на своей руке, руку врача.



- Я помню полет. и то, что меня сбили. Как им удалось пробраться так далеко? Док! Надо немедленно сообщить в штаб!


Они должны выслать группу горных егерей! Я могу, указать координаты… я помню! Мой планшет!


Мне нужна карта!



- Спокойнее! Спокойнее сынок! Так, с головой кажется все в порядке!


Егеря уже разобрались! Было две группы, взяли всех! Ты находишься в лаборатории, в той самой, куда так стремился попасть. Код НG-0001! Ты… помнишь этот код?


Я тот, кому ты должен был доставить контейнер и документы.



- Я не знаю, что с ними док. Контейнер… он должен был быть на моей руке, а документы в дипломате, в самолете.



- Документы почти все сгорели при взрыве, так несколько листочков…. Тебя выбросило ударом, вместе с контейнером. К сожалению, он разбился и тоже оказался пуст!



- Мне жаль док. Наверное, я пойду под трибунал, но клянусь честью, я сделал все, что мог…



-Даже больше чем мог. Ты не виновен, расследование окончено. Выздоравливай и слушай новый приказ, выжить любой ценой!


Сейчас и здесь, я твой командир! Как офицер и как врач! Так, что постарайся и удиви старика, как удивлял до сих пор.


Ты чудом остался жив, это удивительно! Как ты себя чувствуешь?



Дарк прислушался и ничего не ощутил.



- Хорошо! Только страшная слабость не могу пошевелить. даже пальцами! Док я, что парализован?!



- Нет. не похоже, здесь, что-то другое. Судя по снимкам, твое тело в порядке. Не стоит волноваться раньше времени. Возможно, это реакция на долгое выздоровление. Ты идешь на поправку, я уверен в этом!


Давай подождем еще немного, а пока, больше есть и больше спать! Приказ ясен?



Дарк благодарно улыбнулся. Почувствовав слабость, он прикрыл глаза, погружаясь в сон.



Второй раз Дарк пришел в себя поздно вечером, через неделю. Долго лежал, вслушиваясь в тихую, знакомую мелодию. Её напевала молоденькая сестричка. Сидя под лампой с приглушенным светом, она что-то чертила, хлопая невероятно густыми, длиннющими ресницами. Такая молодая, трогательная, пушистая!


Почему пушистая, Дарк не смог бы объяснить и сам себе. Ему всегда нравились именно такие девушки, мягкие, нежные. Хотелось сорвать с нее жесткий, строгий колпак и выпустить на свободу, густую гриву волос.


Им было ужасно тесно под колпаком и потому, со всех сторон, выбивались маленькие, непокорные пряди.



Медсестра, сидя в вполоборота напевала старенькую песенку, бывшую когда-то очень модной. Дарк рассмотрел на её носу, россыпь золотистых веснушек. Не удержавшись, он стал мысленно, подпевать, продолжая любоваться мирной идиллией ночи.



После первого куплета спетого замечательным дуэтом, сестричка вдруг замолкла. Медленно повернувшись, она уставилась на него огромными, распахнувшимися на пол лица глазами. Дарк подмигнул ей одним глазом и решил улыбнуться. Губы, одеревенели, отказываясь повиноваться.


Замолчав на полуслове, он мысленно чертыхнулся и задал беззвучный вопрос.



- Ну и как теперь нам знакомится? С помощью знаков, или просто моргать на счет один и два, а?



Видно его идея понравилась! Девушка, моргнула сначала один раз, затем быстро два раза подряд.



Дарк лукаво подмигнул.



-Здорово!



Сестричка закатила глаза и бултыхнулась со стула на пол, словно сломанная кукла.



- Каккого… Эй, кто ни будь! Эй, сюда! Черт бы вас всех побрал!


И запустить нечем, проклятье, ни голоса, ни рук! Эй, ну кто ни будь.



На застывшем, словно маска лице, жили только глаза! Взгляд, внезапно наполнился ярким, золотым светом! Глаза человека яростно мерцали, выдавая страшное волнение!



В коридоре послышались бегущие шаги, топот нескольких пар ног. Перед дверью они замерли, словно прислушиваясь и Дарк, чертыхнулся, призывая на головы стоящих под дверью людей, все земные кары. Он беспокоился о медсестре, по-прежнему лежащей без движения.


Раздались, еще одни решительные шаги и дверь распахнулась.



- Наконец-то, док! Хоть у вас хватило храбрости. Помогите девушке, док! Что вы таращитесь на меня? Это не я грохнулся на пол!


Проклятье! Чувствую себя, как рыба! Рот разеваю, сказать, не могу!



Врач криво усмехнулся и вдруг развеселился, глядя на Дарка. Подняв с пола разлепившую глаза девушку, он ловко передал ее в коридор. Плотно прикрыл дверь и сел, напротив своего пациента.


Дарк раздраженно сверкал на него глазами, по-прежнему наполненными, ярким, золотым светом.



- У меня, что рога выросли? Проклятье док, я даже на пальцах не могу, ничего объяснить! Ну, что ты пялишься на меня, хрыч старый!


Скажи что ли, приветик!



Док оскалился во всю ширь рта!



- Приветик!



Дарк обмер. Голос врача возник прямо в голове, сопровождаемый сильным гулом. Дарк поморщился и только тогда сообразил, док не открывал рта!



- Так… значит, ты меня тоже слышишь? Прекрасно, а то я уж решил, что со старым хрычом, не все в порядке! Теперь, могу смело пялится, дальше!



-Простите…



-Уфф… ерунда! Честно говоря, можно было ожидать, чего ни будь и покрепче! Признаться, я немного волнуюсь и ничего не понимаю, ни-че-го!



- У меня онемело лицо, док. Я не могу шевелить даже губами.



- Однако, это не помешало тебе поставить на уши весь этаж. Все без исключения слышали, как ты вопил, требуя внимания!



- Так не для себя же!



- Понимаю, что. нет, не понимаю! Как это у тебя получается? Телепатия?


Согласен, теоретически, но как.



Док по привычке говорил вслух, но еще до того, как он произносил слова, Дарк слышал их. Слышал, как они выстраивались в предложения, прежде чем сорваться с губ врача. Вот только этот непрекращающийся гул становившийся все сильнее и сильнее.



- Дарк. ты слышишь меня?



- Что-то я устал док. что это так гудит.



Глаза Дарка закрылись, и он провалился во тьму. У его постели, сгорбившись, сидел старенький профессор, и отчаянно качал головой, всматриваясь в лицо, начинающее терять последние, человеческие черты, превращаясь в нечто. рептилиеподобное.



Коматозное состояние Дарка, продолжалось в этот раз, около месяца. И все эти дни, со страшной скоростью видоизменялось его тело. Оно покрылось жесткой и в то же время гибкой чешуей, прикрыв прочным панцирем грудь и живот перерождавшегося человека. Самое жуткое изменение произошло с руками. Пальцы рук срослись по два, ладони удлиняясь, медленно роговели, превращаясь в гигантские клешни.


Перерожденное существо, вооружалось грозным оружием. Уже дважды вставал вопрос об уничтожении мутанта. Но профессор, проводящий с Дарком дни и ночи, оттягивал решение, чувствуя вину и сострадание к молодому человеку, так страшно гибнущему у него на глазах.


Никто и ничто не в силах было обратить вспять прогрессирующий процесс мутации.



Что за дерьмо, подсунул свихнувшийся ученый, вопя об открытии века? Почему, расплачиваться за чужую глупость и самонадеянность предстояло этому мальчику, добросовестно выполнившему свой долг. Парень, с удивительным жизнелюбием продолжал бороться за жизнь, пойманную в ловушку неподвижного тела! Нет, он не мог убить его!


Он врач, а не убийца! Он дождется его пробуждения, и они постараются найти выход из создавшегося положения. Тело пациента трансформируется, но мозг прогрессирует!


Это он понимает как врач, как ученый! До сих пор юноша сохранял чистый, незамутненный рассудок! Он имеет право сделать свой последний выбор сам!



Жажда! Опаляющая жажда. Дарк тихо застонал и открыл глаза. Удивительно, палата в этот раз была пуста.


Он скосил взгляд. Прямо перед ним, на столике стоял стакан с прозрачной водой. Дарк шумно сглотнул и потянулся к воде. Рука послушно оторвалась от кровати.


Во всем теле чувствовалась необычайная легкость и сила. Громадная клешня, ухватила стакан и с хрустом раздавила его. Прохладная вода потекла, приятно холодя руку.


Дарк замер не в силах отвести взгляд от гигантской клешни.



- Это кошмар? Или я сошел с ума…



- Ты хочешь пить.



Дарк с трудом отвел глаза и перевел их на стоящую возле его постели сестричку. Ту самую, что недавно упала в обморок от его пения. Девушка смущенно улыбалась. За её спиной покачивалась чуть приоткрытая дверь.


Быстро налив воды, она поднесла стакан, поддерживая его голову. Он с жадностью припал к воде. Выпив огромными глотками, попросил еще и наконец произнес.



- Спасибо, а то от жажды, мне уже кошмары мерещатся! Кажется, я иду на поправку, а глазастая? Скоро споем.



Девушка как-то жалко всхлипнула и быстро выскочила за дверь.



- Ну и почему я на нее так действую? Словно ночной кошмар на младенца. Раньше, вроде нравился и девушки, не падали в обморок от звуков моего голоса.


А, если и падали то в объятия и этот процесс я точно помню, сопровождался, поцелуями, а не потоками слез! Странно. очень странно!



Раздумывая над сложившейся проблемой, глядя в потолок, Дарк сел на постели и подтянул тело, уперевшись руками в матрац. Повернул голову и попытался рассмотреть хоть что-то в приоткрывшуюся дверь. Убежавшей сестрички там не наблюдалось, впрочем, никакого другого движения тоже.


Все тело, наполняла бурлящая сила. Дарк немного попрыгал, раскачивая постель и что-то вспомнив, закрыл глаза.



- Я уже иду сынок. Я слышу тебя. хорошо слышу!



Дарк рассмеялся и открыл глаза. Здорово же его стукнуло, если он может слышать и говорить с людьми, мысленно!



Дверь широко распахнулась. Док влетел в палату широкими шагами, с развевающимися полами расстегнутого халата.



Дарк радостно протянул ему навстречу руку, демонстрируя силу, бурлящую в его крови.



Огромная клешня зависла в воздухе. Словно натолкнувшись на нее, замер на пороге профессор. И захлебнувшись, замер смех существа, радостно улыбавшегося в постели раздвинув тонкую линию безгубого рта. Хриплый стон прошелестел по палате…



- Будь сильным сынок…



Стон повторился более громко, переходя в судорожный всхлип и только тогда, Дарк сообразил, что это стонет он, сам. Поднесся клешни к самому лицу, поворачивая их в разные стороны, он тихо шептал.



- Что это. док. что это.



- Война солдат… ты должен быть сильным.



- При чем здесь война, док? Это. эти. док, я хочу зеркало!



- Подожди, ты должен понять. Мы сделали все, что могли. мы бессильны. Я не знаю, что за вирус вызвал мутацию! Нам, не удалось определить, что это было! Уже одно то, что ты жив, чудо!


У тебя не было, ни единого шанса! Я врач! Поверь! Никто, ни один человек, не смог бы остаться в живых, после таких ранений!


Я не рискнул оперировать тебя! И я не знаю, почему ты жив! Знаю только, в этом нет моей заслуги. Что-то происходит и это что-то, внутри тебя. Я испробовал все, за эти пол года!


Прости.



- Пол… года? Я здесь… пол года. Мне нужно зеркало, док!



В палату боком вошли два санитара. Поставив у стены большое зеркало, они быстро выскочили обратно в приоткрытую дверь.



- Док, я хочу, что бы вы тоже… ушли.



Врач, ссутулив плечи, шаркая чугунными ногами, пошел к двери. У порога он остановился, хотел, что-то сказать, но, нарвавшись на полыхающие огнем глаза, вышел, плотно прикрыв за собой дверь. Тяжело провёл по лицу рукой, словно сметая паутину и замер, подперев косяк спиной. Здесь его и нашел связист, принесший телеграмму. Пробежав глазами по плывущим строчкам, врач с силой ударил по двери кулаком.


Словно в ответ, из-за нее раздался отчаянный крик смертельно раненого человека. Перепуганный, связист рванул по коридору, забыв получить роспись. Профессор, глядя плывущим взором, прошептал ему вслед.



- Да… вы свободны офицер. идите!



Услышав второй стон, он рванул на себя дверь.



Дарк в ужасе переводил взгляд с врача на отражение в зеркале и обратно. Раскачиваясь из стороны в сторону, жутко выл страшным скулящим стоном. Из огромных золотистых глаз, дрожащей дорожкой бежали слезы, скатываясь по чешуйчатым пластинам груди и живота.



- За, что док. за что. Почему я не умер. Почему ты не убил меня ДОК.



Огромная клешня впилась в плечо врача. Только когда раздался хруст ломаемой кости, Дарк пришел в себя. Док медленно падал, выпустив из рук листок бумаги. Подхватив врача, Дарк уложил его на свою постель. Внимание привлек листок, сиротливо белеющий на полу.


Протянув клешню, Дарк осторожно поднял его мягкой, розовой присоской, легко выскользнувшей из-под рога ладони. Прочтя текст, он истерично захохотал, потрясая секретным бланком.



Категоричный приказ гласил. Объект немедленно усыпить! Передать мутанта в центральный сектор. как представляющее огромную ценность для науки, существо.


При необходимости или угрозе, заковать, так как не до конца выявлено состояние мозга, претерпевшего метафоры изменений. Тварь подлежит немедленному уничтожению в случае крайней агрессии.



-Я стал тварью! Я! Герой войны! Так называл меня президент во время награждения!


Кем я стал для него сейчас. Объект, номер, тварь. Просто тварь, не человек! Хотите усыпить, или убить меня, док? Я согласен!


Если убить.



Врач, пришедший в себя, на кровати с болью наблюдал за Дарком, размахивающим листком.



- Я никогда не хотел убивать тебя, Дарк! Я врач, а не убийца, но… они могут поручить это, кому ни будь другому.



- Тем лучше док, я не хочу жить! Но я выбираю смерть, а не сон!



- Ты не прав! Жизнь божий дар, никто не знает, что ждет его во время пути. У каждого свои испытания и своя боль.



-Это мне решать! Мне Док! Бог превратил меня в чудовище! За что. Если его испытания так жестоки, мне не нужен такой бог!


Я отрекаюсь от него.



-Сынок…



-Неет…чего мне еще ожидать, док?



- Мутация еще не закончена…



- А… еще не хватает хвоста и рогов? Когда… когда, за мной должны приехать, док?



- Через час! Как показали последние анализы твое состояние все еще не стабильно и я… я не знаю к чему это приведет.



- Мутация не закончена? Что ж утешусь хотя бы тем, что им тоже, никогда не узнать конечного результата! Вы поможете мне, док?



- Я не смогу, эта боль она меня убивает! Я слишком стар, что бы её терпеть, будь добр, дай мне обезболивающее.



- Простите док, я не хотел причинять вам боль.



-Я тоже сынок… я тоже…



Профессор тяжело дышал. Дарк быстро отыскал лекарство. Осторожно взяв шприц присосками, легко сделал укол.



- По-моему, я неплохо управляюсь с этими доспехами, а док? Чувствую себя, словно закованный в латы рыцарь.



Дарк криво усмехнулся и присел рядом с врачом на краешек постели.



- Знаете, док, в детстве я страстно мечтал стать рыцарем! Закованный в латы, сильный и бесстрашный воин! Моя мечта сбылась. страшная мечта!


Никогда, не мечтайте… док!



***



Тучи обложили небо плотной, густой пеленой. Барк с Ангой потратили больше трех часов, поднимаясь по изломанной спирали. Перевалив через край шахты, они не расцепляя связки, стали быстро удаляться, прислушивались к грохочущим предупреждениям грозового неба.


Шквал мог сорваться каждое мгновение, неся смерть всему живому.



Старая башня слегка вздрагивала стеклами окон от ударов грома. Вцепившись в рукав мужа, Найра слушала страшные слова.



- Если бы я просто допустил мысль, что она жива! Я пошел бы за ней! Пошел, до самых ворот ада! Наверное, я должен был отговорить её.


Но, план казался таким удачным! Этот чертов план!



Барк сжал огромный кулак и потряс им в воздухе, грозя неведомо кому.



- Они ждали нас Найра! Ждали с самого начала, но Эйва, что-то почувствовала. Мы пошли другим путем!


Старый дурак, я еще все время ворчал, что застряну в воздуховоде.



- Барк… Ты сделал все, что мог. Не вини себя. Мы обязаны Эйве жизнью и до конца моих дней я буду скорбеть, и молится, о её душе!


Она всегда будет с нами, Барк!



На миг, в комнате повисла тишина. Сразу резче стали слышны глухие раскаты грома и дребезжащие удары дождевых струй. Женщина чуть отстранилась и поймав взгляд мужа, произнесла.



- Барк, гибель Эйвы… Гай…



- Гай?



Барк замер вглядываясь в побелевшее лицо жены. Боясь разрыдаться, Найра кивнула головой.



- Его глаза. Они светятся расплавленным золотом.



- Первый признак. изменения.



- Мне страшно Барк. Ему нельзя за периметр, их правила запрещают любое проявление мутации! Центр боится изменений, как нашествия крыс.


Малыша убьют там, или отправят в питомник!



- Я надеялся, что Эйва ошибается.



- Эйва?



- Она предупреждала, но я не хотел волновать тебя раньше времени, надеялся, обойдется. Пойдем, надо осмотреть все тело!



- Не надо, он спит. Я осмотрела его несколько раз. Изменился только цвет глаз и они чуть удлинились.



- Ты ничего не заметила странного в его поведении?



Найра судорожно усмехнулась.



- Да… это наверное можно назвать странным, но увидеть…



- Помнишь, что ты сказала, когда впервые увидела Эйву?



- Какие необычайные глаза! Правильно, но.



- Я помню, тебе её глаза очень нравились!



- Они были такими тёплыми, зеленые, с золотыми искорками!



- И к Гаю вернется цвет, я уверен. Останутся только искорки, как у Эйвы. Я уверен, наш сын, телепат.



- Это опасно, за ними охотятся!



- Но ведь Эйва выжила, и Гай научится скрывать…



- Это не все! Барк, он все время строит баррикады из своих игрушек. А вчера. он стал строить их из мебели.



- Ну и что, он всегда любил возить по комнате стулья.



- Барк. Он не возит стулья по комнате! Он целый день сидел на своём любимом подоконнике, а стулья. они строятся сами!



Барк ошарашено вытаращил глаза.



- Он. он строит баррикаду только из, стульев?



- Это все что тебя интересует. Я боюсь, Барк! Я все время боюсь, что на самый верх баррикады, он, усадит брата. Кота он уже усадил. Я чуть с ума не сошла, наблюдая, как тот дико орет и молотит лапами по воздуху, отправляясь на уготованное место.


Но коту было легко удрать оттуда, едва малыш отвлекся. Барк, ему всего четыре года!



Барк замер обдумывая новость.



- Я могу приколотить мебель к полу. или привязать.



- А меня и остальных детей посадишь на цепь и прикуёшь, к чему ни будь, тяжелому?



Барк глубоко вздохнул.



-Я думаю… надо объяснить ему, что… мебель должна стоять на своих местах. А он, должен играть своими игрушками!



- Очень мудрая мысль! А главное… очень своевременная!



- Эээ… дорогая, боюсь, других у меня пока нет…



Найра судорожно вздохнула, пряча слёзы.



- Найра… милая, мы справимся! У нас замечательные дети. Наверное, потому, что они, все так похожи на тебя?!



Найра всхлипнула и уткнулась носом в грудь мужа. Его неуклюжий комплимент едва не снёс, с таким трудом выстроенную защиту! Но Барк, не ожидал ответа.



Поглаживая волосы жены, он осторожно предложил.



- Я слышал, Кривой Мел хочет продать бар! Детям нравилось отдыхать там, может, попробуем теперь в нем поработать? Это стабильность и достаток, а главное здесь всем наплевать какие у кого глаза!


Кроме того, малыш мог бы помочь мне в работе! Выбросить на улицу любого, кто стал бы угрожать его папочке!



- Барк! Барк. ты не возможен. не возможен.



- Вот. Самое главное! Мы, наконец то выяснили за, что ты меня так сильно любишь!



- Ох Бааарк. Наш сын становится мутантом!



- Он человек! А мутация. если тебе будет легче, воспринимай её как эволюцию сознания! Мир давно сошел с ума! Мы все, мутанты и те, что прячутся за стеной, тоже!


Я не знаю, что страшнее. Изуродованные тела, живущих здесь, или изуродованные души, прячущиеся за стеной периметра? Я не могу презирать человека за то, что у него выросла лишняя рука или нога.


Главное, что бы он оставался человеком вот здесь.



Барк прижал руку Найры, к своей груди, ощущая сквозь её ладонь, удары сердца. Долго смотрел в мокрые, родные глаза, а затем нежно поцеловал чуть припухшие от слез губы.



Глубокой ночью, вслушиваясь в завывание разошедшейся бури, он осторожно прикрыл одеялом уснувшую жену. Тяжело опустился в кресло и устремил в бушующую темноту, раздираемую всполохами молний, влажные глаза. Обхватив голову руками, Барк стал вновь вспоминать пройденный путь, отыскивая ошибку.



*** *** ***



В склад они проникли без особых проблем. Эйва, четко просчитала время смены охраны. Просканировав сеть воздуховода, нашла самый короткий путь. Барк глухо ворчал, что застрянет, в этой кишке и его обязательно услышат крысы.


К тому же, он не мог представить себе, как они будут выбираться с грузом, если им повезет?



- Они не ждут нас здесь! Склад совершенно новый! Согласно сведениям, в нем храниться вся экспериментальная продукция!


Чувствуешь, чем это пахнет, Барк?



- Деньгами!



- Деньги не пахнут! Это, свобода! Свобода, Барк! Мы можем сорвать такой куш!


Это - конец страхам!



Барк, согласно кивнул головой.



- Ты уверена, что этому плану можно доверять?



Эйва пожала плечами и ухмыльнулась.



- Я ничему не доверяю, но люблю пробовать!



- Этот склад, он вплотную примыкает к сторожевым вольерам в лаборатории…



- Поэтому, здесь так мало охраны!



- Девочка моя, но это же равносильно тому, что бы всунуть голову в пасть голодной зверушки!



- Да я знаю, склад, это часть лаборатории! Они все рассчитали и близость вольеров тоже! Но, ты прав!


Мы кое-что изменим в этом плане! Время!



- Время?



- Да! Мы наведаемся туда днём! В обеденный перерыв! Ну, кому придет в голову, выставлять охрану днем, на час?


К тому же днем крысы спят.



- Ну… если спят…



И все же в последнее мгновение, не объясняя причины, Эйва переиграла план еще раз. Они ползли по узкому воздуховоду, вместо того, что бы идти по давно заброшенной старой канализации.



Обезвредив несколько сигнальных ловушек, Ужи затаились перед тяжелой решеткой блокирующей выход. Распластавшись на полу, Эйва несколько минут разглядывала склад и последнюю ловушку, укрепленную на самой решетке. Краем глаза, следя за охраной и рабочими, она ожидала сигнала на обед.


Наконец, услышав длинный гудок, быстро разрядила последний маячок. В их распоряжении был ровно час! Две тяжелые раздвижные двери с автоматическими замками разделяли лабораторию и склад. Еще пара дверей выводила в переплетение тоннелей разбегающихся в разные стороны.


Воздуховод, через который Ужи проникли в склад, был самым дальним от дверей. На высоте трёх метров от пола, выход был забран чугунной решеткой. Осторожно опуская её на пол, Барк едва не загремел следом.


Дочь, ухватив за ноги, замедлила падение, и приземление прошло относительно спокойно. Барк сконфуженно ухмыльнулся, глядя на две светящиеся лукавством физиономии.



-Какие же вы еще дети!



Глаза цепко ощупали пространство склада, отыскивая люк, запланированный для отхода.



Пока все было в порядке, люк находился на положенном ему по плану месте. Барк сдвинул крышку люка и выдернув факел посветил в черную глубину. На дне колодца поблескивала вода.


Воздух был сырой и тяжелый. Где-то в метре от пола чернело отверстие, забранное кованой решеткой.



- Высота метра два, два с половиной. Подниматься было бы труднее. Если я не ошибаюсь, по плану здесь должна быть лестница и где она?


И потом вода, это нормально?



Эйва нахмурила лоб.



- По-моему о воде не было ни слова, я бы запомнила. Её не очень много, возможно просто просочилась сквозь стены? А лестница обозначена, ты прав. Не нравится мне этот люк!


Хоть умри, не нравится он мне, Барк!



Они внимательно смотрели в глаза друг друга, мысленно отыскивая и просчитывая другие варианты отхода.



- Мы можем уйти прямо сейчас, как пришли. Или рискнём, раз уж мы здесь!



Барк поднял ладонь. Эйва чуть помедлив, легко ударила по ней, Анга просто кивнула головой, переложив волнения и проблемы на их плечи.



- Идет! Уходим, как пришли через воздуховод!



Склад, разделенный узкоколейкой, был метров сто пятьдесят в длину и около пятидесяти в ширину. Длинные, узкие стеллажи были заставлены небольшими коробками и контейнерами. Часть таких же контейнеров стояла на поданных под погрузку платформах. Вдоль стен шли огромные, пустые клетки, оплетенные проводами и датчиками с пыльными глазками потухших камер и такой же пыльной аппаратурой.


В противоположную от дверей стену был вделан гигантский вентилятор. Длинные, сверкающие лопасти бесшумно гнали воздух, создавая легкое подобие ветерка. Возможно, именно поэтому их не учуяли охранные крысы? Осторожно скользя вдоль стеллажей, троица быстро пробралась к платформам, готовым к отправке.


Переходя от одной вагонетки к другой, слаженно вскрывали контейнера, в надежде отыскать энергетические кристаллы, недавно выброшенные на рынок и стоящие баснословных денег.



Контейнер обнаружила Анга, внезапно поскользнувшись на тонкой пленке едва заметной слизи. Взмахнув руками, она тяжело навалилась на штабель ящиков, со страшным грохотом разъехавшийся под её напором. Один из ящиков раскрылся и перед глазами замерших людей, заиграла восхитительная радуга, переливаясь и искрясь всевозможными лучами. Небольшие, величиной с теннисный шарик, похожие на крохотных разноцветных ежей, микрокристаллы заключали в себе огромную энергию. Уложенные в глухой, специальный стержень, получив легкий электрический импульс, кристаллы начинали мерцать мгновенно раскаляясь.


Крохотные на вид, ежи были необычайно тяжелыми. Два кристалла были способны обеспечить энергией целый дом в течение месяца!



Зачарованные люди восхищенно смотрели на искрящуюся красоту. Первым в себя пришел Барк, услышав в тишине приглушенный лязг металла и тихое шипение. Он круто повернулся, отыскивая источник шума.


В тот же миг взвыла сирена. Резко вспыхнули прожектора, заливая все вокруг белым, слепящим светом.



- Фильтры на глаза, живо!



Эйва услышав стон Анги, рывком натянула ей на лицо маску, страхуя от газовой атаки. Белый, густой дым тяжело клубился меж стеллажей, быстро приближаясь. За дверью слышался визг верещащих от возбуждения крыс.



Бросив взгляд на Барка, Эйва глубоко вздохнула. Он быстро укладывал рассыпанные кристаллы обратно в контейнер.



Закрыв глаза, она стала сканировать пространство, отыскивая выход из ловушки. Зонд везде натыкался на плотную охрану. Путь, по которому они проникли в склад, отпал сразу, слишком длинный и узкий, без развилок, им не успеть. Внезапно с резким клацающим стуком упали тяжелые металлические шторы, отрезая их от воздушных тоннелей. В плане, что она перекупила у информатора, о блокирующих шторах не было ни слова!


Программисты наверняка уже просчитали путь, по которому ужи проникли в склад, а это значит, что на выходе их будут ждать. Или, что вернее всего, на встречу пустят или уже пустили крыс. Внезапно вой сирен стих, остался только чавкающий шум вытяжки, с силой всасывающей остатки газа.



- У нас не больше пары минут Эйва.



Барк впервые нарушил ее поиск. Заметив отчаяние на лице девушки, спокойно произнес.



- Выход есть. ты найдешь его малыш. Не могут эти олухи предусмотреть всё! Слышишь?


Не могут!



Эйва сосредоточилась и внезапно замерла, почувствовав присутствие чужого разума. Она давно научилась различать отголосок мыслей людей и зверей. Но в этом было что-то. волнующее, необычное:



- Люк-ловушка. утонешь! Вентилятор. проход там… передай Ранкару. опасность… спаси дочь. Зайра погибла… Нокс ищет… зов матери, несет смерть…



Еле слышный, прерывистый шепот стих так же внезапно, как и возник у неё в голове. Осталось ощущение страшной боли, тоски и… гаснущей надежды! И взгляд из ниоткуда, всего на миг. такой знакомый, наполненный золотым светом!



Эйва широко распахнув глаза, смотрела на Барка, не видя его. Губы что-то беззвучно шептали, а зонд метался в поисках угасшего шепота.



- Эйва! Очнись! Скорее к люку, уходим!


Слышишь.



Тихий, почти не слышный звук, шелест лопастей.



- Люк ловушка, утонем. Вентилятор. проход за ним…



Эйва шептала слова чуть слышно, еще не придя в себя окончательно, но Барк услышал. Крякнув от напряжения, он подхватил контейнер и бросился вперед. Анга летела следом. Эйва наклонилась и подняла два кристалла лежащие у ног.


Крепко сжала ладонь и вздрогнула от боли. Разноцветный ёж больно уколол руку, приведя в чувство. Глаза быстро отыскали Барка.


Лохматый гигант замер, возле огромного вентилятора, напряженно рассматривая мерцающий диск.



-Они уверены, что поймали нас…



Барк оглянулся, услышав голос Эйвы, прозвучавший в его сознании. Что-то привлекло его внимание за её спиной. Грубо встряхнув девушку за плечи, он резко переставил её, в сторону.


Уперевшись покрепче в пол, Барк, навалился на стеллаж плечом, побагровев от натуги. Мощная шея вздулась узлами, лицо превратилось в жуткую, уродливую маску с оскаленным ртом. Стоящая словно монолит конструкция, жалобно тренькнув, завалилась набок и с грохотом рухнула на пол, разлетаясь на куски и фрагменты. Со звонким дребезжанием покатились в стороны трубы и опоры.


Барк подхватил одну из них. Дико заорав что-то нечленораздельное, он со страшной силой ударил импровизированным копьём прямо в дрожащий, сверкающий круг. Дико взвыл и загрохотал заклиненный вентилятор, замигало освещение. Со скрежетом провернулись лопасти и замерли, тонко звеня и дрожа от напряжения. Труба, заклинившая лопасти медленно сгибалась, не выдерживая бешеного напора.


Удар лопастей, отшвырнул мужчину в сторону. Труба мелко дрожала и потрескивала, грозя переломиться каждую секунду. Заревев благим матом, Барк метнулся к открывшемуся провалу.


Метнул в него контейнер, и бешено замахал руками, торопя девчонок. Оглушительно выла сирена. Труба со скрипом согнулась.


Лопасти, медленно проворачиваясь, тащили её по полу, высекая искры.



- Бааарк…



- Паапааа…



Два вопля слились в один и одновременно, резко заткнулись от удара врезавшегося в них огромного тела. За спиной рухнувшего Барка, быстро набирал обороты освободивший лопасти вентилятор. Звенящий диск, в считанные секунды, наглухо отрезал беглецов от выбегающей из-за стеллажей охраны. Вентилятор, изменивший от удара тон, басовито ревел, вновь превратившись в блистающий круг. Одна из крыс метнувшись за Барком, попала под острые ножи лопастей.


Голова с оскаленной пастью мертво, таращилась на окаменевшую троицу. Ошейник крысы, срезанный лопастью, зацепился за зазубрину оставшуюся от удара трубы. Мгновенно намотав повод, он подтащил под ножи вторую тварь и охранника не успевшего отцепить повод. Визг, вой, крик и чавкающие удары лопастей переламывающих тела без разбора.


Эйва с ужасом впитывала кровавую трагедию.



- Эйва? Эйва.



- Его смололо вместе. с крысами.



- К дьяволу его! Вместе с крысами к дьяволу! Пусть благодарит бога, что сдох так легко! Что было бы с нами останься мы, по ту сторону этого треклятого диска, а? Мы бы там умирали! А охранник, которого ты пожалела, скалил бы зубы, любуясь, как его монстры рвут твое тело.


Я чертовски рад, что угощением в этот раз оказался не я! Даст бог, мне удастся избежать этой чести и в будущем! Соберись, и живо вытаскивай отсюда наши задницы, пока они не отключили это чудо техники!



- Они не могут. Вентилятор подключен к системе. там что-то важное. нельзя отключить сразу!



Эйва смотрела на Барка, не узнавая его в мечущемся калейдоскопе световых пятен. Она громко икнула и вдруг расхохоталась, захлебываясь слезами. Барк обняв похлопывал ее по плечам и тихонько бормотал.



- Ну что ты, что ты! Смеёшся. Смейся, потому что мы живы!


А то, вздумала жалеть этих. людоедов!



Эйва зондировала путь лежащий перед ними. Приступ длился не более минуты, и все же она чувствовала себя не очень уютно. Такого с ней не было очень давно, если быть точной, лет десять.


Джарг почти вылечил тот детский ужас… и вот, едва его не оказалось рядом, как она сорвалась.



Проход уходящий круто вниз загибался под тупым углом. Эйва шагнула в темноту, на ходу доставая факел.



Тоннель все время менялся. Он то расширялся так, что она не могла достать его противоположные стены, то сужался, и тогда Барку приходилось идти боком, протискиваясь меж рыхлых и влажных стен, с глубокими трещинами и разводами. Покрытые колониями красного гриба издающего резкий, дурманящий запах от которого не спасали даже фильтры в ноздрях, стены тихо осыпались вниз, разрушаясь от времени.



- Ну и запах. не удивительно, что они там, все по сходили с ума, вместе со своими монстрами. Дышат такой дрянью! После этих флюидов, оскал крокодила, покажется нежной улыбкой мамочки…



Барк хрипло ругался и плевался, с трудом протискиваясь вслед за девчонками. Выдавал такие замысловатые эпитеты в адрес архитектора, что наверняка заставлял подпрыгивать и переворачиваться в гробу, несчастные кости, давно усопшего бедняги! Вскоре узкий проход уперся в широкий тоннель, с редкой ниточкой огней пропадающих вдали. Не успел Барк глубоко и облегченно вздохнуть, как Эйва уловила отголосок приближающейся погони.


Охрана спешила перехватить беглецов у выхода, но опоздала. Эйва резко повернула влево и прибавив ходу понеслась по тоннелю.



- Их выведут на нас, крысы!



Тоннель сменялся тоннелем, погоня постепенно нагоняла. Эйва уже не раз просила Барка бросить контейнер, слыша его тяжелое, дыхание.



- Нет девочка. я с ним расстанусь только вместе с жизнью. Это шанс! Он выпадает только раз! Это наш билет на бал, жизни! Ты уж. поверь на слово старому Барку!


Мне этот ящик силы придает!



- Как же, старый! Тебе всего тридцать девять!



- Плюс те сто лет, что я заработал, ползая по этим кишкам смерти. Поверь, стрекозка… мне… все сто тридцать девять!



Внезапно она узнала путь. В этом тоннеле, они были однажды вместе с Джаргом. Эйва не колеблясь ни минуты метнулась ближе к стене и обнаружив первый проход пошла по нему доверившись интуиции. Плотная тьма обступила со всех сторон. Проход был хуже некуда!


Рыхлые, тихо осыпающиеся стены и тяжелый, бугристый потолок едва не падающий им на головы. Куски отвалившихся стен и потолка устилали пол. Весь проход дышал опасностью, грозя, обвалится от малейшего шума. Эйва невольно сбавила шаг.


Пригнув голову, осторожно шаг в шаг шли за ней её безмолвные спутники.



- Главное дойти до шахты и успеть подняться хотя бы на два уровня. Там, им нас не достать, даже с крысами!



Они шли уже более двух часов, когда Эйва почувствовала, что погоня ускорила темп. Она ощущала злобу тварей, чувствовала их голод.



Эйва понимала ярость охранников. За гибель крыс, один из них уже заплатил собственной жизнью, но его напарники лишились премии. Если не вернут похищенный груз, то могут лишиться и головы. Эйва старалась уловить мысли старшего, но натыкалась на глухой заслон из бешенства и страха.


Начиная догадываться, из какого блюда будет состоять сегодня ужин хвостатой стаи.



Внезапно погоня сбавила ход и остановилась. Эйва, уловила край направленного ментального всплеска, но не было времени его расшифровать. Радуясь малейшей задержке прайда, она ускорила и без того бешеный ритм бега. Спустя короткое время вновь прислушалась к шагам погони и замерла от неожиданности.


В нее на всем ходу врезалась Анга, едва не свалив с ног, когда налетел Барк.



- Крысы. Бегите я.



- Нет! Нет, Барк, не то! Не понимаю… Не понимаю.



Барк тяжело дышал, недоуменно глядя, на натянутую словно струна, девушку. Двумя руками он удерживал ящик на мощных плечах. Потные, слипшиеся пряди волос нависали на глаза, скрывая тревожный блеск глаз.


Взгляд напряженно косил за спину.



- Это не возможно. погоня. она уходит. Обратно.



- Погоня… Ты уверена? И крысы? Крысы, тоже туда обратно?



Барк для пущей уверенности даже слегка повернулся и махнул рукой себе за спину, перестав косить. Эйва растеряно кивнула головой.



- Они уходят, назад. и крысы и охрана. очень быстро!



- Ну и чем ты не довольна? Крыски устали, хотят жрать или спать! Я слышал, этими тварями страшно дорожат! Может, они перетрудились, гоняясь за нами.


Да какая к дьяволу разница, если они оставили нас в покое! Может, подошло время ужина!



- Барк. их ужин - это мы!



Эйва напряженно смотрела в глаза Барка, словно искала ответ. Что-то тревожное витало в воздухе, почти осязаемо давило на плечи.



голова гребень натянутый обруч

Барк тяжело дышал, кося взглядом. Еще раз, словно не доверяя, посмотрел себе за спину и сплюнул сгусток грязи. Свет факела, мерцая, освещал напряженные густо припорошенные пылью лица.



- Ну и ладно! Главное они уходят, что вам еще надо.



Анга недоуменно переводила взгляд с отца на Эйву и обратно.



- Нам тоже надо уходить! Да что с вами?!



- Анга права, Барк! Мне не нравится погоня! Еще больше, мне нравится, что они ушли. Это пугает меня!


Я ничего не слышу! Совсем ничего!



- Эйва, девочка моя, не знаю, что может быть страшнее стаи монстров, мысленно разделавших тебя на бифштексы с кровью! И я не хочу, что бы ты, что-то еще чувствовала. Мне ощущений хватит… на всю оставшуюся жизнь! Впрочем, ты могла бы почувствовать, что-то хорошее. приятное.


Свежий воздух, например.



Барк внезапно замер и повел носом.



- Мне чудится или я правда, тоже что-то чувствую?



Эйва с силой потянула воздух и закивала головой вместе с Ангой. Из темноты еле ощутимо тянуло прохладной струёй.



- Воздух, свежий, выход где-то рядом!



Эйва осторожно пошла вперёд по тоннелю, принюхиваясь и непроизвольно ускоряя шаг. Воздух с каждой минутой становился свежее, но виски кололо от напряжения и томительного ожидания.



- Не нравится мне это, ну не нравится, как бы не пахло! А здесь пахнет свежей смертью, и мне кажется… нашей смертью. Скорее, что-то идёт, и оно давит на меня.



Спутники молча понеслись за Эйвой, сгорбившись и смешно размахивая руками, свод тоннеля становился все ниже, угрожающе нависая над головами людей. И все же они выбрались. Ожесточенно разгребая руками и ногами мусор, на коленях выползли из узкой щели грозящей каждое мгновение похоронить их под многотонным обвалом.



Барк поднял тяжелую голову. Ошибка в их плане была только одна, - карта-ловушка!



***



Гигантский, подземный лабиринт раскинул свои щупальца, охватывая город в кольцо. Верхняя часть его спирали служила убежищем для людей и мутантов, а так же для всевозможной, мелкой живности плодящейся с невероятной быстротой. Именно она служила основным кормом, подземным обитателям кое-как примеряя их меж собой.


Более сильные заселяли окраины города, воюя за каждый дом, за каждый подвал.



Уродливая стена возвышалась непреступным валом. Отрезая центр от жутких окраин, делила город на два противоборствующих лагеря, на истинных людей… и мутантов.



Группировки и банды делили меж собой окраинные кварталы, не обращая ни малейшего внимания, на то, как выглядят те, кто попадался им под руку. Ночи корчились и стонали от безумия крови. Вопли жертв наполняли тьму хриплым воем и плачем, перемежая их всплесками дикого хохота, и безумным рёвом победителей.


Расцвечивая развалины домов ярким пламенем костров, метущиеся страшные тени плясали вокруг изуродованных тел. Окраинный мир - Ад и Рай, разделенные стальным монолитом!



Ураган круша окраины города не щадил и центральные кварталы. Здесь, за стеной периметра, не так сильно ощущалось буйство природы. Ветер сорвал несколько рекламных щитов и с грохотом волок их по улице.


Ливень хлестал по стенам зданий и плевался дождем в редкие мокрые фигуры, жавшиеся в подворотни. Никакой ураган не смог бы сдвинуть с места Мирту занявшую нишу напротив двери ночного ресторана. Мирта и еще пара девочек приплачивали официантам. Те подмешивали в напитки немного возбуждающего порошка, облегчая уличным девочкам работу. Но сегодня не помогал и порошок.


Мирта, простояв в проклятой нише несколько часов, кляла, на чем свет стоит и ураган, и ослабевшее подобие мужского пола. Машина, замершая напротив её ниши, возникла из ни откуда. Еще миг назад улица была пустынна и темна. Изредка по ней проносились патрульные мобили. Прикрытые от дождя прозрачными полусферами они сами были похожие на гигантские, серебристые капли.


Скользнув фарами по подворотням, мобили беззвучно пропадали во тьме, довольствуясь визуальным контролем. Даже возможность сшибить несколько левых купюр, не соблазняла стражей порядка, покинуть уютно мурлыкающее нутро теплых машин.



Ураган сорвал световые нити, мгновенно разметав и запутав их в вершинах деревьев. Слабый свет, струился из окон ресторана, еще больше сгущая тьму. Машина стояла темная, неподвижная.


Мирта напуганная неизвестно чем, со страхом вглядывалась в призрачный черный силуэт. На другой стороне улицы, в такой же нише слабо шевельнулась конкурирующая тень. Это, придало ей решимости.


Быстро проведя руками по фигуре Мирта решительно шагнула вперед. Окно медленно поползло вниз. Бледная тень в глубине машины вяло махнула рукой, подзывая поближе.


Она сделала еще пару шагов, полностью подставив себя под удары холодных струй. Сидящий в машине не спешил, внимательно рассматривая женщину. Молодое, сильное тело, залитое дождем, слабо мерцало в скупых лучах света. Наконец рука слабо шевельнулась.


Дверь приоткрылась, приглашая девушку во внутрь машины. Едва сдерживая дрожь, она ловко нырнула в спасительное тепло. Мужчина жестом приказал разместиться напротив него. На миг Мирта расслабилась, наслаждалась ласковым потоком тёплого воздуха. Замелькавшие за окном огни привлекли ее внимание, и она посмотрела на мужчину.


Он был бледен и жутко костляв. Кожа так обтянула череп, что по нему можно было изучать строение черепных пластин. Глубоко запавшие рыбьи глаза смотрели презрительно.


Заметив испуг, мелькнувший на лице девушки, клиент попытался улыбнуться. Мелькнувший оскал лошадиных зубов в сочетании с немигающим взглядом, словно окунул в ледяную прорубь. Тело оцепенело.



- Тебе нечего боятся. К тому же ты. не в моём вкусе.



Мирта едва сдержала вздох облегчения, приправленный каплей изумленной досады. Ну, надо же! Это с его то мордой, претендовать на вкус!


Не сумев полностью скрыть свои эмоции от пронзительного взгляда живой мумии, Мирта быстро отвела взгляд. Тугие струи дождя падали плотной стеной, скрывая привычные ориентиры. Она никак не могла сообразить, в какую часть города направлялась машина. Тонированные окна слегка приглушали вспышки молний.


Освещая мертвенно бледным светом сидящего напротив живого мертвеца, придавали ему зловещий вид.



- Ты проведешь вечер с моим шефом. Я советую тебе, начать учится владеть своим лицом. При твоей профессии, оно у тебя. с браком!


И следи.



Мирта резко выпрямилась на сидении готовая высказать все, что она думает о советах этого усохшего скелета. Банкнота внезапно появившаяся в его руках, заставила ее подавится словами. С трудом, проглотив ком в горле, Мирта преданно уставилась на лошадиные зубы собеседника, начавшие вдруг приобретать легкую привлекательность на фоне зеленоватой банкноты.



Она не особенно запомнила дорогу завороженная ценой. И пришла в себя уже в лифте, несущем ее на встречу со сказочным клиентом!



- Шеф наверху. Не задавай вопросов. Выполняй все, что потребует и вот это.



Мумия помахала перед носом девушки второй банкнотой.



-. будет ждать тебя здесь! Обратную дорогу найдешь без меня. Не жди, что я приду прощаться!



Мужчина сдавлено хрюкнул. Мирта, только в лифте, сообразила, мумия пыталась острить!



- Черт! Это же надо, иметь такие зубы, позавидует не одна лошадь!



Мирта глубоко вздохнула и шагнула из лифта. Приглушенный свет почти не освещал огромный зал, превращенный в мини парк. Небольшой фонтан в центре, с подсвеченными снизу струями, разбрасывал трепетно пляшущие, пугающие тени. Под ногами колыхалась и волновалась от порывов ветра трава, но ступни ног ощущали тепло. Живая трава колыхалась под стеклянной плитой, слегка прикасаясь к ней верхушками стеблей.


Яркая вспышка молнии заставила вздрогнуть всем телом. Подняв голову, девушка поражено осмотрела массивный стеклянный купол. Ни единого звука не долетало снаружи.



- Кажется пресловутый шеф, большой оригинал.



Мирта осмотрелась по сторонам и передернула плечами, прогоняя мелкую дрожь.



- …с мрачноватым юмором!



Закончила она мысль и внезапно разозлилась.



- Что-то я сегодня нервничаю больше обычного. И где черти носят радушного хозяина? Заплатить кучу денег, что бы я могла любоваться молниями.


Идиот! Я предпочитаю раскаты грома, лежа под большим, теплым одеялом, укутанная с головой!



Мирта резко крутнулась на месте, напряженно всматриваясь в глубь парка. По спине противно поползла холодная струйка пота.



Клик. клац. клик…



Из тьмы раздавалось равномерное, скребущее клацанье, словно какое-то тяжелое животное, шло по стеклу, выбивая когтями дробь. В глубине меж деревьями мелькнула высокая мешковатая тень, и Мирта перевела дыхание. Фигура, не выходя на свет, тяжело опустилась в глубокое кресло.


Их разделял фонтан и площадка с яркой мерцающей подсветкой. Подчиняясь глухому приказу, девушка замерла ожидая.



- Сстой! Хоччу рассмотреть тебя.



Голос звучал как-то странно. Человек с трудом цедил слова, выталкивая их с шипящим придыханием.



- Хорошшшо… Ты умеешшь танцевать?



- Я профессиональная танцовщица!



Мирта даже смутилась от того, как гордо прозвучал ее ответ. Но расслаблено сидящий хозяин парка не обратил на это ни малейшего внимания.



- Так ччего ты ждешшь? Танцуй!



Хриплый голос противно зашипел. Мирта крутнулась вокруг своей оси, призывая на помощь профессиональную память тела способного танцевать подо, что угодно, под змеиное шипение или под мелодию струй. Второе было предпочтительнее, фонтан нежно звенел, обливая тело оранжевым светом.


Фигурка девушки казалась сотканной из огня. Стремительные и текучие движения красивого тела волновали и завораживали. Высохшие волосы чуть рыжеватые от природы, горели огнем, дополняя и насыщая танец. Движения убыстрялись, руки летали, словно отдельно от тела и тоже плели свою сеть очарования.


Танцовщица изогнулась луком, касаясь, огненной гривой волос пола.



Страшный рывок, едва не переломив спину, швырнул её к ногам вышедшего на свет мужчины. Девушка распахнула глаза и захлебнулась беззвучным криком. Тело забилось в диком, животном страхе.


Её волосы были намотаны на когтистую лапу бледно-серого монстра с оскаленной пастью и длинным кроваво-красным языком, которым он непрерывно облизывал тонкие губы.



- Поцелуй.



Хриплый полу стон, полу рычание в котором явственно проскальзывало желание. Голову Мирты стали медленно подтягивать ближе к кровавой пасти. Побелевшие губы девушки беззвучно шевелились, глаза не отрывались от змеиного, немигающего взгляда.


Ноги ставшие вдруг чужими слабо скользили по полу, отказываясь держать обмякшее тело.



- Поцелуй.



Дрожащий, горячий язык жадно лизнул щеку, прошелся по влажному лбу и носу. Тварь с наслаждением втягивала запах пота. Страх жертвы волновал и возбуждал зверя, дрожащего крупной дрожью от желания и нетерпения.



- Целуй. Целуй, дрянь продажная.



У самого лица раздраженно клацнули клыки. Мирта изо всех сил рванулась, прочь, непроизвольно ухватившись за скользкий, раздвоенный язык, лижущий шею. Второй рукой она вцепилась ногтями в морду, целя в немигающие, горящие глаза.


Дикий рёв монстра слился с отчаянным криком женщины, отброшенной страшным ударом. Существо яростно хрипело. Мотая головой, разбрызгивало капли крови, падающие из разодранного языка. Оглушенная ударом девушка не чувствуя боли, безуспешно пыталась встать с залитого кровью пола.


Не понимая, откуда её столько натекло, она на слабеющих руках, отползала в сторону. Тварь, подвывая, судорожно сжимала и разжимала когти.



- Не подходи ко мне. Нет. нееет.



Одним прыжком, монстр, преодолел двухметровое расстояние. Ухватив девушку за развороченный бок, он медленно приблизил свою пасть. Долго смотрел в белые от ужаса и боли глаза, а затем впился зубами в обескровленные губы, терзая и рыча от наслаждения. Тварь, не мигая, наблюдала за агонией человека.


Обескровленное тело, тяжело обвисло в лапах. На изодранных губах погибшей, словно в насмешку проступила улыбка. Вызванная судорожным спазмом, она заставила тварь взвыть от бешенства.


Отшвырнув мертвое тело в сторону, монстр долго смотрел на него. Затем принялся ломать и рвать то, что еще недавно было так очаровательно в своем огненном танце.



Чуть в стороне от изуродованного тела в алой луже сиротливо лежала, набухая густой кровью, зеленовато бурая банкнота.



Мумия, доставившая девушку, стояла перед экраном двумя этажами ниже.



Нокс не пропустил ничего из того, что произошло наверху. Остановив кадр, полюбовавшись на разодранный язык и расцарапанную физиономию босса, он злорадно усмехнулся. Выставил торчком средний палец и злобно ткнул его прямо в окровавленную морду!


Беззвучно погрозив экрану, он щелкнул кнопкой и направился к лифту.



Шеф ведущей корпорации по изготовлению энерго-кристаллов, все свободное время отдавал своему пристрастию. В секретной лаборатории, расположенной на одном из уровней лабиринта, проводились жуткие опыты над людьми и мутантами.



Макс сам стал жертвой, своего кровавого хобби. Изучая мозг в попытке разгадать старую как мир загадку природы - бессмертие, он уже пол года медленно мутировал, превращаясь в одно из собственных, созданий!



Последнее время, его совершенно не интересовали дела корпорации. Всем, заправлял Нокс, осторожно прибирая к рукам, нити власти.



Нокс был тем, кто подал идею создать лабораторию. Из разных мест стали пропадать ученые, физики, ведущие нейрохирурги и врачи. Все, кто хоть как-то был связан с исследованиями мозга и структур ДНК.


Люди, однажды попавшие в лабораторию, покидали её, только ускользнув в мир иной. Счастлив был тот, кто сумел ускользнуть сам. Клетки с зараженными деградирующими людьми, стояли вдоль одной из стен лаборатории.


Ученные и врачи могли выбирать, работать им, или отказаться!



С недавних пор, Нокс, стал подумывать о том, что корпорация вполне обойдется одним главой. Болезнь Макса прогрессировала. Последние несколько лет, Нокс сбился с ног, выполняя его безумные требования.


Во время одного из участившихся приступов, Макс придушил и сбросил с лестницы секретаршу. Деньги в очередной раз заткнули рты, но именно тогда Нокс решился! Укус рыслина занес в его кровь яд, - так считал Макс, и в этом заблуждении его твердо поддерживал Нокс. Теперь шеф медленно и неуклонно деградировал, повторяя путь своих жертв.


Но, Макс мутировал совершенно непредсказуемо! Нокс гадал, как долго еще продлится обратимая реакция. Может, стоит добавить шефу еще одну дозу вытяжки, из желез рыслина?


В дополнение к той, что он так ловко подсунул в любимый эклер шефа. Макс обожал пирожные!



Нокс здорово рисковал, обставляя затем несчастный случай. Операция была обыденной. Они только начали, когда веко зверя получившего мизерную долю наркоза, дрогнуло.


Нокс, ожидавший этого момента, стоя в изголовье рыслина, попросил подать скальпель. Макс протянул руку и. клыки с хрустом впились в неё. Пульсар Нокса разорвал голову рыслина, и он сам бережно сшил руку Макса.


Ассистирующий лаборант, ничего не успев понять, отправился вслед за рыслином. Это произошло пол года назад.



Идя по коридору, Нокс знал, что увидит сейчас. Расслабленного, голого человека лежащего в ванной, выставив из воды ступни с загнутыми когтями. Подвижные кости лица уже должны принять свое нормальное положение.


Вскоре ничто не будет напоминать о том монстре, что прячется до поры до времени под маской Макса Контонели.



И все же, пока Нокс нуждался в нём. Глубоко под землей лежал в сонном дурмане ответ на загадку загаданную природой человеку.



Мутант! Проживший более трехсот лет, если верить найденным пленкам и документам! Случайная ошибка эксперимента, породившая бессмертного монстра!



Встретив раздраженный взгляд Макса, задумавшийся Нокс, быстро кивнул головой.



- Сад в порядке, а у ваших питомцев на ужин свежая отбивная.



Заметив недовольную гримасу, Нокс мгновенно перестроил тон.



- В лаборатории все готово. Новорожденных крысят около дюжины, но пока трудно сказать, сколько из них выдержат перерождение. Я хотел бы предложить новый метод.



Макс нетерпеливо махнул рукой, обрывая Нокса.



- Я не ласполозен сегодня заниматься лаболатолией!



Он закрыл глаза и свесил на бок язык, с которого еще сочилась сукровица.



- Мммм… босс. Ужам удалось унести контейнер с кристаллами. Охрана почти схватила их, но я вернул погоню, когда получил предупреждение о внеплановой бомбежке.


Буквально за миг, до удара! Необходимо, что-то решить с охраной периметра, они бомбят в последнее время без всякого графика! Это может грозить нам потерями. Я боялся за ваших крыс и… уверен, воров засыпало в тоннеле!


Наши потери в энерго-кристаллах составили.



- К цёлту клисталлы! Клысы, они все зывы?



- Я сожалею босс! Погиб прайд, обе крысы и охотник. Камера удачно схватила момент одного прыжка!


Просто потрясающие создания шеф! В них чувствуется душа их создателя!



- Да! Я создал их! Мой гений!


Кто ответит за их гибель?!



- Виновный уже наказан босс! У ваших созданий отменный аппетит!



Макс довольно усмехнулся, кивнув головой почти вернувшей человеческий облик.



- Они похозы на меня, я цувствую их, цувствую лодство насых дус! Плоклятье! Бомбить так близко от лаболатолии!


Я заплесцяю!



- Они, не знают о лаборатории шеф… нам надо придумать небольшую сказочку.



- Вот ты, до завтла и плидумай!



- Разумеется! Вам не о чем волноваться!



Спустя час, оставив посапывающего Макса в руках старой массажистки, чем-то напоминающей одну из горбатых любимиц хозяина, Нокс входил в лабораторию расположенную на километровой глубине.



Окинул пристальным взглядом зал, привычно проверяя порядок и не нашел к чему придраться. Нокс подошел к ближайшей клетке. Громадное существо, напряженно смотрело немигающим взглядом. Ничто не напоминало в этом монстре, демонстративно отвернувшем голову при приближении Нокса, того юркого, маленького охранника с шустрыми руками, к которым липло все без разбора.


Нокс подсунул ему бутылку. Дорогое вино с подмешанной вытяжкой рыслина. Нокс был уверен, к утру, бутылка опустеет. Глазок видеокамеры снял начало, превращения человека, в монстра.


Как же он хохотал, демонстрируя этот фильм охраннику, посаженному в клетку, едва только проявились первые признаки начавшейся мутации.



- А ведь ты еще помнишь меня! Хочешь еще выпить? Тогда мозги отшибет гораздо быстрее, а?



Нокс скрипуче рассмеялся. Язык монстра дрожал, выдавая его бессильную ярость!



- Помнишь! Помнишь, черт меня возьми! Значит, поживешь подольше!



Спустя пол года зараженные люди начинали медленно терять возможность внятно выговаривать слова. Спустя еще три - четыре месяца разум человека деградировал, сохраняя лишь крохотные искорки былого сознания. Искусственная мутация превращала людей в двуполых монстров, тем не менее, способных к воспроизведению. Каждые два года по обеим сторонам груди, у рыслинов появлялся большой нарост-почка. Достигнув размеров большого кокоса, почка отслаивалась.


Рыслины носились с ними по всему вольеру, пытаясь спрятать. Прикрывали своими телами, и отдавали, только когда применялся болевой шок или газ. Нокс был потрясен, обнаружив в почке живой зародыш. Крохотная копия взрослого рыслина чем-то похожая на новорожденного крысенка. Макс, пылая к хвостатым тварям удивительной, материнской любовью, увидев почку в первый раз, загорелся идеей вырастить крысу ростом с теленка, смешав ДНК.


Он затеял перестроить и использовать под питомник рыслинов, подземные тоннели. Но его план с крысами, провалился. Хвостатые твари, упорно не желали вырастать больше, чем ростом со среднюю собаку. Они подчинялись командам, демонстрируя зачатки разума. Макс решил, что для дальнейших опытов, ему нужен сильный телепат!


Именно поэтому, его так интересовал не уловимый, Уж.



- Он телепат! Я это точно знаю! Он вычисляет все ловушки и водит нас за нос!


Ты должен придумать, как его поймать! Слышишь, должен Нокс! Найди мне его.



Нокс согласно кивал, развивая бурную деятельность, но не спешил отлавливать вора. Его мысли занимала другая картина, приобретавшая все большую четкость и привлекательность: Хвостатые монстры, глодающие живое тело своего создателя!



Скоро! Очень скоро! Надо только подождать!



Ждать Нокс умел! Он вновь вернется к тому, что потерял! Тиграны! Его звери!


Они раскроют тайны подземелья. Отыщут спрятанные в их глубинах сокровища. Нокс застонал сквозь зубы, глядя в угол лаборатории, где в клетке вот уже несколько часов, лежал мертвый тигран.


Что-то среднее между черным ягуаром и гризли, с редким змеиным рисунком, струящимся по гладкой шкуре. Всего несколько часов назад, глаза зверя горели ярким, золотым светом. Слишком поздно, Нокс узнал, что за свет, заливает глаза тигранов расплавленным золотом! Зверя доставили в лабораторию, тяжело раненым. Второго, пристрелили, не смотря на приказ Нокса взять зверей живыми.


Они словно демоны возникли из темноты, разметав охранников. Нокс готов был сам перестрелять оставшихся в живых. Лютуя от бессилия, он выхватил пульсар. Трясущийся охранник, закрываясь от выстрела, сунул пойманный трофей, прямо ему в лицо. Черная как ночь малышка храбро скалила зубы и яростно шипела, выпустив до отказа тонкие кинжальчики когтей.


Не смотря, на пару полученных царапин Нокс расхохотался. Вот это подарок! Зов действует.



Щенок тиграна спал опутанный проводами. Над ним тихо гудела и мерцала аппаратура, считывая и шифруя каждый вздох каждый толчок крови и каждый импульс, проскакивающий в сонном сознании тигранчика.



Раненый тигран, игнорировал обращение, но Нокс знал, зверь его не просто понимает, он способен ответить! В его столе, три года лежит пленка. Единственное, что осталось после той ночи, когда тиграны вырвались на свободу.



Нокс не мог видеть эти пустые клетки и приказал отгородить часть лаборатории, превратив её в склад. Прокручивая пленку, Нокс жадно рассматривал осмысленные действия зверей. Явно подчиняясь командам стоящего за спиной тиграна, дежурный лаборант, глядя пустым взглядом, открывал двери клеток.


Стоял, словно зомби, пока тиграны выносили детенышей. Затем, остановил диск вентилятора. Он держал лопасти, а меж ними, унося в зубах детенышей, а на спинах раненых сородичей, проскальзывали тиграны.


Он так и стоял, когда в лабораторию ворвалась охрана. Тиграны унесли с собой всех! Всех, кто мог еще выжить! Нокс с ужасом и восторгом слушал леденящий вой стоящего посреди пустой лаборатории последнего зверя.


Тигран долго смотрел в глазок видеокамеры, скаля страшные клыки, а затем одним ударом лапы свернул его! Именно тогда Нокс приказал переключить вентилятор, включив его в общую схему и теперь остановить его нажатием кнопки, было невозможно!



Нокс ошибся во второй раз!



Под вой сирены, он, наконец, получил ответ на мучивший его вопрос.



Нокс дразнил зверя, надеясь вызвать ответную реакцию.



- Я знал, что вы живы! Знал! Вы выжили благодаря мне!


Это я сделал вас сильными! Ни одна тварь подземелья не справится с тиграном! И это можно будет проверить, вот только подлатаю твои раны.


Стравлю тебя вон с той тушей! Как думаешь, выстоишь ты против рыслина.



Нокс махнул рукой в сторону клетки с рыслинами и получил в ответ ленивый зевок зверя.



- Скалишься, ладно! Что ты, искал с подружкой. Может, это?



Нокс шагнул в сторону и дернул тяжелую шторку. Под ней оказалась прозрачная полу сфера, плотно прикрывающая маленькое тельце крепко спящего тигранчика.



Зверь дернулся и глухо застонал, не в силах оторвать наполненный болью взгляд от спящего детеныша!



- Твоя дочь! Конечно! Охранники убили самку, но за эту крошку не волнуйся, я с неё пылинки сдувать буду. Она даст жизнь новому поколению тигранов! Я знаю, как исправить ошибку в твоей голове.


Ты будешь первым в ряду моих новых слуг! Мой зов действует, теперь я уверен! Он приведет еще многих из вас назад, ко мне…



- Ты глуп человек. убийственно глуп! Веришь, что наделенное разумом существо, станет добровольным рабом. Я дам тебе ответ только на один вопрос. Рыслин никогда не будет сражаться с тиграном!


Мы братья по неволе! И они, и мы рождены здесь. У нас и у них один враг – это ты! Берегись!


От тебя уже несет смертью и скоро она придет за тобой! Тиграны придут, ты прав… придут на зов! Зов крови, погибших здесь. берегись…



Нокс вжал голову в плечи. Жуткий страх на миг обдал его леденящей волной… потом, все прошло!



Нокс задыхался! Этого мгновения, он ждал всю жизнь! Тигран говорил с ним! Свободно!


Сознательно! Уверенно! Образ мысли был четким, ясным…



Дико выла сирена. Пронзительно верещали крысы, ревели рыслины, бестолково носились люди. Нокс стоял, не слыша ничего! Он жадно смотрел в глаза зверя, ожидая еще хотя бы слова.


Внезапно тигран напрягся, словно уловил что-то. Взгляд зверя вспыхнул и ярко горел золотым огнем, затем глаза потускнели и закрылись. С глубоким вздохом мертвый зверь вытянулся на полу клетки, открыв взгляду Нокса вспоротое когтями брюхо.


Зверь предпочел умереть сам! Отстаивая право разума, на выбор.



- Он… издевался… грозил мне… мне. Ааа а а а.



Всё живое в лаборатории содрогнулось от хриплого вопля.



Нокс остервенело, тряс прутья решетки.



Огромное черное тело лежало неподвижно. Оскаленные в смертельной гримасе клыки, ослепительно белые в черной пасти угрожали и остерегали, но Нокс не видел, не понимал молчаливого предупреждения!



-Выключить эту проклятую сирену!



-Это автоматика док!



-Автоматика? К черту вашу автоматику! Проклятье!


Дорн, опять.



Нокс, яростно выхватил обломки маяка, и затряс ими перед носом ученого.



- Опять обломки. Почему они ломаются?



- Зов не идеален, он вызывает вспышки бешенства у попавшихся зверей, но маяк можно починить. Мне необходимо время, доктор Нокс…



- Время… время! У меня нет времени! Зов нужен мне сейчас!


Вчера, а не завтра!



- Но, я не могу работать один. Двух моих помощников… Вы обещали, что их не тронут!



- Они сами себя тронули! Никто не заставлял их жрать наркотик! Эти идиоты сидят в клетке! Можете сходить и полюбоваться на их рожи!


Скоро в них не останется ничего человеческого! Они отработанный материал, Дорн! Вам придется подыскать новых помощников… и побыстрее!



Человек в белом халате устало потер лоб и равнодушно взглянул в бледно водянистые глаза Нокса.



- Думаю… мне легче самому нажраться наркотиков. Так, кажется, вы выражаетесь? Я устал Нокс! Смертельно устал.


Устал жить! Если вам нужны результаты, то дайте возможность нормально работать! И… не давите на меня.



Нокс от удивления сделал шаг назад. Всегда тихий Дорн, вдруг обрел голос! Даже самый трусливый зверь, обретает храбрость, будучи загнанным, в угол.


Нокс всегда помнил об этом и потому примирительно произнес.



- Дорн! Успокойтесь! Не стоит так орать друг на друга! Мы просто устали.


Думаю вам необходимо выспаться и отдохнуть. Эта неделя, она всех добила. Слишком напряженный, график работ. Решено! Отдых, два… нет, три дня!


А за это время, я подыщу вам новых помощников. Подскажите, в какой сфере образования, они должны подвизаться и какими навыками владеть. Тогда, я смогу более точно выполнить ваше пожелание.



- Электронная радиофизика! Мне нужен хотя бы один электронщик! Думаю, проблема заключена в длине волн, на которых звучит зов. Эхо лабиринта как-то влияет на диапазон звука.


Гасит наш и накладывает свой тон! Мне необходимо время, что бы все проверить. Простите, я немного погорячился…



- Ерунда! Отправляйтесь к себе! Это не приказ. Это забота, вы выглядите очень усталым.


Мы не будем восстанавливать маяк. Не сейчас, когда на зов летят все, у кого чуть больше двух извилин! У меня нет времени, но вам я его дам, месяц Дорн! Я дам вам целый месяц.


Когда отдохнете, вы найдете выход, я уверен!



- Клянусь, Нокс! Вы не пожалеете! Я создам новый зов!



Провожая взглядом, семенящего прочь ученного, Нокс, презрительно скривил губы.



- Конечно, создашь! Создашь и отправишься на корм крысам! Я лично включу его для тебя.


Зов будет звучать, как реквием твоему гению! Ты будешь слышать его до последнего вздоха!



Глаза Нокса приобрели редкий, голубой оттенок и лаборант заметив леденящий взгляд, шарахнулся в сторону, влетев в клетку, из которой только что вынесли тело погибшего зверя.



-Прибери там! Если уж ты туда вошел…



Лаборант судорожно закивал головой, а Нокс придя в хорошее настроение от реакции, вызванной его взглядом, медленно вышел .



****



Дарк стремительно шел по длинному коридору, надвинув на глаза белую шапочку врача. Объемный комбинезон скрыл тело, а свернутое в кокон одеяло, клешни. Со стороны казалось, что врач несет какой-то тюк! В палате, укрытый с головой одеялом тихо посапывал док, получивший полную дозу обезболивающего препарата!


Прощаясь, профессор подробно описал все выходы из лаборатории.



-Я сам буду решать, жить мне или умереть! Прощайте док!



Лицо Дарка почти полностью скрыла хирургическая повязка, глаза скрыли очки. Он сосредоточено делал вид, что поправляет расползающийся в его руках тюк, напряжено шаря взглядом по сторонам. У самых дверей лифта, оживлено болтали две медсестры. Та, что стояла спиной, была знакома. Знакомыми были непослушные пряди, упорно выползавшие из-под строгой шапочки.


Пару раз девушка оглядывалась, скользя по Дарку рассеянным взглядом и каждый раз, опережая её взгляд, он приподнимал плечи, уткнувшись носом в тюк одеяла.



Лифт выпустил трех охранников, в полной, боевой амуниции. Дарка напрягся, боясь, повернутся к лифту.



- Док, скорее, мы вас ждем.



Звонкий голос, звучал чуть напряженно и Дарк решился. Приподняв одеяло, старательно загораживаясь им, он шагнул в лифт.



-Вам. наверх док?



Дарк согласно кивнул и лифт, тихо шурша, сомкнул за его спиной створки. Еще дважды лифт останавливался и все та же рука, молча нажимала кнопку, ни о чём не спрашивая. Входили и выходили люди кто молча, кто перебрасывался редкими фразами.



- Извините, лифт используется для спец-перевозки. Пожалуйста, воспользуйтесь соседней кабиной.



Дарк напрягся, шорох сомкнувшихся створок и тихая вибрация лифта несущегося вверх.



- Дарк. вы можете повернуться. В кабине больше никого нет.



Дарк резко развернулся и натолкнулся на взгляд огромных глаз.



-Я видела телеграмму Дарк. Связист мой земляк, мы с ним из одного города. Это подло! Подло и бесчеловечно.


Они не оставили вам выбора! Не дали ни единого шанса! Неужели, нет никакой надежды, Дарк?



-Док сказал, ни какой… Я верю старику! У меня нет ни малейшего желания, становится подопытным кроликом! Что бы меня рассматривали под микроскопом.


Нет! Я не пожелал бы этого, даже врагу!



- Мне, очень жаль.



- Именно по этому, вы мне помогаете?



-Нет! Каждый человек имеет право на выбор! Однажды, они уже забрали его у вас.


Дарк, я прошу у вас прощения, за них, за всех!



Дарк смотрел в огромные как бездонное небо глаза, медленно погружаясь в синеву, закипавшую слезами.



Взвыла сирена и хрупкая нить, протянувшаяся меж ними, оборвалась.



- Это всеобщая тревога! Если, они заметили ваше отсутствие Дарк, нам не пробиться через центральный выход!



Словно подтверждая слова девушки, хрипло заскрежетал динамик, вмонтированный в панель лифта.



- Капитан Дарк Ричардс, приказываю вам оставаться на месте! Повторяю, это приказ офицер! Не оказывайте сопротивления и подчинитесь командам ближайшего патруля! Вам необходимо вернутся в бокс на уровень 7-ЗЭИ!


В зону экспериментальных исследований! Повторяю.



Дарк повернулся к медсестре.



- Вы можете сказать, что я угрожал вам.



Девушка отчаянно замотала головой, из-под шапочки тут же вырвались очередные непослушные завитки. Дарку страшно захотелось потрогать их на ощупь. Лифт остановился, девушка ухватилась за кокон одеяла, делая вид, что поддерживает его.



- Осторожнее док! Ради всего святого, несите осторожно. Расступитесь!


Трещина в реторте, опасность отравления!



Охрана, стоящая перед лифтом резко прянула в стороны. Один из солдат заглянул в лифт и отрицательно покачал головой на вопросительный взгляд офицера. Дарк быстро уходил по коридору, спеша за медсестрой продолжавшей освобождать путь звонким голосом.


Наконец, открыв одну из дверей, она устало прислонилась к стене.



-Нам надо подняться еще на два уровня, но там не пройти…



-Оставьте меня. Моё соседство становится не безопасным, для вас. Спасибо милая… но, им понадобится много ребят и еще больше оружия, что бы вернуть меня в бокс 7-ЗЭИ!


Живым, я туда не вернусь! Что на этом уровне?



- Площадка для лайеров, сейчас, там нет ни одного!



- Показывай! Нет, лучше объясни! Я не хочу лишнего риска для тебя…



-Возможно, они, и не будут искать тебя здесь! Площадка обрывается в пропасть. Единственная тропа перекрыта, там пост и круглосуточно дежурит патруль.


Дарк, это дорога в одну сторону.



-Для меня любая дорога, в одну сторону! Эта мне подходит! Полная свобода выбора. понимаешь?



Девушка всхлипнула и шагнула мимо него к двери. Они миновали еще несколько коридоров, и остановились у тяжелой стальной шторы, блокирующей массивную дверь.



-Когда она откроется они поймут где мы… у нас будет не более пары минут. На пульте включится предупреждение!



Медсестра быстро набрала код. Дверь открылась с глухим металлическим лязгом. Дарк на мгновение замер и прищурился от ярких лучей солнца, ударивших прямо в лицо. Кожа ощутила тепло и легкое дуновение ветра.


Девушку на площадку Дарк не выпустил, лишь осторожно протянул клешню, и она сильно сжала её двумя руками. Слёзы текли непрерывным потоком по её щекам. Дарк плотно прикрыл за собой дверь, и несколько секунд стоял закрыв глаза, прощаясь. Прохладный горный ветер приятно холодил разгоряченное тело.


Торжественно и грозно грохотал водопад, приветствуя создание злого, человеческого гения. Обрушивая вниз тонны воды, стремительно кружил и клокотал пенный водоворот, с ревом прорываясь сквозь узкое горло ущелья. Дарк зачаровано смотрел на мощь и великолепие природы несущее смерть всему живому! Краем глаза он видел выбегающих из распахнутых дверей солдат.


Наставив оружие, охранники охватывали его полу кругом. Они не волновали его. Стоя на пороге между жизнью и смертью он мог выбирать! Ему было все равно, сколько их там, пришедших, что бы вернуть его назад.


Не поворачиваясь, Дарк скинул с головы белую шапочку врача и неторопливо стянул комбинезон. Покрытое чешуёй тело влажно и чужеродно замерцало под лучами солнца, вмиг омытое брызгами водопада. Дарк стоял на самом краю уступа, над клокочущей бездной.


Наконец он повернулся к солдатам, давая им время, хорошо рассмотреть себя со всех сторон.



-Я капитан Дарк Ричардс! Офицер по особо секретным поручениям. команды президента! А это.



Дарк медленно провел огромными клешнями по своему телу, затем вытянул их навстречу замершим солдатам и столпившимся врачам.



-Это награда за верную службу, на благо моей родины! Вы хотите отобрать у меня последнее, что осталось? Лишить права на собственный выбор? Права на свободу. Разве не это право, даёт нам конституция, когда мы присягаем ей на верность.


Я хочу сам решать, жить мне или умереть! За это право, я уже заплатил. собственной шкурой.



Дарк покачнулся, но удержал равновесие, а вперед шагнул побелевший от увиденного кошмара, молодой офицер.



- Не делайте этого Ричардс! Они сказали, что смогут помочь вам.



- Они, солгали…



Дарк приложил к голове огромную клешню, отдавая в последний раз честь, И солдаты, и офицеры и врачи все как один, резко вскинули руки, салютуя падающему в пропасть телу героя.



****



Удар страшной силы швырнул Эйву на середину шахты. Еще не осознав, что падает, она вдруг, совсем рядом, увидела Барка, тянущего к ней руки. Висящий над бездной силуэт пропал, поглощенный тьмой, а крик, стонущий, звериным воем, всё летел и летел, наполняя душу смертельным ужасом.



- Эйваа а а. Эйва а а а.



Резкий рывок троса швырнул навстречу падающему обломку. Удар и темнота. Тело безвольно повисло. Острый край падающего пролёта, легко рассек натянутый трос, скользящим ударом отбросив тело в сторону. Обрывок, свернувшись замысловатой петлей, зацепился за вывернутую опору, торчащую из стены.


Рывок затянул петлю, но трос продолжал скользить. Тело девушки повисло в пространстве, раскачиваясь с неумолимостью маятника. Оно то зависало над площадкой расположенной тремя метрами ниже, то повисало над бездной с мрачным равнодушием ожидающей очередную жертву.



Казалось, судьба колеблется, удерживая нить жизни. Скомканное тело грузно ударилось о металлическую поверхность. Все затихло, лишь тяжелые капли начавшегося дождя, равномерно ударяли по слабо гудящей площадке.



Бум. бум. бам. бамзз.



Сначала пришла боль. Сознание тяжело билось в липких тисках, не в силах пробиться на свободу. Хлесткие, влажные удары по металлу медленно проникли сквозь вязкое покрывало беспамятства.



Стон. Тихий, наполненный страданием и болью, едва родившись, увяз в плотной мгле. Сухие губы жадно ловили влажные капли.


Шевельнувшись, Эйва вскрикнула и обмякла. В голове вспыхнул нестерпимый белый свет мгновенно поглощенный чернотой болевого шока. Второй раз в себя она пришла намного быстрее.


Дождь, молотя по лицу, не давал надолго спрятаться в спасительной тьме. Помня боль, Эйва настроилась на внутренний ритм. Крохотный зонд, искоркой полз по телу, выясняя, насколько оно изранено.



- Джарг.



Хриплый стон вновь прошелестел по шахте.



Она попыталась нащупать антик. Рука отозвалась жгучей, пульсирующей болью. Пальцы, липкие от крови неуклюже ощупывали кармашки пояса. Наконец, прижав ампулу к шее, резко надавила на её основание. Боль стихла.


Сознание было удивительно ясным и четким. Двумя сильными рывками Эйва вправила вывих локтя. Несколько раз глубоко вздохнула, выравнивая сломанные ребра. Затем быстро и осторожно уложила ключицу, ощущая подушечками пальцев, легкий хруст.


Голова начала плыть под действием лекарства. Эйва легла и закрыла глаза. Если ей уготовано погибнуть в ближайшие сутки, пусть это свершится во сне. Антик отрубил все болевые рефлексы.


Она ничего не почувствует, даже если её разгрызут на тысячу мелких кусочков.



Очнулась девушка через сутки.



Площадку окутывал густой мрак, ни звука, ни шороха. Ничего, кроме равномерного стука дождевых струй. Эйва слепо обшарила руками пространство и вздрогнула, обнаружив себя на самом краю площадки.


Выбросив короткий зонд, сразу уперлась в тоннель, закупоренный обвалом.



- Вот и ответ, почему я до сих пор жива.



Она бросила зонд дальше, вглубь завала и наткнулась на интенсивное шевеление. Кто-то с упорством рыл ход, добиваясь знакомства. Оценив свои силы, Эйва ощутила, прямо противоположное желание. Как показало зондирование, идея использовать прорытый ход, не выдерживала сравнения с массой гостя. Темп рытья ускорился.


Зверь явно почувствовал её пробуждение.



Эйва включила факел. Прислушиваясь к шорохам тоннеля, она ползала по площадке, внимательно осматриваясь вокруг. Путь наверх был отрезан! Пара сорванных пролетов, висела, держась на честном слове.


Пристегнув факел к запястью, она легла на живот и поползла по кругу, пытаясь рассмотреть проходы нижнего уровня. Лестничный серпантин был сорван и здесь. Лишь на противоположной стене, торчал большой кусок обломанной площадки.


Оценив расстояние, Эйва быстро смотала трос выясняя его длину.



Оставшегося обрывка, должно хватить где-то наполовину пути. Если раскачаться с достаточной силой, можно рискнуть. Скрежет и сопенье, сдобренное нетерпеливым рыком, усилились. Отстегнув карабин от пояса, Эйва крепко затянула конец троса на опоре, затем с сомнением посмотрела на тонкую нить. Мутило от голода и слегка от страха.


Натянув перчатки с магнитным зажимом, девушка решительно скользнула вниз. Она проползла большую часть пути, когда трос дрогнул от первого удара. Задрав голову, она натолкнулась на жуткий взгляд существа. Хозяин тоннеля, пробив проход в рекордные сроки, возвышался над площадкой массивной, бугристой тенью.


Висящий на запястье факел отчетливо освещал человека.



Зверь, гулко и раздражено рыкнул, явно протестуя против её ухода.



- Может мне еще извинится, что не попрощалась? Убирайся к черту! Аайй… Оставь трос, урод! Не хочется тратить на тебя стрелы, но…



Новый рывок резко мотнул её из стороны, в сторону, едва не сорвав с крюка!



- Чтоб… тттвою лохматую душу, скотина!



Эйва висела, словно паук на паутинке. Голодная слюна падала мимо неё частыми, вонючими хлопьями. Тварь жарко дышала, с шумом втягивая воздух.



- Убрайся! Иди покопай, может откопаешь еще что ни будь!



Нечто лохматое недовольно заворчало, затем встряхнулось, обрушив вниз, целый водопад воды.



Эйва качалась над пропастью, набирая размах. Удары мощных лап, рвали трос, непроизвольно помогая висящему телу но, промедление грозило смертью. В последний рывок, Эйва вложила все силы. Тварь, над головой, злобно взвыла, провожая взглядом летящую фигуру. Перчатки, включенные на всю мощь, звонко клацнули, о металл.


Девушка висела над бездной, почти на кончиках пальцев. Не отключая магнит, медленно вскарабкалась на площадку и несколько минут лежала, жадно хватая воздух. Из глубины открывшегося тоннеля, тянуло гнилью и сыростью. Глянув вниз и убедившись, что без троса больше никуда не добраться, Эйва шагнула вперед.


Пыльные занавеси липкой паутины мгновенно облепили с ног до головы. Тоннель был похож на многие другие, но еще дряхлее и запущеннее. На рыхлых стенах росли колонии, слабо фосфорицирующего мха, издавая густой, тёрпкий запах.


Его поверхность волновалась от снующих насекомых. Эйва старалась не касаться стен и свисающих с потолка широких, длинных лент.



Она на ходу сжевала пару капсул, щедро запив клейкую массу, водой. Тоннель был нескончаем. Зонд ощутил долгожданную развилку, когда она уже падала от усталости.


Небольшой зал, был заполнен ящиками и кучами сгнившей ветоши. Из него убегало в разные стороны четыре тоннеля. Вокруг по-прежнему стояла оглушающая тишина. Эйва заползла в небольшую нишу, разворотив ветошь.


Сон сморил её через секунду.



****



Пара золотых орлов невесомо парила в безоблачной синеве. Подхваченные воздушным потоком, птицы плавно возносились вверх, распахнув громадные крылья. Провожая немигающими взглядами заходящее светило, пристально окидывали взором взъерошенные бока гор и берега бешеной стремнины вырывавшейся из ущелья.


Разделившись на два потока, клокочущая порогами река в этом месте, делала резкий поворот.



Неожиданно, один из орлов взорвался клёкотом, привлекая внимание второго. Две молнии метнулись с небес, стремительно рассекая прозрачный воздух. Что-то тяжелое слабо ворочалось на мелководье, скользя по влажным валунам, покрытым слизью водорослей. Огромные клешни вспарывали дно, подтягивая к берегу изломанное тело. Израненное, полумертвое существо, выползало из плюющегося пенными брызгами потока.


Порыв ветра ударил с небес. Клешня угрожающе щелкнула, заставив орла прянуть в сторону. Существо, оставляя кровавый след, ползло по острым осколкам скал, бессознательно ища укрытие. Наконец, забилось в глубокую щель, под скальным уступом, заросшим колючим кустарником.


Свернувшись в клубок, существо замерло надежно укрытое со всех сторон. Покрытое глубокими порезами, тело ни разу ни дрогнуло. Ни единым мускулом, ни единым вздохом не выдало той искорки жизни, что еще теплилась глубоко внутри. Сердце существа, остановилось на рассвете, несколько томительных минут стояла оглушающая тишина. Робкая трель проснувшейся птахи словно встряхнула тело и сердце вначале тихо, а потом все сильнее и громче начало отсчитывать удары.


Существо глубоко вздохнуло и шевельнулось. Возможно, именно в этот миг окончательно умер человек Дарк Ричардс и родился мутант. Существо, выползшее через трое суток из пещеры, больше не было похоже на человека, трансформация завершилась полностью, изменилась даже речь.


Голос, слегка картавя, перекраивал шипящие звуки. Существо, ощупало присосками лицо, изучая свой новый вид.



Громкий нечеловеческий вой вырвался из панцирной груди.



Нечто, стояло в ущелье и по-звериному выло, задрав к небесам обезображенную голову. Внутри Дарка поселились два существа. Человек хотел умереть, зверь жить!


Его тело непрерывно боролось само с собой.



-Я не хочу жить. не хочу.



Бросаясь в поток, Дарк каждый раз приходил в себя на берегу. Сильное тело, отключая разум, спасало себя на уровне инстинкта. Он ничего не ел и приходил в себя оттого, что его зубы чавкали, жадно переламывая то, что подвернулось под клешню!


Зверь хотел жить и он побеждал! Спустя время, Дарк стал находить удовольствие от обладания новым телом, послушным, ловким, сильным. После жестокой битвы с горным львом, он, стоя над поверженным зверем, окончательно примирился с собой.


Испытал ни с чем не сравнимое облегчение от принятого решения! Словно все шестеренки, наконец, встали на свои места! Он прожил в ущелье почти пол года. Страшное зарево, охватило однажды небо, растекаясь по небосклону огненной лавиной.


Небо горело несколько недель ярким, малиновым светом выжигая все живое. Дарк находился возле пещеры, когда вспыхнула первая зарница. Затем, все вокруг залил слепящий, мертвый свет, постепенно приобретая кровавый оттенок.


Свет горел день, и ночь, леденя душу первобытным страхом.



Дарк лежал в самом дальнем углу пещеры, плотно прикрыв голову клешнями. Тело впало в спячку, резко замедлился ритм сердца, затормозился ток крови. Он выживал, осторожно расходуя силы.


Инстинкт зверя, предупреждал об опасности. Постепенно небо поблёкло, вернув свой первоначальный вид, только по ночам в разных его частях продолжало полыхать зарево. Дарк очнулся через месяц и долго лежал, вслушиваясь в наступающий рассвет.


Что-то было не так. Следя за лучом солнца, пробравшимся в укрытие, он вдруг понял. Там, снаружи, стояла абсолютная тишина!


Лишь отдаленный рёв горного потока и легкий свист ветра меж скал.



К лаборатории Дарк вышел через две недели. Он поднялся вдоль водопада, легко отыскав незаметную на первый взгляд звериную тропу и около часа наблюдал за входом. На площадке стоял одинокий лайер, с обвитыми ползучим плющом шасси.



Он осторожно взобрался на площадку и стремительно пересёк открытое пространство. Дверь шлюза тихо поскрипывала, под порывами ветра, ударяя по чему-то мягкому. В воздухе пахло смертью…



Дарк потянул дверь и резко отшатнулся. Закрыться ей, мешала рука человека в буром, заплесневевшем халате. Он лежал на спине, устремив в пустоту неподвижный взгляд.


На погибшем не было ни единой царапины, лишь в тех местах, что были открыты взгляду, на коже ярко проступали мутновато-ржавые пятна. Первый признак излучения, открытого учеными в самом конце войны. Джарг слышал о нём, но его жертву видел впервые.


Уже не скрываясь, он вошел в лабораторию. Чуткие ноздри сразу уловили удушливый, чуть сладковатый трупный запах. Полуразложившиеся тела людей, лежали везде. В коридорах, в кабинетах, там, где застало их излучение адского взрыва.


Царство смерти. ни кем и ни чем не потревоженное, за все это долгое время!



Джарг проверил три первых уровня, везде одно и тоже. Смерть и тление! Он, потратил несколько дней, снося трупы в глубокую расщелину у скалы, устроив в ней, братскую могилу.


День за днём, методично очищая уровни, он до дрожи в коленях таскал трупы людей, заворачивая их в простынные саваны. Что-то человеческое таившееся глубоко внутри, внезапно и властно заявило о своем праве на сострадание, не позволяя бросить тела погибших без погребения. Он был на седьмом уровне, проверяя очередной кабинет в поисках погибших, когда внезапно за его спиной распахнулись створки лифта, и хриплый голос прокаркал.



-Стой, где стоишь! Подними руки и повернись… медленно…



Ещё не веря в чудо, Дарк повернулся и натолкнулся на горящий лихорадочным блеском взгляд человека с длинным, белым шрамом над бровью.



Глаза мужчины горели яростью, внезапно сменившейся откровенным ужасом, когда он рассмотрел Дарка.



- Кто. ты, или что ты. Ты зверь, или.



Вопрос повис в воздухе. У человека не повернулся язык назвать его собратом!



- Я. Джарг. И я. ИЛИ!



Усмешка Дарка прозвучала довольно глухо. Впервые язык не смог четко выговорить собственное имя. Он нервно провел языком по тонким губам и повторил, решив для себя раз и навсегда один вопрос.



- Я Джарг… и я хочу помочь!



Человек смотрел на стоящее перед ним жуткое существо и грустно размышлял, достаточно ли доброжелательный характер у этого чудовища и можно ли, ему доверять? Струйка холодного пота медленно текла по виску, предупреждая о перенапряжении. Понимая, что выхода нет и ему, все равно не справится с пришельцем, мужчина напряженно спросил.



-Зачем ты уносишь трупы?



-Вовсе не для того, что бы их съесть! Хотя, мне кажется, именно эта мысль пришла тебе в голову!?



Человек с заметным облегчением вздохнул и тут же встрепенулся, заметив такую человечную усмешку существа.



- Они не заслужили такой смерти.



-Люди возомнили себя богами и получили то… что получили!



-Ты не можешь судить…



-Я! Даже больше, чем кто-либо другой!



Джарг в упор смотрел на человека стоящего из последних сил.



-Этот спор ни к чему не приведет! Время разбрасывать камни, прошло! Настало время собирать… всходы…



Человек тяжело дышал, прислонившись к стене. Его оружие смотрело в пол и проследив взгляд Джарга, он выпустил его из своих рук.



-Я не знаю кто ты… возможно у тебя и правда есть право судить…



Джарг кивнул.



- Присядь, ты плохо выглядишь. Я похороню остальных там же в расщелине, на краю. Всех вместе. в одной могиле и засыплю тела, как только вынесу последнее из них.



- Нууу. работы у тебя не так уж много. Нас осталось мало. Я имею в виду тех, кто пережил взрыв.


Должен тебя огорчить, мы еще живы и цепляемся за жизнь изо всех сил! Мне кажется, тебе придется сделать небольшой перерыв в работе и. подождать последнего из нас.



Человек хрипло рассмеялся своей мрачной шутке и согнулся от сильного кашля, посинев от напряжения.



Джарг метнулся к нему и успел подхватить падающее тело, исчерпавшее весь ресурс своих сил. Сжав голову человека присосками, Джарг закрыл глаза и сосредоточился.



Он никогда не пробовал делать такое с человеком, но найденному у реки мокрому, израненному барсуку, сумел помочь. Глубокая рана, на боку зверя затянулась на глазах, а ведь он просто гладил барсука, пытаясь облегчить его страдания. Дарк ничего вначале не понял.


Лёгкое покалывание, перешедшее в тепло, плавно стекло с присосок на шкуру раненного зверя и затянуло рану как по волшебству. Неблагодарный барсук попытавшийся укусить его едва почувствовал себя лучше, давно исчез в кустах, а пораженный собственным открытием Дарк, еще долго сидел на берегу, размышляя и анализируя.



Знакомое покалывание легко стекло с пальцев и Джарг открыл глаза. На него в упор смотрел человек, чью голову он сжимал в клешнях, но вместо страха в человеческих глазах плескалась благодарность и немного растерянности.



- Как ты. как ты это делаешь?



Человек покрутил рукой в воздухе и осторожно коснулся своей головы. Ощупал лоб, и осторожно помассировал виски.



- Боль! Она, исчезла, прошла! Мне ничего не помогало ни-че-го! Док сказал, это от дозы, что я получил, в ту ночь! Спасибо!


Спасибо тебе, чертяка!



Схватив Джарга за клешню, человек остервенело, тряс её, расползаясь в улыбке щербатым, окровавленным ртом! До сих пор его прикрывал кусок шарфа и Джарг думал, это для того, что бы легче выносить запах мертвецов. Как оказалось, он ошибся.



- Десны кровоточат у всех, и все теряют зубы. Среди нас есть дамы, они носят повязки и напоминают восточных женщин прячущих свои лица. Мужчины, предпочитают шарфы. И еще, ни кто из нас, не носит белые халаты.


Принципиально! Это… кощунство, рядится доктором и не иметь ни малейшей возможности помочь умирающим людям. А ты. ты ведь можешь. Правда?


Джарг?



Джарг сосредоточенно смотрел на белый шрам. Человек невольно потер его рукой, не понимая, чем он так привлек внимание странного существа.



- Я помню. помню этот шрам. Ты висел под брюхом вертолета. Это ты, спас меня из той лужи, куда рухнул мой лайер.



- Твой лайер? Ты. о чём? Ты. тот самый, воскресший пилот.


Ричардс. Но ты же опять умер… там в водопаде… так говорили.



Джарг кивнул головой.



-И опять воскрес! Только теперь меня зовут, Джарг! Мы не успели познакомиться раньше.


Я не прочь исправить это недоразумение.



Мужчина протянул руку и Джарг осторожно пожал дрожащую ладонь.



- Майор Игори Доваско офицер-спасатель личный номер 446282 отдел ВСП.



Игори познакомил Джарга с остальными, живыми мертвецами, как они сами себя называли. Их осталось не более ста человек. Около шестидесяти мужчин и чуть больше тридцати женщин. Скелеты, обтянутые синюшной кожей, смотревшие на него, испуганными глубоко впавшими глазницами.


Джарг убедил их подняться наверх, к свету. Радиация, разлитая в природе, уже не могла принести им большего вреда. Вид голубого неба и яркого солнца поднял дух, укрепляя слабеющие силы людей. Джарг лечил всех, изнуряя себя до изнеможения, но единственное чего добился, лишь немного облегчил их страдания.


Казалось, люди не замечают его уродства. Куда бы он ни шел, его встречали и провожали щербатые оскалы, благодарных улыбок. Теплым светом загорались черные, одинаковые провалы глазниц. Джарг делал все, убирал, готовил, охотился, ловил рыбу.


И время от времени держал за руку, провожая в последний путь.



Люди умирали по-разному. Кто тихо, с благодарными улыбками на губах, кто, стеная и проклиная день и час своего рождения. Но и те, и другие, до последнего хрипа и вздоха, сжимая слабеющими пальцами клешню, спешили исповедаться странному существу, посланному к ним в утешение, как они считали самим всевышним! Оставляя боль в груди сидящего у их смертного ложа существа, люди исповедуясь, просили прощения, и Джарг прощал.


Тихо шептал слова утешения и всепрощения, находя для каждого именно те слова, что так жаждали услышать просящие. Лица умирающих светлели, обретая покой, а сердце Джарга разрывалось на части, давно отринув того, непостижимого и всепрощающего, чьим представителем ему пришлось стать, словно в насмешку над самим собой!



Девушка держалась на расстоянии несколько дней, изредка кивая головой. Джарг не настаивал на знакомстве, понимая, что, возможно, его вид внушает женщине отвращение. Но однажды он увидел, как она, подломившись, упала за уступом скалы. Не раздумывая, он бросился на помощь. Девушка совсем ослабела, не получая поддержки.


На белой косынке, расплывалось багровое пятно. Джарг осторожно сдернул её с головы девушки. Череп был гладким и ровным, но даже отсутствие волос не портило черты лица, которые он так боялся обнаружить у погибших. Нежный овал, истончённый болезнью, мгновенно напомнил ему о том, о чем он запрещал себе даже думать. Джарг вливал силы, отдавая себя без остатка.


Он беззвучно напевал старую мелодию, засмотревшись на удивительно синее небо. Рана затянулась, но он не убирал присоски, пока не исчез даже малейший намек на шрам.



- Я рада, что ты вернулся Дарк Ричардс! И спасибо, что ты не смотришь на меня, я стала такая. такая.



- Красивая… Ты, очень красивая. Признайся в глубине души ты рада, что теперь не надо постоянно ловить и заправлять прядки под чепчик? Твои глаза. они посинели еще сильнее.


Мне всегда хотелось сравнить их с небом. небо проиграло сравнение! В твоих плещется тайна, глубина! Что ты прячешь на дне глазастая?


Может, ту мелодию, что пела во время дежурств, у моей постели? Она помогла мне выжить… звучала во мне все это время.



- Дарк! Ты не можешь.



- Джарг! Моё имя Джарг! Прости! Я не хотел оскорбить тебя!


Не волнуйся, я никогда не обижу тебя своим вниманием и даже словом! Забудь все, что я говорил! Ты женщина, красивая, прекрасная. а я. я просто Джарг!



-Нет! Ты всегда был Дарк! И сейчас, и тогда, когда я думала, что ты уходишь, навсегда! Ты, только Дарк.


Дарк Ричардс, офицер, что умирал на моих глазах! Дарк Ричардс, мужчина, в которого я влюбилась без памяти…



Рука девушки скользнула в вырез и достала небольшой медальон. Перед глазами Джарга чуть шевелились от тихого дуновенья две пряди, черная и золотисто каштановая.



-Милая… нет… ты не можешь! Я… я даже не знаю твоего имени, глазастая! Я благодарен тебе, благодарен от всего сердца! Но, я чудовище…



- Глупый… чудовища, это люди! Меня зовут Виора, но мне нравиться, как ты меня называешь! Странно, мило! Твоя душа Дарк, она в твоих глазах, в твоих словах! Слеп тот, кто не видит её красоту!


Ты человечнее всех нас, вместе взятых! И тех, что сидят там, греясь под солнцем, и тех, кого уже нет. Многим из них ты продлил жизнь. Я слышала это, из их собственных уст.


Вот так просто взял и подарил жизнь, а они… они собирались отнять твою! Как, почему ты смог простить людей Дарк?



-Одна необыкновенная, глазастая девушка, прощаясь со мной навсегда, попросила у меня прощения! Не за себя, нет! Она попросила за людей, за них, за всех!


И я простил! Простил ради неё одной!



В горах Джарг прожил пять лет, тихо провожая людей в последний путь. Виора. её не стало через два года, и еще три, Джарг ходил к маленькой пещере, в которой похоронил свою единственную, удивительную любовь. Когда она ослабела, он носил её на руках, вливая свои силы, но её таяли еще быстрее. Он бережно хранил самый драгоценный огонёк жизни, но Виора ушла. Перед рассветом, люди проснулись от жуткого, леденящего душу хриплого крика, разорвавшего ночь.


Отчаянный вопль прозвучал только раз, но люди стали сходиться, скапливаясь за спиной стоящего на коленях существа, неподвижно замершего над телом любимой. Джарг похоронил Виору в закатных лучах солнца, устроив мягкое ложе из горных трав, затем завалил вход в пещеру огромным камнем. Он пол дня выламывал его из скалы и еще два часа, спускал по склону, рискуя свернуть себе шею. Люди собрали цветы, и тихо положили их на тропе. Он был от души благодарен им за понимание и чуткость.


Тщательно заделав все, даже самые крохотные щели, он положил цветы у замурованного входа и ушёл, скрывшись, в нижних ярусах лаборатории. Его не беспокоили, понимая, что он, имеет право на свою скорбь. Людям оставалось только ждать и надеяться, что, отболев, он не бросит их одних и не уйдет, куда глаза глядят от мук сердца.


Тревогой и ожиданием были пропитаны долгие три дня! Джарг вернулся, разбитый, опустошенный. Встретив измученные тревожным ожиданием взгляды людей, он долго молчал, а затем произнес, даря надежду.



- Жизнь не кончается. Мы должны жить… даже если ушедший друг, навсегда забрал твою душу с собой!



Судьба, забрав Виору, пощадила единственного друга Джарга. Игори, таскался за ним по пятам, смеша своим чуть мрачноватым юмором. Джарг привязался к нему, тревожно вслушиваясь в ритмы слабеющего сердца. Словно чувствуя его страх, Игори не сдавался. Он был последним спустя пять лет и жил еще почти три месяца, после похорон последнего из персонала.


В последние дни, Джарг носил его на руках, выслушивая нескончаемые истории, перемежаемые солёным, чисто мужским юмором. Искренне благодарный ему за то, что Игори говоря о мужчинах всегда говорил… мы!



- Знаешь, почему я еще жив, дружище? Леди в черной вуали не любит смех! Она ждет, пока я заткнусь!


Вытянусь и приму благопристойный вид! Знаешь, бывают моменты, когда я так хочу ей услужить… я устал жить друг мой, просто устал. Не грусти обо мне, я и так задержался!


Не хотел бросать тебя, пока ты не будешь готов.



- Готов? К чему я должен быть готов, Игори. Я один в этом мире! Не думаю, что встречу еще людей жаждущих общения с мутантом.


Скорее, напугаю их до смерти своим видом!



- Вот к этому ты и должен быть готов! Однажды, я нечаянно услышал слова. Они были предназначены другому человеку, но запали и в мою душу.


Я хочу повторить их. Твоя душа в твоих глазах Джарг! Только слепой не заметит, как её переполняет добро и сострадание. Ты уже простил людей однажды, научись терпеть и прощать их всю оставшуюся жизнь.


Это такой слепой, суматошный и в то же время прекрасный род, где одновременно рождается и красавица, и урод!



Джарг оставил гору в тот же день, как не стало Игори. Проводив друга в последний путь, он, не оглядываясь, ушел через перевал вслед заходящему солнцу. Ему было, ровно тридцать пять лет!



Джарг открыл глаза и обвел мутным взглядом прутья решетки стоящие перед глазами. Попытался приподняться, но тут же рухнул обратно.



- Странно… я еще жив? Им что. надоело, со мной возится?



Рядом кто-то глубоко и судорожно вздохнул, едва сдерживая всхлип. Джарг повернул голову и натолкнулся на испуганный взгляд черного зверя, совсем еще малыша, вернее малышки поправился он, легко входя в контакт с детёнышем тиграна.



- Не плачь маленькая. Тиграны сильные! Когда ты вырастишь, тоже станешь сильной и грозной.


Сможешь отомстить за всю боль, что причинили тебе эти звери в халатах.



- Они убили маму.



- Ты отомстишь за маму! За неё особенно! Поверь мне, ты очень сильная и смелая, просто ещё не знаешь об этом. Мама не успела тебе рассказать.


Но обязательно расскажет отец, когда отыщет тебя! Надо просто немного подождать…



- Он тоже умер. Я не знала, была как ты. как будто тоже умерла. Теперь знаю, он там в клетке… я чувствую его запах… его кровь!



Джарг скосил глаза. В дальней клетке у стены лежал мертвый тигран, а рядом с головой Джарга, прижавшись к прутьям решетки, сидел перепуганный до смерти детеныш, терзаемый страхом и болью.



- Я знаю тиграны никогда не бросают своих малышей. Они найдут тебя, потерпи. дай мне свою лапку…



Мягкая подушечка легко коснулась клешни. Высвободив присоску, Джарг осторожно гладил шелковистую шёрстку, убирая боль, причиненную тигранчику иглами. Вскоре малышка тихо засопела, погрузившись в сон, а Джарг, в свои воспоминания.



Три столетия его мотало по свету. На его глазах умирал и возрождался новый мир. Излучение, унёсло миллионы жизней. Планету лихорадило.


Буйно разросшиеся леса стремительно поглощали развалины городов, убирая шрамы с лица земли. Горстки выживших людей, стекались со всех сторон, в разрозненные островки цивилизации. Уцелевшие города, окружали себя защитными стенами периметров, закрываясь от свихнувшегося мира. Звери и птицы видоизменялись с сумасшедшей скоростью.


Природа, жадно потирала зелеными ладонями в предвкушении главного сюрприза для остатков человечества.



Люди… начали мутировать. Часть человечества решила бороться за чистоту расы, не признавая поражения. Проповедуя чистоту тела, они вышвыривали за стены периметров, любого в ком проявлялся хоть намёк на мутацию. Мутанты, изгои, отщепенцы создали своё общество, объявив войну периметрам. Приняв единственный закон: Выживает сильнейший!


Почти два столетия шла страшная взаимно-истребляющая война. Но когда ни будь, все кончается…



Остатки человечества, пережившие ад, медленно возрождались. Подстегнутые мутацией умы и выжившие в казематах и глубинах лабиринта ученые, делали все возможное и не возможное, помогая людям и мутантам, выжить в чудовищно измененном мире!



Джарг видел все это.



Для него, время остановило свой бег, нарушив извечное равновесие жизни и смерти. Тело Джарга не желало ни стареть, ни умирать, оставаясь молодым и сильным, спустя сто, и двести, и триста лет!



Больше, ни что не напоминало, о той земле и о том мире, в котором он когда-то родился и вырос. Шагая через перевал, Джарг глубоко задумался, рассматривая одну из вершин, туманно тревожившую его сознание. Что-то знакомое было в очертаниях скалы.


Но, только выйдя к водопаду, он понял, куда несли его ноги, не советуясь с головой!



Джарг не помнил, сколько простоял так, прижавшись лицом к тёплому, шероховатому камню. Когда это было. Сколько столетий прошло. и что осталось от тех лет?



Легкий шорох за спиной, вырвал из ностальгических воспоминаний. Джарг оглянулся и стремительно отскочил в сторону, едва уклонившись от выстрела. Бросив взгляд в сторону распахнувшихся дверей старой лаборатории, он еще немного попятился. Свора гигантских слизней, перекрывала тропу. Смутно шелохнулись воспоминания, вызываемые рогатыми головами, напоминающими головы улиток.


Волнообразные тела, переливаясь серебряной ртутью, выползали из глубин лаборатории непрерывным потоком. Джарг оценив скорость рогаликов, быстро отступил еще на несколько метров. Ближайшее к нему существо плавно перетекло в пирамидку почти метровой высоты.


Пирамидка наклонила рожки и с них вновь сорвалась голубая молния. Луч с тихим шипением аккуратно выжег в скале второе оплавленное отверстие, прямо над плечом Джарга. Он уважительно хмыкнул и быстро переместился в сторону.


В оплавленную лунку легко поместился бы кулак взрослого человека.



- Неблагодарные твари! Это ведь я привез вас сюда!



Еще несколько пирамидок, ударили короткими молниями. Промахнувшись, твари растеклись по земле дрожащими блинами, остальные упорно целились в Джарга, подбираясь ближе. Судя по непрерывно поскрипывающим створкам дряхлой двери, твари могли залить своими телами не одну сотню метров! Джарг отступал к водопаду теснимый молниями и невольно вздрогнул, когда сбоку, раздался раздражённый рёв.


Горный лев, крепко спал после удачной охоты. Разбуженный шумом, он яростно бил себя по бокам хвостом. Услышав рык, амёбы замерли, повернув рогатые головы в сторону зверя. Джарг бросил короткий взгляд, на пуму, оценивая опасность, и поразился изменениям, произошедшим за какие то мгновения. Хвост зверя был трусливо поджат.


Лев продолжал рычать, но в его голосе проскальзывали визгливые нотки страха. На Джарга, лев не обращал ни малейшего внимания, сосредоточившись на замерших рогаликах. Джарг продолжал отступать к пропасти.


У него оставалось еще с пол сотни метров до её края. Амёбы, неторопливо струясь по камням, окружили уступ со львом. Джарг не поверил своим глазам.


Твари стали вытягиваться в длину, цепляясь за малейшие трещинки в скале. Тварь, ползущую первой, подперли снизу несколько студенистых тел и стали подталкивать рогалик вверх. Лев уже не рычал, а выл, переходя на скулящий визг.



- Прыгай дурак! Ты же здоровый котяра! Уж лучше утопиться, чем стать ужином для этих плевков природы!



Услышав крик, зверь повернул голову и в упор посмотрел на непонятное существо. Наверное, Джарг показался ему более безопасным. Рогатая голова возникла над краем скалы, и рожки стали сходиться вместе, готовя удар.



- Прыгай! Твою кошачью породу.



Лев словно ожидавший окрика, стремительным, захватывающим прыжком мягко приземлился у ног Джарга. Долю секунды напряженные глаза зверя изучали его, а затем лев повернулся к амёбам. Гигантские капли тяжело шлепались с уступа, утаскивая за собой остатки львиного обеда.


Головы тварей стали вытягиваться в трубочки с жадно ищущими дрожащими хоботками ртов. Они вновь изменили тела, превратив их в длинные ленты. Тонкий хоботок воткнулся в останки мертвой козы и она стала быстро разбухать, теряя свой первоначальный вид.


Вскоре перед столпившимися тварями лежало что-то отвратительно пузырящееся и жутко аппетитное, судя по возбужденной дрожи амеб.



- Это то, что из нас с тобой сделают, дружок!



Лев низко и глухо зарычал словно понимая.



- Так… мы оба в роли дичи и кажется, самое время удирать, пока нам не поджарили задницы. Проклятые гурманы! Не едят сырого, а? Видишь, даже остатки твоего обеда подогрели своими молниями!



Разговаривая со зверем, Джарг чувствовал, что-то вроде наития быстро обследуя зондом, обрывистый край ущелья. Где-то здесь раньше была тропка. Намёк на её существование, Джарг обнаружил, когда уже совсем отчаялся. Повторять прыжок в пропасть страшно не хотелось.


Обрушенная временем и размытая дождями тропа едва заметно вилась по обрывистому склону. Им предстояла почти невыполнимая задача, спустится на пол мили вниз по отвесной стене. Лев зарычал, предупреждая об опасности. Целый ряд пирамидок, выстроившись как на параде, клонили в их сторону рогатые головы.


Джарг закрыл глаза и сосредоточился, осторожно входя в сознание льва. Жаль было оставлять молодого, здорового зверя на растерзание слизи. В сознании пумы бурно чередовались страх и ярость. Ярость начинала побеждать. Трусом царь гор не был.


Джарг быстро послал короткий запрещающий приказ. Лев упрямо мотнул головой и посмотрел, не понимая. Он был совсем молод и сумев, победить страх, рвался теперь в бой!



Джарг глухо заворчал, требуя, подчинения и зверь упал на живот. Лев вновь чувствовал себя котёнком, которому приказывала мать. Хрипло мяукая басом, он терся о бедро Джарга.


Великовозрастное дитя, ростом почти с новоявленную мамашу, преданно заглядывало в глаза, готовое следовать куда прикажут. Джарг мысленно показал тропу, послав зверя вперед. Еще раз хрипло мяукнув, лев стремительно прыгнул вниз на небольшой уступ.


Скользя на влажных валунах, выпустил когти, и ловко запрыгал с камня на камень. Глазами Джарга он видел тропу и мчался по ней со страшной скоростью. Джарг чудом избегал молний, которыми его обстреливали облепившие утес слизни.


Вплетая торжествующий смех в рёв водопада, наполненный адреналином по самую макушку, он прыгнул на очередной валун, следуя за зверем. Возможно, именно лев, прыгнувший первым, раскачал основание камня. Джарг несколько секунд балансировал на краю, а затем валун скользнул вниз. Поток легко подхватил камень, поворочал несколько мгновений и оставил в покое.


Волна мгновенно слизнула Джарга с его поверхности. Хриплый, тоскливый вой, проводивший его падение в поток, резко оборвался. Джарг разорвал связь освобождая сознание зверя.


Его швыряло и молотило со страшной силой. Острые обломки скал, раздирая тело, ломали кости. Еще ни разу, с того первого раза, жизнь не била его так жестоко.


Спустя три часа, бешеный поток, выкинул полумертвое тело на небольшую песчаную косу.



Джарга, нашел старатель и долго думал стоя над мутантом. Его интенсивное ворчание мозгами привело Джарга на несколько мгновений в себя.



- Помоги. я заплачу.



Человек наклонился, всматриваясь в существо, не произнесшее ни звука и меж тем просившее помощи. Найлс хорошо слышал его, почти так же, как свою маленькую дочь не желавшую говорить вслух.



Рванная тень, мелькнула над головой. Вскинув голову, Найлс увидел стервятников. Парочка из них тяжело приземлилась в десятке метров, остальные расселись на обломках скал в ожидании.


Полтора десятка прожорливых птиц готовились к ужину.



Неуклюже подпрыгивая боком, растопырив крылья птицы приближались к лежащему телу, вынуждая человека, поскорее принять решение нужно ему это полумертвое существо или нет?



- С ужином, у вас проблема! Кышшш…



Подхватив Джарга под мышки, мужчина поволок тяжелое тело прочь от воды и от сердито клекочущих в след стервятников.



-Если бы мне еще кто-нибудь объяснил, зачем я это делаю. Алта меня не поймёт и будет совершено права! Что если он, один из этих…



Оттащив тело под корявое деревце, Найлс прикрыл его плащом. Поднес к губам тонкую трубку со слегка загнутым концом и глубоко вздохнул. Мощный, протяжный звук унесся вдаль, отражаясь от скал.



Через минуту звук вернулся, звуча уже в другом диапазоне.



Спустя десять минут подошли еще двое мужчин.



- Что если он один из этих лесных братьев?



- Нет. не думаю…



-Жуткий урод… даже страшно…



-Я ему верю! Не могу объяснить… просто не мог бросить его на корм этим стервятникам! А вид… люди бывают страшнее!



- Ты в праве делать всё, что считаешь нужным, но ты не имеешь права подвергать риску наши семьи!



- Мутант сильно изранен, возможно, не выживет…



- Ты хочешь попытаться спасти его?



Найлс кивнул головой, внимательно осматривая раны существа.



-Мы поможем отнести тело в твою старую сторожку. Но… его раны слишком глубокие, ты просто потратишь время!



- Зато, успокою совесть. Попытаюсь… мне нужен помощник, на дальнем затоне…



- Как хочешь, но если он выживет, в селенье ему путь закрыт! Ты должен позаботится об этом! Мы должны думать о безопасности наших детей!


А о риске для своей семьи, ты решаешь сам!



Небольшое селение охотников-старателей, расположилось на берегу бурной реки. До ближайшего города, полтора дня пути пешком. Место было глухое и отдаленное, но все равно существовала угроза его обнаружения.


Лесное братство, состоящие из разномастного сброда, кружило по лесам вокруг города в поисках вот таких, разобщенных меж собой селений. Грабя и убивая с неоправданной жестокостью, они наводили ужас на мирных сельчан.



Многие гибли от рук бандитов. Недавно к их селению прибилась группа людей. Чудом спасшиеся остатки рыбачьего поселка.


Перепуганные люди, спасаясь от смерти под лезвиями жертвенных ножей, бросились в лес, но ночная чаща сняла свой урожай смерти! К старателям дошло всего около двух десятков поседевших от пережитого ужаса женщин и детей в сопровождении семи израненных мужчин. Им, чудом удалось оторваться от погони и избежать зубов лесных обитателей, привлеченных свежим и густым запахом крови.



- Их главарь носит ожерелье из высушенных ушей. У него страшные, совсем, совсем белые глаза!



- Но зверствует и лютует горбун! Он главный палач и горб у него живой. Я сам видел, как он шевелился словно скрученная на спине огромная змея.


Не знаю, настоящий у него горб или он носит на теле какую то тварь, сросшуюся с ним в одно целое? Я знаю одно, если когда ни будь я увижу эти мертвые глаза вновь я сам, с радостью воткну нож в сердце и моему ребенку, и жене. и себе! Потому, что это единственное спасение от мук, на которые измываясь, обрекают эти не люди!



Найлс помнил жуткий рассказ одного из спасшихся мужчин. Помнил его безумные глаза, трясущиеся руки, с трудом удерживающие бокал. Глядя сейчас, на нахмуренные лица друзей, он понимал, они помнят тоже.



- Если он выживет, я провожу его по окружной тропе. Он никогда не узнает о нашем селении. Я всего лишь старатель и живу здесь один с семьей, большего ему не надо знать.


Не думаю, что покажусь для банды заманчивой добычей, если я ошибся и он один из них.



Джарг пришел в себя через трое суток и мгновенно ощутил рядом, присутствие живого существа. Он осторожно ощупал пространство вокруг себя и замер когда детский голосок спросил, перехватив его мыслезонд.



- Ты меня ищешь? Я вот она, а ты кто?



- Джарг. рад познакомится с тобой. одуванчик!



Огромные зеленые глаза на курносом лице округлились еще больше. Не вытаскивая изо рта палец, воздушное создание стоящее возле кровати медленно повторило.



- Я Эйээва! А что такое одуванчик?



- Такой маленький золотой цветочек. ты очень похожа на него.



- Мама! Мама, он сказал, что я золотой цветочек, а ты говоришь, репей! Я одуванчик папа!


А его зовут. зовут. тебя как зовут?



Золотистая головка быстро повернулась к Джаргу и он улыбнувшись повторил.



- Джарг, но если тебе трудно, можешь звать меня как захочешь, выбирай сама. А я буду звать тебя Одуванчик. или вьюнок, ты не против?



Малышка, перестав сосать палец, немного подумала и согласно кивнула головой.



- Я потом придумаю, как тебя звать, ладно?



Ответить Джарг не успел. В комнату стремительно ворвалась мать девочки, с таким же пушистым ореолом золотистых волос, следом влетел отец, сверкая огромными зелеными глазами, наполненными страхом за дочь.



- Не надо боятся. Я никогда не причиню вреда малышке, скорее умру за неё! Ты спас меня. я помню твоё лицо, это было. сколько времени я нахожусь. в гостях?



- Три дня! Вернее вечером будет четыре. Я нашел тебя перед заходом солнца, но из потока ты выбрался сам.


Не представляю, как это тебе удалось? Окажись ты даже в паре метров от берега, боюсь я не смог бы помочь тебе.



- Спасибо. Моё имя Джарг!



- Я не был уверен, что ты выживешь, раны очень глубокие, а антик я сумел достать только вчера. У меня. у нас не было денег. Я долго думал, прежде чем решил взять… Ты должен понять, речь шла о твоей жизни и пара дней понадобилась, что бы достать лекарство.


В общем, мне пришлось взять твои камни!



- Все, что ты нашел на берегу, принадлежит тебе по праву, в том числе и это бренное тело. Не стоит говорить о кучке камней, пусть даже драгоценных. Это всего лишь камни, ты подарил мне мою жизнь!


Поверь, я ценю её гораздо дороже!



Светловолосый мужчина сосредоточено смотрел на него. Джаргу хотелось подтолкнуть, что бы он поскорее задал волнующий его вопрос. Наконец переглянувшись с женой, мужчина спросил.



- Я хочу знать. Как давно ты пришел из города?



Женщина напряглась, в ожидании ответа. Её муж смотрел так же напряжено, словно от ответа, зависело что-то очень важное.



- Я ни разу не был в вашем городе. И вообще давно не был в этих краях. Целую вечность! Я пришёл через перевал, в тот день, когда ты меня нашел.


Был наверху, у водопада, хотел навестить, старые могилы друзей. Рогатые слизни, ты слышал о них? Они перекрыли тропу, а я слишком погрузился в воспоминания.


Был только один шанс, остаться в живых, спустится вдоль водопада. Я сорвался…



Мужчина неуверенно кивнул головой и взглянул на жену.



-Я не лгу. но ничем не могу доказать свою правоту. Ты должен сам решить, верить мне или нет! Если дашь мне антик, я вполне смогу отлежаться в горах.


Пещер там хватает, а мне не привыкать.



- Я слышал о слизнях. они обитают в старых развалинах. Самому мне не приходилось с ними сталкиваться, но я знал кое-кого и видел раны от ожогов.



- Считай, что тебе крупно повезло.



- Найлс! Меня зовут Найлс, моя жена Алта, а эта молчаливая болтушка, наша дочь Эйва! Я вижу, ты без труда общаешься с ней?



- Мыслеречь! Она говорит на мыслеречи. Не хочу доставлять вам лишние проблемы. думаю мне лучше уйти.



- Нет! Вы останетесь у нас. Я верю вам!


И в большей части потому.



Женщина немного замялась и закончила фразу.



- Больше потому, что вам верит моя дочь, а она утверждает, что вы хороший. Я понимаю, она мала, но она еще не разу не ошиблась, давая характеристику окружающим людям.



- Малышка слышит сердечком, это редкий дар. Не волнуйтесь, она заговорит. Просто сейчас, ей так легче общаться с вами, ведь это с самого рождения?



Женщина кивнула головой и прижала к себе малышку.



Джарг поднялся только через пару дней. Бережно придерживая разорванную пополам клешню, он часами сидел на берегу, бездумно глядя на стремительно несущиеся воды. Страшная рана заживала с большим трудом.


Впервые, он был необычайно слаб и часто спрашивал себя, выжил бы он без помощи?



Найлс принес ему новый комбинезон с кучей разных кармашков, в которые маленькая Эйва постоянно совала свой любопытный нос. Влезая к Джаргу на колени, она засыпала его вопросами. Прикусив палец и округлив глаза, восторженно слушала его чудесные сказки.



Поглаживая раненную клешню пальчиками, глядя в лицо Джарга глазами полными слёз, она подрагивала пухлыми губками.



- Больно? Сильно, дай я поцелую, сразу пройдет. У меня всегда проходит, когда целует папа!



- Может, попросим его, что бы он меня тоже поцеловал?



Малышка долгую минуту смотрела в серьёзные глаза Джарга, а затем смешливо зафыркала сверкая глазенками, представив себе, как её любимый, бородатый папа, будет целовать Джарга! Джарг смеялся вместе с ней, качая на огромной клешне невесомое тельце ребенка. Впервые за много лет, он чувствовал себя необычайно счастливо. Найлс разделывавший тушу дикого кабанчика услышав смех дочери скосил глаза на замершую жену. Алта постоянно прислушивалась к болтовне дочери.


Женщина чувствовала тепло, исходящее от мутанта, его любовь к ребёнку и это больше всего мирило её с его присутствием в их доме. Они знали, Джарг уйдет, когда окончательно окрепнет. Но они так же знали, у него нет ни дома, ни семьи. Алта оттягивала его уход, находя все новые и новые причины, связанные со здоровьем. Джарг благодарно улыбаясь кивал головой, когда она хмуря брови заявляла, что его клешня не такого цвета как вторая, а это значит, она не до конца окрепла.


Джарг не может уйти, ему необходимо задержатся еще хотя бы на неделю.



Найлс не возражал с радостью принимая помощь. Окрепнув, Джарг спокойно ворочал огромные валуны, приносимые потоком. Словно громадными лопатами вспарывал дно мощными клешнями, выбрасывая наверх мелкие камни и песок не чувствуя холода ледяной воды.


Найлс предложил ему половину из того, что они найдут. Старатель, уже не раз благодарил бога, что именно он нашел и сохранил жизнь этому странному существу. Добыча золота возросла в несколько раз.


Сверкая глазами, он каждый вечер говорил о том, что теперь у них появился шанс. Переехать в город и избавится от непрерывного страха перед лесом и двуногим зверьем. Джарг поддерживал его, давно решив для себя, что отдаст всё найденное золото лишь бы облегчить жизнь этой чудесной паре.



Прошло четыре месяца. Эйве исполнилось три года. О бандах ничего не было слышно и старатели начинали верить, что они покинули их район. Приближалось рождество. Семья Найлса собиралась в город.


Джарг отказался идти. Старатели бросали косые взгляды, даже не пытаясь скрыть страх, перекашивающий их лица.



-Они плохие. Я их не любью! Они тебя боятся. почему?



- Они устали Одуванчик. Устали жить… и бояться тоже устали…



Малышка изумленно подняла брови. Джарг смеясь подбросил ребенка высоко в воздух.



Он давно привык, к подобной реакции людей. Но, маленькой Эйве было не все равно.



-Они плохие… плохие!



Ухватив его ладошками за скулы, приблизив до предела свой курносый нос к его лицу, она громким шепотом сказала.



- Дзяк. я тебя любью. вот.



- Я тоже люблю тебя, моё облачко.



Джарг высоко подбросил залившуюся хохотом малышку. Бережно поцеловав, он передал Эйву подошедшему отцу.



- Вот видишь, я был прав. Это чудо ленилось говорить. Сейчас она стала совсем большой и решила, что нам пора, услышать какой у неё прекрасный голосок.



- Джарг, может, ты все же пойдешь с нами?



-Посмотришь город.



Джарг отрицательно покачал головой, отвечая, на два голоса.



- Они все одинаковы друзья. Поверьте, я видел их слишком много за время своих скитаний. Не думаю, что мой вид добавит людям праздничного настроения или аппетита.


Единственное, о чем прошу… не задерживайся там… мне будет скучно без моего одуванчика!



-Мы вернемся засветло! По реке, дорога займет всего три часа и пять обратно! У нас куча времени.



-Ладно! Я пока заложу новый шурф, там где я тебе показывал. Что-то мне подсказывает там должно быть кое, что интересное.


Обещаю сюрприз, когда вы вернетесь!



Найлс крепко встряхнул клешню и быстро пошел по тропе, догоняя Алту несущую Эйву. Малышка перебравшись на шею отца, махала до тех пор пока деревья не скрыли её из виду и даже тогда в его голове весело прозвучало.



- Пока, пока, пока Дзяк!



С их уходом хижина опустела. Джарг неприкаянно бродил из одной комнатки в другую, не находя себе места. Шурф подтвердил наличие золотой жилы.


Это немного взбодрило, и он углубился в работу. Найлс обещал вернуться ближе к вечеру. К городу, они спустятся на плотах, продав шкуры и лес, а назад вернутся на лодках с легкими, сильными моторами вполне способными преодолеть, идя у самых берегов, встречное течение. Тропа от пристани прямая и широкая.


Она лишь ненадолго забегает в лес. Три мили, не расстояние. Старатели опытные охотники, а звери не нападут на большую группу людей.


Найлс и Алта ушли рано, солнце едва позолотило верхушки деревьев, а сейчас уже синели сумерки. Сколько Джарг не вслушивался в прохладный шум леса, ни голосов, ни шагов людей слышно не было. Возможно, они просто задержались у друзей, делясь впечатлениями!?



Промаявшись еще час, Джарг решительно захлопнул дверь. Едва он вышел из-за поворота, как увидел стоящих на тропе людей. Мужчины схватились за оружие, но узнав его, опустили руки не снимая пальцев с курков.



- Я прошу прощения за беспокойство, но может, кто ни будь, скажет мне, почему задерживается Найлс с семьёй?



Толпа молча смотрела на него, не говоря ни слова.



- Здесь есть, кто ни будь из тех, кто вернулся из города?



- Нет! Мы сами ждём.



- Нас тоже тревожит их опоздание, что могло задержать лодки?



-Они должны были, уже быть дома.



-Еще два часа назад! Лес не самое лучшее место для прогулок в сумерках.



Голоса словно прорвало. Джарг на секунду оглох от посыпавшихся на него слов и причитаний. Мгновенно выяснив, что из города не вернулся ни один человек, он громко произнес.



-Я иду к причалам, кто ни будь, хочет со мной?



-Ты хочешь пойти им навстречу?



Из толпы выдвинулся невысокий, плотный мужчина. В руках он крепко сжимал огнемёт.



- Им не помешают лишние глаза и руки. Скоро совсем стемнеет, а с Найлсом маленькая дочь…



Джарг замялся, подбирая слово, но человек его понял.



-Я тоже волнуюсь, там мой сын. Я иду с тобой.



-Я с вами.



-Пойдут все, у кого есть оружие!



- Что-то случилось, я чувствую, что-то случилось…



-Не скули! Не притягивай беду…



Около двух десятков мужчин встали напротив Джарга.



- Вы не можете идти все сразу, здесь остаются дети и женщины. Вы должны позаботится о них!



- Ха. мутант проявляет заботу о наших семьях, что у тебя на уме утопленник?



- Тихо! Он прав! Половина должна остаться и быть наготове! И заткни свою пасть Свен!


Он пол года с нами и заслужил право на уважение, своим трудом, в отличие от тебя!



-Да я.



-Молчать! Сейчас я говорю, а ты подчиняешься нашим правилам. Я объявляю тревогу!


Ты заткнешься Свен, и будешь выполнять то, что я велю! Если нет, то лес большой.



- Я иду! С вами, или без вас! Но… я не хочу получить выстрел в спину.



- Ты не особо доверяешь людям, да? Ты прав, но и ты должен понять их. Ты мутант, они люди.



- Я тоже не всю жизнь носил эту шкуру. Я был рожден человеком и остался им вот здесь!



Джарг хрипло, едва слышно прошептал слова, с силой прижав к груди клешню, но его услышали. Стояла напряженная тишина и наконец седой старшина резко прервал её.



- Тебе нечего боятся нас. Мы не стреляем в спину друзьям! Если все готовы, идём, иначе скоро своих ног не увидите. До пристани не далеко.


Я надеюсь, мы напрасно волнуемся. Встретим их на тропе и вместе посмеёмся над нашими страхами. У тебя есть факелы?



Последний вопрос он неожиданно адресовал Джаргу. Получив отрицательный ответ, протянул парочку, выдернув их из-за пояса. Джарг хотел отказаться, темнота ему не мешала, но не решился нарушить хрупкое доверие, промелькнувшее в этом жесте.



Они шли цепью, быстрым охотничьим шагом около часа напряжено вслушиваясь в шум леса. Впереди все громче рокотал поток. Внезапно Джарг насторожился.


Запах… что-то витало в воздухе. Пройдя еще метров десять, он резко положил клешню на плечо седого старателя. Не давая открыть рот нахмуренному мужчине, резко сделал знак молчать.


Все замерли, напряжено прислушиваясь.



- Засада! Впереди. по обе стороны…



Внезапно, потянуло сладковато горелым запахом мяса. Тишину леса прорезал отчаянный, пронзительный вопль смертельной муки. Волосы на головах мужчин встали дыбом и даже по телу Джарга поползли ледяные мурашки.


Еще не стих крик, перешедший в хриплый стон, как он, рванувшись, пропал в темноте. За ним бросился крепыш, но отстал. Тень Джарга мелькнула еще раз и пропала в глубине леса.


Оставшиеся На тропе, мгновенно потушив факелы быстро рассредоточились. Их реакция спасла им жизнь. Дикий, улюлюкающий визг раздался, казалось со всех сторон. Из-за деревьев бросились лохматые, закутанные в тряпьё фигуры. Дружный залп, заставил их резко остановиться.


Переломившись надвое, трое из нападавших бандитов, рухнули на тропу, остальные укрылись за стволами. Старатели быстро образовали круг прикрывая спины друг друга. Еще два залпа расцветили тьму взорвавшуюся криками и проклятиями раненных. А затем началась свалка.


Количество нападавших только мешало, у них был приказ брать пленников живыми и потому они махали палками и кулаками, молотя по чужим и своим головам. Несколько факелов упав в густую траву, заливали место побоища мутновато зеленым светом. По стволам деревьев плясали чудовищные тени. Уже около десятка тел лежало у тропы, а старатели все еще стояли прикрывая двух раненых заползших в круг им за спины.


Пронзительные вопли стихли, но не надолго. То тут, то там стали раздаваться короткие вскрики и тела затаившихся бандитов стали валиться на землю словно сами по себе. Ничего не понимая старатели стоящие на тропе напряжено вглядывались в густую черноту леса ставшую еще темнее в мерцающих бликах факелов.



-Дирон! Тарс! Не подстрелите меня, я выхожу.



Глухой, страшный голос, но еще страшнее выглядел мужчина выступивший из тьмы неся на руках окровавленное тело мертвого сына.



- Они все. там, дальше. на поляне. Мутант ищет бандитов, тех кто еще пока жив! Не стреляйте пока не убедитесь, вы можете случайно подстрелить его. Он поотрывал им головы.


Я считаю, это слишком милосердно! Эти твари не заслужили быстрой смерти. Я сам готов рвать их, зубами. По капле выжать их черную крооовь…



Мужчина подломился тяжело упав на колени. Прижимая к груди голову сына, он затрясся в глухих рыданиях. Словно очнувшись старатели ринулись в лес, забыв о таящейся во тьме опасности.


Джарг беззвучной тенью возникал за спинами бандитов, коротким щелчком клешней смахивал головы и растворялся в темноте. Обезглавленные тела продолжали стоять прижимаясь к стволам.



Никто не ушел. Джарг слышал загнанное дыхание, чувствовал жгучий пот страха струящийся по немытым телам. Тень смерти, металась по лесу и эта тень боялась только одного, упустить хоть одну двуногую тварь! Последнего бандита, Джарг настиг в полу миле от места трагедии. Запыхавшийся горбун уперевшись руками в колени тяжело и хрипло дышал.


Вокруг было тихо и он наконец поверил, что ему удалось уйти. Отчаянно матерясь и скрипя зубами он пытался забинтовать распоротую о сук дерева руку. Джарг подошел к нему почти вплотную. От бандита несло кислой вонью немытого, потного тела и… свежим запахом крови. Не дожидаясь когда тот его заметит, Джарг резко включил один из факелов.


Человек коротко взвизгнул от неожиданности и резко присел выставив окровавленной рукой нож.



Джарг не шелохнулся.



- Кто. Что. А. мутант. Ты спятил?


Убери свет! Я… не помню тебя. Ты новенький? А… к черту! Ублюдки!


Они пожалеют. Эти жалкие людишки захлебнутся кровью! Я разрежу их на сотни кусков и заставлю жрать собственную плоть! Проклятье! Вопль этой стервы, спутал все карты!


Идиоты шли прямо в засаду. Ни один бы не улизнул! Проклятая баба, как ей удалось сорвать кляп?



-Они узнали о засаде, до крика.



- Этого не может быть! Как. кто…



- Я! И еще вонь! Твои уроды воняли на весь лес. И запах крови. свежей крови…



- Ты? Но, ты не можешь быть одним из них! Ты мутант! Они же, всего лишь люди! Мы, Братья Монстры!


Мы, могли бы договорится. Ты поможешь мне выбраться… и я хорошо заплачу.



-Я задам тебе только один вопрос.



Внезапно резко зашевелился горб и оттуда раздалось раздраженное шипение. Тяжелая, треугольная голова метнулась из-под одежды широко разинув пасть. Джарг слегка шевельнул клешнёй и голова змеи пролетев по инерции пару метров упала на траву.



-Ааа… моя крошка…



Горбун тонко взвыл и мгновенно затих, ощутив на шее жесткий захват.



-Хорошенько подумай, прежде чем ответишь на мой вопрос.



Джарг вплотную приблизил лицо, замораживая горбуна мерцающим в темноте страшным блеском глаз.



- Ребёнок! Маленькая золотоволосая девочка, где она?



Из застывших глаз мутанта, смотрела сама смерть.



- Ты все равно убьёшь меня. Зачем я буду говорить тебе о какой-то соплячке, пусть сдохнет там, где я её подвесил.



-Ты сможешь сам выбрать свою смерть.



Голос мутанта звучал с леденящим душу равнодушием.



- Если она жива, ты умрешь быстро. Если нет… долго, очень долго. Я буду убивать. медленно, по кусочкам скармливая твоё тело речным рыбам.


Я буду отщипывать твою плоть и бросать в воду, а ты будешь смотреть. долго смотреть. У меня много времени и я буду тратить его только на тебя. Я обещаю, твоя смерть затянется не на день и не на два!


Ты будешь умирать месяцы, годы. дай руку! Смотри!



Побелевший горбун опасливо вытянул окровавленную руку продолжавшую сочится кровью. Мутант положил на неё едва прикасаясь свою клешню и боль странным образом стала стихать. Клешня опустилась и горбун не веря собственным глазам уставился на подрагивающий, тонкий шрам закрывший рваную рану.



- Это для того, что бы ты поверил. Я могу исцелять но. убивать я могу еще лучше! Смерть будет долго искать тебя.


Клянусь!



- Она там! Там. В лесу, у развилки, Монах приказал и я подвесил её, живую.


Он хотел оставить её на потом… Он, любит позабавиться с малышками, после трудной ночи.



-Монах, это тот, что с ожерельем из ушей?



-Да! Если он вырвался, то уже унес соплячку!



- Он уже никуда не спешит, в отличие от меня. Ты, выбрал?



-Я… я отведу тебя, но ты меня отпустишь! Отпустишь? Девчонка жива и она одна в лесу. Подумай!


Убьешь меня и она тоже будет умирать, долго!



-Ты будешь умирать гораздо дольше…



Туго завернутое тело ребенка висело в трёх метрах над землей, над телом убитого отца. Здесь же глядя на людей горящими желтыми глазами, стоял свирепо рыча огромный волк. Джарг, мощным толчком послал в его сторону взвывшего от ужаса горбуна. Оставив в покое мёртвого, волк бросился навстречу живому телу. Огромные клыки с хрустом впились в горло захлебнувшегося криком бандита.


Прижав уши зверь медленно отходил от странного существа, оттаскивая с собой в сторону свежую добычу. Джарг не мешал ему. Вытянув вверх клешню он осторожно перекусил веревку бережно ловя вялое тельце.


Сорвав со рта полу задохнувшейся малышки кляп, он прислушался к слабому, еле слышному дыханию. Не теряя времени принялся быстро и осторожно поглаживать спинку и животик ребенка вливая силы. Сердечко забилось быстрее, но в сознание малышка не приходила.


Осторожно устроив её на сгибе клешни, Джарг забросил на плечо тело Найлса. Он шел сквозь лес туда, откуда доносились рыдания, стоны и проклятия. Алту, он узнал по волосам.


Бережно закутав в плащ оба тела, легко взвалил их на плечо и растворился в темноте леса.



Он принес всех троих к хижине ни разу не остановившись. Тело стонало и ныло от напряжения, но что это была за боль, по сравнению с той, что терзала грудь.



Под скалой, Джарг выкопал глубокую могилу и похоронил Найлса и Алту уложив их рядом. Сверху он придавил могилу тяжелым обломком базальта. Глядя на встающее солнце, Джарг медленно раскачивался из стороны в сторону прижимая к груди спящую малышку.



Девочка смотрела на мир пустыми глазами. Никого не узнавая она тем не менее вела себя спокойно только на руках Джарга. Когда до неё дотрагивался кто-то другой, она начинала крупно дрожать и закатывать глаза тонко поскуливая от безумного страха. Джарг бросался на любой шорох или вскрик донёсшийся из комнаты где спал ребенок, стараясь не отходить от неё далеко.


Девочка страшно кричала по ночам, затихая лишь на руках Джарга.



- Если, что ни будь нужно ты скажи. Мы готовы помочь. Ты один из нас, Джарг!


Помни об этом. Это не мои слова, так считают все в поселке. Мы… с женой, готовы взять девочку.


Ей будет хорошо у нас.



Джарг отрицательно покачал головой продолжая покачивать на руках Эйву. Малышка дремала, крепко обняв его за шею.



- Ей нужен только я!



- Там немного продуктов и молоко.



Седой крепыш осторожно похлопал Джарга по плечу и медленно пошел обратно в поселок. После страшной ночи, когда он вернулся с сыном на руках, его голова стала совершенно белой.



Джарг прожил в хижине три месяца. Эйве стало немного лучше, но блеск ножа пугал её до смерти. Она боялась любых острых предметов. Наконец, Джарг принял твердое решение уйти. Уйти в город, в шум и суету, что бы там на новом месте попробовать залечить рану в сердечке ребенка.


Здесь, все вокруг напоминало о доме, о матери которую она надрываясь звала в своих снах. На рассвете, крепко подперев дверь, Джарг повесил на видное место ключ и не прощаясь, навсегда ушел со склона горы. Унося ребенка, обнимавшего его жесткую морщинистую шею, он знал, теперь в его жизни появилась цель, ради которой стоило жить.



Весь день Джарг шёл ориентируясь на шум реки повторяя все её повороты и изгибы. Хорошо зная, как опасны лесные обитатели для одинокого путника, держался берега. Несколько раз избегал ловушек устроенных вампом и дважды видел краем глаза гибкую, скользящую тень. Зверь пройдя за ним с милю все же отстал, найдя добычу послабее.


Солнце почти село, когда он стал оглядываться в поисках укрытия. Небольшую щель или пещеру, вымытую потоком в склоне горы. Протяжный вой перемежаемый скулящим тявканьем заставил Джарга замереть и внимательно прислушаться.


Глаза быстро оббегали встопорщенный каменными глыбами берег. Несколько осколков скал сваленных друг на дружку показались надежными. Подобрав несколько булыжников он принялся методично бросать их в глубь каменной ниши, пока оттуда не раздалось сердитое ворчание. Толстый морок, потревоженный ударами, наконец выполз наружу. Эйва безучастно смотрела на зверя, напоминающего лохматого поросёнка на двух лапах.


Тупая, морда украшенная двумя носорожьими рогами и жестким пяточком, хищно скалилась. Замерев перед врагом, морок ревел низко пригнув голову. В Джарга ударила волна парализующего ужаса и в тот же миг, зверь бросился в атаку. Впервые столкнувшись с мороком, Джарг едва не пропустил смертельный удар.


Сейчас он легко отпрыгнул в сторону. Пропустив мимо себя атакующую тушу, с силой впечатал ногу в толстый зад. Удар швырнул морока в бурный поток. Джарг нарочно выманил зверя поближе к берегу.


Толстое, упитанное тело подпрыгивая словно лохматый поплавок, быстро скрылось с глаз. Уносясь вдаль меж отвесных берегов, морок истошно верещал. Насколько Джарг знал он еще не скоро сможет выбраться на берег, а жир не даст ему так легко утонуть.


Рокот потока заглушал звуки леса, но Джарг чувствовал как крадется смерть. Подхватив малышку, он быстро вполз вместе с ней в пещерку морока. Зверь натаскал в неё сухую траву и листья устроив себе мягкое ложе. Джарг осторожно уложил на него Эйву. Укутав ребенка плащом, передвинулся к выходу, прислушиваясь к шорохам ночи.


Он чувствовал разлитый в воздухе голод пока еще невидимых хищников. Звери осторожно крались по берегу, окружая пещеру. Две громадные клешни надежно перекрыли вход в укрытие.


Глаза обшаривали каждый камень каждую щель и все же он едва не пропустил удар, когда на него ринулась оскаленная, длинная пасть и четыре громадных когтя проскрежетали по роговому панцирю.



- Шакли! Неплохая попытка… идея плохая!



Сильный взмах клешни отбросил зверя, лишив его головы. Ещё взмах и вторая тварь полетела следом. Вой взметнулся перед пещеркой на миг заглушив шум воды. Джарг кивнул головой. Он не ошибся, собралась стая.


Несуразная, длинная, крокодилья пасть казалось, росла прямо из груди зверя, настолько короткой была шея прожорливой и вечно голодной твари. Раззадоренные запахом крови Шакли лезли в пещеру мешая друг другу. Вскоре, куча вонючих, агонизирующих тел загородила проход. Взошедшая луна ярко осветила место побоища и разрозненные кучки каннибалов, пожирающих своих мёртвых и раненных собратьев. Бой длился всю ночь.


Несколько раз стая тявкая и подвывая начинала кружить вокруг пещеры, царапая камень, но скала уходила глубоко в землю. На рассвете получив очередной отпор сытая и заметно поредевшая стая, растворилась в лесу, сожрав без остатка, тела всех погибших.



Золота, намытого в ущелье, хватило на пять лет. Джарг выкупил у семьи мутантов старую водонапорную башню с огромными, толстенными стенами и небольшой, крепкой дверью укрепленной тяжелым автоматическим засовом закрывающимся изнутри. Внутри башни было несколько комнат расположенных в два этажа с миниатюрными лесенками и кружевными перилами.


Прямо посередине бил из пола небольшой разбитый фонтанчик. Его Джарг отремонтировал в первую очередь зная, как сильно малышка любит купаться. Он накупил ей смешных игрушек и даже завел белого кролика который с удовольствием колотил лапами по чему попало не разбирая день это или ночь. Но Джарг был готов спать и под грохот барабанов лишь бы это могло вызвать улыбку на лице его одуванчика. Город Эйве понравился.


Она с удовольствием гуляла с Джаргом вначале сидя на мощных плечах, а затем таскаясь хвостиком, прицепленная к нему прочной, тонкой цепочкой охватывающей детскую талию. Цепочкой Джарг обзавелся после случая, когда Эйву пытался украсть торговец детьми. Соблазненный цветом её волос, он не присмотрелся к тому, кто её охранял. Малышка всегда шагала впереди Джарга и со стороны казалось, что ребенок идет один.


Её часто останавливали, пушистая головка и огромные зеленые глаза смотрящие вокруг с восторженным удивлением, покоряли сердца и людей и мутантов. Её осторожно гладили по головке, помня предупреждение сделанное торговцу. Она еще только открыла рот собираясь зареветь, а обидчик уже висел в воздухе.


Дрожащий от холодной ярости голос мутанта медленно и раздельно объяснял, что его ожидает если из глаз ребенка упадет хоть одна слезинка. Торговец проломив спиной забор навсегда исчез из этого квартала. Жители близлежащих домов четко поняли, здоровье дается один раз и не стоит им рисковать попусту.



Джарг осторожно обучал Эйву, тая от окружающих растущую в ней силу.



Рассматривая ободранную коленку, он ласково ворковал.



-Обычный ушиб вьюнок, ты справишься сама я лишь чуть-чуть помогу тебе. Открой свой разум малыш! Слушай меня.



И маленькая Эйва таращила глазёнки. Широко распахнув их от напряжения, вглядывалась в глаза наполненные тёплым, золотым светом.



- т, закрой глазки, смотри внутренним взглядом. Я поведу тебя, ты сможешь. Видишь огонёк? Это твоё тепло, твоя энергия её излучает твоёНе тело и все остальное вокруг. Ты можешь взять её со стороны.


Только осторожно, не причини вреда тому кто согласен с тобой поделится. Бери понемножку, как солнечный лучик в ладошку, чувствуешь его тепло?



Малышка старательно жмуря глаза осторожно зашарила ладошкой в воздухе слепо пытаясь нащупать то, о чем говорил старый мутант. Джарг, глядя на рыжеватую малышку, залитую солнечным светом, испытывал удивительную нежность. Яркий, зеленый лучик прорезался сквозь стиснутые веки и рассмеявшись Джарг притянул подглядывающую кроху, к себе на колени.



- А если я, что ни будь, сломаю, ручку или пальчик! Эйва удобно устроившись на коленях мутанта, поднесла растопыренную ладошку, к золотистым глазам.



- - Ты меня вылечишь? Как сейчас?



Напряжено нахмурив лоб, она разглядывала быстро затягивающуюся на её коленке царапину. Огромная клешня зависшая над ножкой гладила едва прикасаясь.



- Ты сама сможешь! В тебе есть сила и она больше моей! Я научу тебя, как правильно звать и создавать её.


Самое главное открой свой разум, впусти в себя мир.



Её все еще мучили кошмары и каждый раз осторожно проникая в сознание ребенка, Джарг внушал, что это просто плохой сон. Услышав дикий крик, он вылетел из дому и едва не оторвал голову подростку, вздумавшему пригрозить маленькой Эйве перочинным ножом. Тяжелая клешня, от души поддавшая чуть ниже спины малолетнему грабителю, отбила у него охоту, даже смотреть в сторону девочки. Вскоре все живущие поблизости знали, лучше не держать в руках ничего острого и блестящего, когда поблизости дочь мутанта.


За малейший вскрик ребенка он готов был убить!



Она панически боялась ножа. Сверкающее лезвие повергало её в столбняк. Джарг готовил еду, только когда малышка спала.



- Почему мне так страшно Джарг? Мне все время кажется, что с ножа течет кровь! Чья кровь Джарг?


Почему я ничего не помню? Раньше мне все время снились ножи, много, много лезвий и все они были залиты кровью.



- Все пройдет вьюнок! Страшен не сам нож, страшен тот, кто угрожает им! Тебя напугали, когда ты была совсем крохой.


Ты выросла. Ведь сейчас ты понимаешь, нож у меня в руках, это не страшно!



Эйва испуганно покачала головой и неуверенно кивнула.



Ей исполнилось десять лет, когда Джарг медленно достал из чехла на поясе маленькое лезвие. Голос мутанта звучал тихо и глухо, странно гипнотизируя. Тогда она в первый раз прикоснулась к рукояти и еще почти два года привыкала к тому, что Джарг оставлял ножи, на самых видных местах.


Когда ей исполнилось двенадцать, Джарг принёс пояс и два широких, кожаных браслета на запястья. Из чехлов, слегка выступая ложилось на кисть странное, витое украшение.



- Вот твои когти малыш! Пора научить тебя пользоваться ими.



Джарг бережно застегнул браслеты на руках девчушки и согнув её ладони положил их на витые рукояти перекрестив руки. Эйва развела руки в стороны и замерла. В ладонях голубовато отсвечивали, два тонких, стальных лезвия.



Еще два ножа с более широкими лезвиями были укреплены на поясе.



Училась Эйва тяжело. Но однажды словно сломала что-то внутри себя. Преодолев барьер страха, стала схватывать на лету все указания Джарга! Ножи летали, крутились и ударяли туда, куда она бросала взгляд.


Словно привязанные к незримой нити лезвия летели точно в цель. Джарг тихонько цокал языком и прикрывал глаза, скрывая довольный блеск. Малышка училась защищать себя, все увереннее выпуская когти!



Её ученье закончилось в шестнадцать лет. Разыскивая Джарга, она впервые перешагнула порог бара самостоятельно. Раньше, цепляясь за его клешню, малышка храбро обозревала разномастных посетителей, не обращавших на неё ни малейшего внимания.


Но сейчас, едва ступив на порог, она мгновенно привлекла взгляды разношерстного собрания. По телу противно забегали колючие мурашки. В баре было как всегда, многолюдно. Где-то здесь должен был быть Джарг, заключавший очередную сделку.


Эйва слегка растерялась не находя его взглядом.



- Какая пушистая кискааа. Детка я готов быть твоим котиком! Не хочешь погладить меня по шерстке?


Я заставлю мурлыкать такую красавицу!



Эйву передернуло от слащавого голоса. Молодой, потрепанный красавчик, смотрел на Эйву мутноватыми, наглыми глазами, бесцеремонно рассматривая с ног до головы. Зажав в грязной лапе густую, пушистую прядь золотистых волос, он провел ею по щеке девушки.



- Ну, что ты хлопаешь глазками детка, обомлела от мужского внимания? Кисааа. не напрягай свой маленький лобик, все слова я уже слышал. Не трать время, рыжая! Я не люблю ждать!


Давай детка, шевели своей маленькой попкой и рысью наверх. Мой котик рвется из штанов! Поспеши крошка, если не хочешь, что бы я помог тебе хорошим шлепком, по этой круглой, аппетитной за.



У Эйвы свело зубы! Все тело передёрнуло от омерзения. Она еще только подбирала фразу, что бы ответить, в бешенстве перепутав весь словарный запас, а рука сама собой легла на рукоять. Коротким рывком, освободив прядь из липкой лапы.


Она шагнула прямо в объятия парня. Удивлённо оборвав речь на полуслове, он странно икнул и вдруг побелел как мел.



- Нууу.



Эйва не узнала собственный голос, хрипло и томно шепчущий прямо в лицо серевшего на глазах парня.



- Ты кажется, хотел поучить меня мурлыкать?



Её рука слегка усилила нажим, и фигура красавца резко удлинилась, встав на цыпочки.



- Что же ты захлопнул пасть животное, млеешь от женского внимания? Безмозглый идиот! Мое время дорого стоит кииссса! Чем будешь рассчитываться?


Ах да… кажется ты предлагал мне какую то часть своего тела? Тааак. сейчас подумаю. Что именно тебе мешает, не даёт спокойно смотреть на проходящих девушек?


Может быть это?!



Рука девушки чуть дрогнула, устремившись вверх. Парень издал тонкий писк.



- Как ты там назвал эту часть? Кролик… ах да, котик! Мне кажется, ты себе льстишь! Больше подошло бы… червячок. Тебе не повезло, неотразимый ты мой!


Я ненавижу живность! Особенно двуногих котов! Уверена!


Их необходимо кастрировать при рождении! Жалкая, трусливая и наглая порода!



Эйва шевельнула лезвием ножа, острый кончик легко проткнул кожаные штаны позеленевшего ухажера. Оберегая сжавшиеся до размера кошачьего зародыша гениталии, он тихо заскулил.



- Иииууу….



- Это не ответ! Я не помогаю развязывать языки, шлепками, это. неэффективно! Предпочитаю решать все быстро и.



- И все же, что-то ты медлишь! Зачем ты тянешь. этого помойного кота за хвост?



Эйва, едва скрывая облегчение, улыбнулась. За её спиной стоял Джарг.



- Мне просто жаль пачкать, лезвие ножа!



- Это не проблема девочка! Я уверен, что вполне могу помочь! Давай, я просто отщипну то, что мешает этому оболтусу, жить нормально!



Джарг легонько щелкнул клешней, глядя в упор на парня.



- Джарг! Ты просто незаменим в решении некоторых ммм… мелких проблем!



Эйва усмехнулась. Дико выпученные глазки, незадачливого ухажера стремительно вращались, казалось каждый сам по себе.



- Он твой Джарг! Я только облегчу тебе немного работу!



Кончик ножа легко скользнул снизу вверх, мгновенно распоров туго натянутую, всю в заклепках кожу штанов. Раздался треск и



штаны плавно соскользнули вниз, стреножив внезапно ожившую, неотразимую особь мужского рода. Сделав пару коротких, путаных шагов парень дико заголосил, словно его разрезали пополам. Взъерошенный красавец грохнулся во весь рост, выставив на всеобщее обозрение прыщавую, голую попку! Хохот потряс весь бар!


Хохотали люди, ржали, свистели и хрюкали мутанты довольные развлечением. Хрипло гоготал всегда мрачный хозяин бара, подмигивая Эйве единственным глазом. Джарг, обняв девушку за плечи, медленно обвел хохочущих посетителей тяжелым взглядом.


Там куда падал, скользя его взгляд, смех мгновенно стихал.



- Успокойся Джарг! Никто, никогда в этом баре, не тронет твою малышку! Я и сам бы разобрался с обкурившимся щенком, если б тебя не оказалось рядом! Да и не я один! Оглянись, вокруг Ужи!


Они не дадут малышку в о биду!



Мы одна семья, ведь она росла на наших глазах Джарг! Кривой Мел протянул Джаргу, запотевший тяжелый бокал, наполненный золотистой жидкостью, слегка плещущей через край.



- Они знают, кто вырастил эту кошку! Она вполне способна постоять за себя сама! Не вмешайся ты и не известно, какой бы мы бы увидели финал. Давай выпьем за наших детей старый краб!


Пусть растут на радость нам и на страх дуралеям, вроде этого, голопопого!



Мел захохотал. Весь бар подхватил тост, перекатывая по залу веселый смех. Неудачливый ухажер смылся, с трудом удерживая расползающиеся штаны. Джарг был уверен, больше он его не увидит!


Он так испугался, боясь не успеть, когда, выйдя от Мела, увидел растерянный взгляд Эйвы! Он не уловил момент, как, в какой миг скользнули ножи в руки малышки. Они просто выросли из её ладоней! Сердитая, рыжая кошка впервые выпустила свои когти!


Как бешено, сверкали её зеленые глаза!



Джарг ликовал! Да, ликовал! Эйва видела его довольные, сияющие глаза!


Чувствовала ласковые волны любящего сердца. Они омывали душу, изгоняя остатки раздражения и обиды.



Еще через год, Джарг впервые рассказал ей все о гибели родителей, пообещав, что они навестят могилу в самое ближайшее время. Легкая лодка появилась в башне за два дня до его внезапного исчезновения.



Существо в клетке открыло глаза. Формула бессмертия! Эти идиоты хотят отыскать её спустя триста лет!


Скорее всего им придется разобрать его тело по косточкам, по молекулам. Но, возможно и тогда не удастся найти ответ, почему он до сих пор жив? Джарг осторожно шевельнулся и вздохнул.


Тело было до безобразия слабым. Прислушавшись к своим ощущениям он покачал головой. Если эти горе исследователи продолжат в том же духе, мучится ему останется не так уж долго. Его силы были на исходе. Мозг словно окутан туманом.


Он не может пробиться не может послать весть… в нем почти не осталось крови. Это просто удивительно, что сердце еще стучит и бьётся. Джарг задумался, владей он тайной бессмертия, отдал бы он её?



И теперь совершено спокойно мог ответить - нет! Ни за что! Оглядываясь вокруг глазами смотрящими сквозь столетия он видел только хаос и разрушения. жадность и злобу!


Нет и еще раз нет! Люди не готовы к получению тайны, не доросли!



Человечество словно обиженный ребенок, еще дерется из-за приглянувшейся игрушки, не желая мирится с тем, что игрушка принадлежит другому! Мир не совершенен и если в руки людей попадёт формула бессмертия. О. Они такого натворят по всей вселенной!


Ледяному космосу станет жарко и тесно в его гигантской колыбели, где разноцветными погремушками висят созвездия и планеты!



*****



Воздух был тяжелым, душным. Сильно хотелось пить. Эйва не помнила, сколько брела по тоннелю, опираясь на стены. Холодные, влажные капли внезапно упали на лицо. Руки жадно зашарили по стене.


Факел, вырванный из гнезда, высветил влажную канавку, внизу отражая свет, сияла глубокая лужица. Эйва припала к воде захлебываясь и урча как зверь. Наконец откинулась на стену и замерла, не в силах сделать больше ни глотка.


Таращась в темноту, тихонько похрюкивала булькая животом, от переполнявшей её влаги.



Зачерпнув ладонью воду, с наслаждением плеснула её в лицо. И наконец осознала самое главное! Она жива!


Жива.



Постепенно взгляд стал замечать мелкие детали. Эйва подняла факел повыше и охнула. Все место вокруг источника было испещрено глубокими, свежими следами. Рыслины!


Они были здесь, совсем недавно!



Она быстро наполнила флягу и потушив факел, крадучись двинулась вперед. Внезапно под ногами зачавкала грязь. Скользящее, легкое прикосновение к ноге…



Факел, крепко зажатый в руке, мгновенно вспыхнул, очертив огненный круг. Яркая вспышка заставила, бросится наутёк, копошащуюся в грязи, мелочь. Густая, вязкая жижа достигала щиколоток. Эйва с отвращением рассматривала заболоченный проход. Что-то тонкое и длинное рывком обвилось вокруг ноги до самого колена.


Взвизгнув, она с силой ударила факелом по скользкой твари, похожей на гигантскую пиявку. Упругое тело, мерно пульсируя, усилило захват. Эйва сдернула с факела защитный колпак и ударила вновь.


На миг, горящая плоть перебила запах гнили. Червь судорожно задергался и обмяк, но отдирать его от ноги пришлось кусками. Эйва оглянулась, еще несколько длинных, волнообразных тел медленно скользили по грязи. Она рванула вперед.


Скользя как на лыжах, быстро и осторожно ощупывала дно. Длинные тени пиявок упорно следовали за ней, на границе огненного круга. Потолок и стены, были покрыты слоями влажного мха. Гниющие шторы казались живыми из-за облепивших их слизней. Время от времени они тяжелыми гроздьями срывались вниз.


Ком копошащихся мокриц, свалился на голову, расползаясь по плечам и спине. Глухо постанывая от брезгливого ужаса, Эйва стянула завязки капюшона до упора, оставив снаружи только глаза. Мохнатых зарослей становилось все больше. Вскоре она уже ползла на четвереньках под живыми шторами.


Ощущая каждым нервом, как барабанит по спине срывавшаяся вниз живность. Руки внезапно разъехались, и она от души ткнулась носом, в грязь.



Да, за этот год её лексикон заметно расширился!



Эйва продолжала плеваться и ругаться, даже когда болото осталось далеко позади. Наконец, обессилено рухнула возле подвернувшейся ниши образованной двумя ржавыми контейнерами. Наслаждаясь ложной иллюзией безопасности, привычно свернулась в клубок.



Проснулась она от жуткого, тягучего стона! Вопль, пробравший до костей, скрутил внутренности в тугой узел. Волосы, встав дыбом, упорно пытались прорвать ткань капюшона. Зубы выбивали суматошную дробь, а ноги слабо дергаясь, пытались бежать отдельно от тела. Мозг, сжавшись в тугой ком, приказывал не двигаться.


Древний инстинкт, заложенный глубоко внутри, предупреждал о смертельной опасности.



Безжизненный, протяжный вой… Глухой и низкий он прокатился по тоннелю страдающим стоном. Жуткий вздох, наполняющий тьму реальным, осязаемым на ощупь страхом. Глас из потустороннего мира, отголоски которого наползали со всех сторон.


Едва стихнув, кошмарный звук возник снова, рождая в глубине тоннеля жуткое эхо.



Эйва чувствовала себя медузой и ежом одновременно! Тело студнем расползлось по нише, а волосы стали дыбом. И каждый волосок, мнил себя в этот миг если не копьём, то иглой дикобраза как минимум.



Эхо тоннеля, усиливало резонанс не подающегося описанию звука. Девушка вжалась в угол ниши ставшей внезапно очень большой и очень заметной. Напряженный слух, уловил отдалённый топот многочисленных лап, шорох и шелест крыльев. Рёв, визг, вой! Гвалт создаваемый десятками глоток, перекрыл тягучий аккомпанемент, явственно выделяясь из общего хаоса.


Шум стремительно нарастал. Вскоре мимо ниши понеслась живая лавина. Эйва не верила своим глазам.


То, что сейчас летело, бежало и катилось мимо ниши, не могло, привидится в самом страшном, кошмаре. Тоннель наполнился мерцающим, голубоватым светом и свечение усиливалось. Уродливые тени стремительно проскакивали мимо ниши. Жуткий вопль взвился так близко и громко, что Эйва неожиданно за орала в ответ.


Звук, продержавшись почти минуту, плавно опал и вновь перешел в протяжный стенающий стон. Эйва больно прикусила ладонь гася свой крик. Крупное существо, состоящее из одних лап, хвостов и зубов резко затормозило у ниши. Рыча от страха, зверь завертелся на месте лохматой юлой. Сунул на миг нос в нишу.


Скользнул горящим взглядом и высунул его обратно. Не успела Эйва перевести дыхание, как зверь, задрав лапу, сделал большую лужу. Решив, что зубы зверя, в качестве аргумента выглядят довольно убедительно, она молча зажала нос пальцами. Зверь внезапно развил бурную деятельность, размахивая всеми конечностями сразу.


Хвосты словно метла прошлись по полу. Собрав кучу пыли, существо лапами передвинуло её к луже. Эйва облегченно вздохнула.


Зверь оказался на удивление чистоплотным. Вонь, стала меньше. Но, дальнейшее так потрясло, что она забыла о запахах.


Зверь принялся вдохновенно месить вонючую грязь, не обращая внимания на летящие мимо существа. Вой прозвучавший совсем близко, на миг прервал захватывающее занятие. Эйва даже пожалела зверя, резко припавшего на брюхо. Лишить его такого удовольствия!


Это было, жестоко!



Внезапно зверь вскочил на лапы и стал вновь драть грязь, хрипя от напряжения. Возможно в самом ритуале, что зверь исполнял с таким вдохновением, заключалось что-то очень важное! Ради этого, он был готов рисковать жизнью!


Дальше он повел себя вообще странно. Эйва мимоходом подумала, а не свихнулся ли от страха хвостатый умелец? Зверь принялся быстро и ловко накладывать на себя вонючее месиво, с остервенением размазывая грязь, по голове и лапам.


Сопоставив влажную кучку, с его размерам, Эйва вновь пожалела зверя. Но, как оказалось, она не до конца оценила, умственный потенциал зверушки. Плотно намазав голову, хвосты и две из своих многочисленных лап, зверь грациозно развернулся.


Не обращая ни малейшего внимания на Эйву, ловко всунул свой зад прямо ей под нос. Онемев от подобной доверчивости зубастой многоножки, она непроизвольно обняла хвостатую часть, словно пыталась помочь зверю, устроиться удобнее. Против объятий существо не возражало.


Упорно втискивая громоздкую тушу во внутрь ниши, зверь мягко размазывал Эйву по стене и почти преуспел в своем начинании! Наконец, что-то сообразив, существо развернулось и изо всех сил, упёрлось лапами в бока контейнера. Эйва не вольно затаила дыхание. Её не званный сосед, умудрился сдвинуть тяжеленный контейнер, почти на две ладони. Мгновенно успокоившись, зверушка ловко умостила последнюю лапу в отвоёванном пространстве.


Не обращая внимания на пыхтящую за своей спиной, чуть живую от подобных упражнений, девушку, зверь замер. Эйва уже и сама не могла разобрать, где, чьи конечности. Зато теперь из ниши торчала зубастая, жарко дышащая пасть, непрерывно клацающая зубами. Было ясно, зверь смертельно напуган.


Длинная шерсть лезла в нос. Эйва попыталась повернуть голову и мгновенно услышала предупреждающее рычание. Вновь прикрыв грязными хвостами её голову, зверь удовлетворенно вздохнул.


Через минуту он насторожил уши. Грязные лапы, с комьями прилипшей грязи, плотно прикрывали грудь и живот зверя. Оценив вблизи зубастый арсенал соседа, Эйва слегка воспрянула духом. Решив, что даренных судьбой защитников, по запаху не выбирают, она старалась дышать через раз.


Кося одним глазом, из под хвоста, Эйва попыталась, рассмотреть, что там, снаружи и тихо охнула. Живность, не меняя скорости, возвращалась обратно, еще более плотным строем. Вой ударил с двух сторон.


Если б не зверь, припечатавший её к стене задом, она бросилась бы удирать, вместе со всем, ополоумевшим, стадом!



Снаружи происходило, что-то жуткое! И это что-то приближалось с двух сторон. Существа метались из стороны в сторону, дергаясь и беснуясь от страха. Лезли на головы друг друга, или наоборот, жалко скуля, прятали носы под животами соседей. Пару раз, сидящий у неё на коленях зверь дергался, словно собирался бежать.


Толстый, белесый отросток с тонкой иглой на конце, судорожно извиваясь, упал с потолка на покрытого костяными пластинами зверя. С конца иглы слетела голубоватая искра. Зверь засучил лапами, его пасть широко раззевалась, но из неё не вылетало ни звука. Смотреть было жутко, страшно…



С потолка обрушился целый поток гигантских щупалец. Они били с ужасающей точностью. Не давая прорваться ни единой душе, щупальца нагромождали вокруг мечущихся пленников, заслон из оцепеневших, еще живых тел. Заунывный вой стих.


Со всех сторон раздавались щелкающие, хлесткие удары белесых бичей! Бойня длилась не более пяти, десяти минут, но Эйве казалось, прошли часы.



Затаив дыхание, она смотрела в узкую щель, на мелькающие, прерывистые картины жуткой охоты. В открывшееся пространство рванулись два зверя. Одному из них впервые повезло.


Эйве казалось, щупальца стали более медлительными. Второго зверя уже казалось вырвавшегося из смертельной ловушки, настигла игла. Еле слышное, сосущее причмокивание доносилось с высоты.


Щупальца, непрерывно падали сверху, унося тела одно за другим. Эйву стала сотрясать дрожь! Руки и ноги заледенели, а голову опаляло жаром. Зверь сидящий монолитом у неё на коленях, внезапно ожил. Напрягся и стремительно рванулся вперёд.


Он прыгнул прямо на стену змеящихся нитей. Эйва была уверена, сейчас последует удар, но зверь грязным тараном, прорвал занавес. Прикрывая двумя вывернутыми, лапами спину, разбрасывая по сторонам куски грязи, он улепётывал, высоко задрав все три хвоста!



То, что предстало перед глазами, превратило Эйву в соляной столб.



Больше десятка громадных, двухметровых слизней, похожих на рогатых улиток, перекрывали с двух сторон проход тоннеля. Свесив с потолка змеящийся занавес мясистых отростков, они не спеша, подбирали оставшиеся крохи своей охоты. Волнуясь и извиваясь всем телом, слизни двигались по потолку и стенам тоннеля.


Вместо привычных, закрученных домиков, к их спинам были прикреплены прозрачные полусферы, напоминающие перевёрнутый колокол. Вокруг широкой горловины колокола, словно гигантская бахрома падали вниз нити длинных щупалец. Захватывая очередную жертву, щупальце начинало мерно пульсировать. В сфере немедленно открывалась широкая пасть. Тварь заглатывала добычу, плотно утрамбовывая свой провисший живот.


Эйва в страхе закрыла глаза. Что-то прохладное, легко скользнуло по её плечам и голове. Щупальце немного задержалось, обследуя грязный бок, и выскользнуло наружу. Слизень замер над контейнером словно раздумывая.


Наконец решив, что там нет ничего интересного, тяжело двинулся по тоннелю. Его щупальца бережно поддерживали раздувшийся колокол. Пиршество продолжалось еще около часа.


Наконец постанывая, поддерживая щупальцами животы, слизни двинулись в путь. Кавалькада, разделившись надвое, расползлась в обе стороны тоннеля и пропала. Эйва сидела крепко зажмурившись, вжимаясь спиной в стену.


В голове мелькали смутные мысли. Тварь не увидела её, не заметила. Включив факел, Эйва внимательно осмотрела нишу и себя.


Это было невероятно и необычайно просто! Руки, лицо всё было в грязи! В той самой грязи, которую она так проклинала, проползая на четвереньках через болото!



Её хвостатый сосед, не известно как, знал! Знал, что грязь, укроет его. Земля являлась природным экраном! Проклятые слизни видели в инфракрасном свете, они ощущали тепло, излучаемое живыми существами…



Лёгкий зонд, летел по тоннелю. Прижимаясь к стене, девушка кралась в полной темноте. Затылок резко обожгло ощущение чужого взгляда.


Кто-то напряженно смотрел ей в спину. Зонд натолкнулся на развилку и Эйва, сорвалась с места. Тяжелый топот за спиной, наполнил тоннель гулким эхом. Эйва неслась, не помня себя от ужаса. С каждым шагом она все отчетливее чувствовала спиной, приближение зверя.


Развилка была рядом. Внезапно, врезавшись в невидимые, упругие нити, она грохнулась во весь рост.



Пол тоннеля за поворотом, был покрытый тонкой фосфоресцирующей плёнкой и круто шел под уклон. Падение спасло от удара когтистой лапы. Тварь была, совсем рядом и тоже скользила следом, рыча и беснуясь. Эйва, стремительно летела вниз, опередив своего преследователя.


Наконец, плавно уткнулась во, что-то упругое и живое. Липкая слизь облепила лицо, наполнила нос, пощипывала в уголках глаз. Повернув голову, Эйва мгновенно зажмурила глаза.


Забыв о твари летящей вслед, она уткнулась носом в липкую слизь и замерла. Огромное, толстое бревно, метров пять в длину, медленно изгибалось над ней. Клоня безглазую голову, украшенную, словно грива льва тонкими, шевелящимися нитями, бревно шумно дышало. На его утолщенном конце распахнулась круглая пасть полная мелких острых зубчиков.


По бокам огромного рта, торчали две пары коротких, бугристых наростов распахнувших маленькие, жадные пасти. Резкий толчок перевернул её на спину. Несколько нитей слегка покалывая, обследовали лицо. Бревно, сомневалось в своих ощущениях. Любая, живая тварь оказавшаяся так близко от вкусовых нитей, начинала дергаться, провоцируя нападение.


А это, непонятное, лежало неподвижно, и было облеплено родовой слизью. Грива пришла в хаотичное движение, быстро касаясь тела девушки в разных местах. Тварь пыталась определить, что её потревожило.


Она только, что отложила кладку яиц и была страшно голодна, но слизь, облепившая девушку, сбивала с толку. Рев, отвлек внимание зубастого бревнышка. Попавший в ловушку зверь пытался выбраться обратно в тоннель, но слизь не выпускала добычу. Грива встала торчком, и бревно разразилось пронзительным, гогочущим скрежетом. Едва не раздавив Эйву своей тяжестью, оно резво двинулась к рыслину.


Скользя по наклонному полу, зверь сотрясал свод зала, раздраженным ревом. От больших шаров, разбросанных по залу, исходило зеленоватое свечение. Эйве было хорошо видно, как на рыслина со всех сторон наползали гогочущие бревна. Огромный зверь стоял на четырёх лапах, пытаясь обрести равновесие. Бревна, рвали его шкуру, постепенно обнажая дрожащие мышцы, словно раздевали зверя.


Рыслин ревел от боли и ярости, полосуя когтями скользкие, упругие тела, но бревен было слишком много. Места растерзанных тварей занимали все новые и новые наползающие со всех сторон. Уперевшись ногами в ближайший шар, Эйва резко оттолкнулась от его основания. Скользя от укрытия к укрытию, она осторожно пробиралась в другой конец зала, где обнаружился еще один выход. Хрипло и отчаянно взревел Рыслин.


Эйва метнула короткий взгляд назад и увидела, как заваливается на пол растерзанная туша зверя. В тоннель она вползла на коленях. Помогая себе ножами, проползла метров сто, пока наконец смогла встать.



Эйва тяжело дышала после быстрого бега, стоя в огромном тоннеле. Отдышавшись взобралась на бегущий вдаль рельс, и пискнула, прикусив губу. Прямо на неё пялился пустыми глазницами обглоданный человеческий череп. Рядом она увидела витую рукоять ножа, торчащую из черепа крысы с рожками антенн. Собравшись с духом.


Эйва прыгнула вниз. Она хорошо помнила эту рукоять, помнила голос…



-. Ужи всегда помогают друг другу, подружка…



Эйва осмотрелась, ожидая увидеть еще один скелет, но судя по останкам погибший Уж был один.



Эйва прижала нож к груди. Что-то не давало ей покоя… Крепыш с бегающими глазами… он сидел у Тюленя…



Барк говорил, что в последнее время слишком участились провалы. Потом, она видела крепыша с ужом лечившим её руку… совсем недавно видела! И еще… это он был тем, кто продал ей план ловушку!


Как же она сразу не узнала его?!



Эйва вспомнила мрачное лицо Кривого Мела и то как он отговаривал их от последней вылазки.



-Что-то неладное творится ребята. Я бы посоветовал вам выждать немного. Оглянись Барк. оглянись, где Рэм, Алираш? Когда ты в последний раз раскатывал бутылочку с Варгом?


Вон в углу сидят Тэш и Ильма. Спроси у них. ребята едва унесли ноги! Кто-то выслеживает нас. кто-то ссучился.


Будьте осторожны друзья, даже с вашим чутьём и везеньем! Будьте осторожны.



Пристроив на поясе нож, Эйва вскарабкалась обратно на рельс. Она должна выбраться! Во что бы то ни стало, должна! Идти по рельсу было намного легче. Машина, внезапно возникшая из тьмы, преграждая путь, поражала своей мощью и величием.


Девушка восхищено вздохнула, ведя рукой по прохладному металлу. Усталое тело, требовало отдыха. Оперевшись спиной о нос машины Эйва закрыла глаза.


Мозг и во сне, продолжал контролировать пространство малой искоркой зонда.



Проснулась Эйва стоя! Кровь бешено струилась по жилам, гоня адреналин. Звук, разбудивший её, повторился чуть слышно. Не ожидай она так напряжено, могла бы пропустить.


Зонд, метнувшись по сторонам, замер.



Плачь! Горький безнадёжный, всхлип! Он сиротливо звучал где-то наверху. Задрав голову, Эйва осмотрела машину.


Заряда в магнитных перчатках оставалось совсем мало. Если он закончится, лететь ей придется метров десять или чуть больше, а рельс, увы, не уютный стожок с сеном!



Короткий всхлип отбросил последние сомнения. Распластавшись, Эйва медленно ползла по наклонному носу машины. Левая перчатка замерцала, когда она поднялась метров на шесть.


Отчаянно зашарив руками она ощутила под пальцами сложенный черенок антенны, торчащий сантиметров на десять. Подтянувшись, обнаружила еще один штырёк. Чуть выше шла глубокая, длинная выемка.


Добравшись до неё ногами, Эйва облегченно вздохнула. Сверху, машина больше всего, напоминала огромную гусеницу. Эйва прошла метров пятьдесят, когда путь, преградил кусок лестницы, торчащий из пролома в стене.


Зонд указывал туда же. Эйва качнула пролет и сжалась от пронзительного скрипа. Плачь замер. Лестница ходила ходуном от малейшего движения.


Эйва, ползла по ней со скоростью улитки. Добравшись, до какой то перекладины, она осторожно села. Зонд, впервые, не давал четкого определения.


Немного поколебавшись, девушка достала факел.



Над головой, хаотичное переплетение и нагромождение труб, цепей, проводов и висящих лестниц, подружек той, на которой она восседала. А под ногами.



Руки намертво вцепились в перекладину. Пустота под ногами пугала до смерти. Из бездны массивными монолитами поднимались огромные, широкие колонны.


Их площадки щерились рядами острых пик.



Некоторые площадки были пусты. На других громоздились запутанные бухты канатов, цепей, труб.



Эйва растерянно оглядывалась вокруг. Где и как, в этом царстве мёртвых гигантов, отыскать плачущий голос?



Пролет дрожал. Начав раскачиваться, он неуклонно скользил вниз. Эйва, крепко ухватилась за обломанный кусок перекладины.



- Еще пару взмахов этого проклятого маятника и ржаветь в тиши и покое мы будем на пару!



Вздохнув, она подобрала ноги и резко качнула перекладину.



Пролет резко повело вбок. Вывернув опору, он, пронес девушку над острыми пиками. Эйва кубарем скатилась вбок.


С треском переломив пики, пролет с грохотом канул вниз.



Эйва несколько минут сидела посреди площадки, глотая воду маленькими, частыми глоточками. Обнаружив с другой стороны колонны мостки, соединяющие в единый ансамбль несколько из них, она прищурила глаза, не веря в удачу. Затем, встав на четвереньки, осторожно отправилась в путь.



- Эй, ты где. Отзовись!



Эйва вдруг со страхом поняла, что ей едва ли не больше, чем тому, кто прятался в темноте, нужен ответ! Голос! Просто присутствие живого, доброжелательного существа!


Она смертельно устала от ненависти этого подземного царства.



- Тебе больно? Отзовись! У меня есть еда!


И вода!



В её голосе отчетливо прорезалось отчаяние!



Мгновенная, краткая вспышка палящей жажды. Эйва едва поймала всплеск чужого страдания. Факел осветил очередную площадку. В её дальнем углу высилась большая куча труб плотно стянутых меж собой толстым кабелем.


Вся масса держалась на двух пиках, согнувшихся до предела. Нависая над пропастью более широким основанием, хлам, грозил рухнуть от малейшего толчка. Эйва, от всей души желая себе ошибиться, направила зонд внутрь.


Он был там, в глубине. Что-то маленькое, измученное болью и жаждой, растерянное и напуганное до смерти.



- Вот ты где! Не бойся, вылезай, я могу помочь!



Ответом была тишина.



-Ну, скажи, хоть что ни будь! Я же знаю, что ты там! Знаю, ты хочешь пить!



Эйва прислушиваясь, кружила вокруг завала. Где подрезала провода, где подперла трубой.



-Молчишь, ладно, тогда я сама влезу. Может, тебя придавило…



Извиваясь как уж, она стала вползать под грозную массу, скрипящую от малейшего прикосновения.



- Эй, малыш может, отзовешься? Я не хочу пугать тебя! Сама боюсь до чёртиков!


Ты не представляешь себе, как я обрадовалась, услышав тебя, там внизу! Я даже не знаю, сколько блуждаю здесь! Какие-то жуткие рогалики, чуть не сожрали меня, и выли как бесы из преисподней!


А волосатые бревна, с пастью как у крокодила. Мне повезло, что я не встретила еще и их, в том болоте! Или тигранов!


Даже странно, что я не встретила, этот ужас подземелья! Говорят они такие кровожадные! Вот им бы, точно, ничего не стоило слопать меня! Разве…



- Тиграны, не едят разумных!



Эйва перестала на миг дышать. Голос, раздавшийся у неё в голове, был четким, но образа не давал! Зато в нём прозвучала откровенная, детская обида!



Эйва обрезала очередной кусок провода, а заодно попыталась собрать мозги воедино.



- Что значит, не едят разумных? Ох! Ты говоришь на мысле-речи? Это же здорово! Я должна была понять, сразу!


Ты телепат! А говорить нормальным языком ты умеешь? И… что значит, не едят разумных? Жертвы, что отличаются, по вкусу?


Разумный, он что… кислее? Тогда гений должен быть острым, как перец! А дураки, слаще меда, что б их быстрее сожрали!


Здорово! Может тогда, наш мир, встанет обратно с головы на ноги?



-Тиграны не едят разумных!



Упорно повторил голос и даже слегка засопел.



-По-моему, любая тварь, разумна, в какой-то мере! И откуда тебе знать? Ведь ты не находился в шкуре очередного бедняги, изображавшего обед.


Или ты думаешь, что тигран, перед тем как пообедать, устраивает собеседование? Проверяет уровень интеллекта своей жертвы, и советуется со своим аппетитом!?



- Тиграны, не едят разумных! Они убивают, только когда защищаются! Тиграны, никогда не нападают первыми!


Это закон!



- Ого! Закон? В этом свихнувшемся мире?


Откуда в тебе эта уверенность малыш? Что ты знаешь о законе, и о том, какие они тиграны? В этом, сумасшедшем мире существует только один закон, бей первым и не хлопай ушами, иначе останешься без ушей.



- Я не могу хлопать ушами. А как это?



- Не можешь. что? Ну да. Конечно… я это… тоже не могу, но так обычно говорят.


В общем, это не то, чему необходимо учится! Я уверена, ты знаешь много других, полезных вещей!



Не особо вникая в суть разговора, Эйва осторожно отвлекала малыша от боли и жажды. Несколько канатов и труба повисли перед носом. Переложив факел из руки в руку, Эйва поднырнув под трубу, постаралась засунуть голову как можно дальше.



В жарко дышащей пасти, сверкал острейший набор белоснежных клыков. Хриплый вопль, издав высшую ноту, кошачьего концерта, резко оборвался. Дернувшись назад, Эйва с силой впечаталась затылком в трубу, под которой только что пролезла.



Искры посыпались не только из глаз! Искрами взорвалась вся голова! Закатив глаза, Эйва рухнула вперед, уткнувшись лбом в горячий, шершавый нос.


Ощетинившись колючими усами, напротив девушки замер черно-серебристый зверь. Человек и зверь, лежали, крепко зажмурив глаза, до смерти напуганные друг другом.



- Жжет, больно! Убери это!



Слова звучали глухо и странно тягуче. Эйва не сразу уловила в них просьбу. Не открывая глаз, она переспросила, с трудом вспоминая слова.



- Это. жжет? Чего это? Что убрать.



- Свет! Жжет! Больно, убери!



Эйва ворочала мозгами, разлетевшимися от удара на миллион звездочек и не желавшими складываться в знакомую мозаику. Плохо соображая, она выполнила просьбу и отключила факел. Вздохнула и замерла в полной темноте. Шок постепенно отпускал.


Было так хорошо лежать и ни о чем не думать. Но одна мысль упорно копошилась… вызывая тревогу. Стараясь не делать резких движений, Эйва тихонько ощупывала ногой, выход из ловушки.



- Нет! Не уходи! Дай воды!


Пиить.



Зверь издал хриплый полу стон, полу всхлип и затих.



Эйва замерла, не веря собственным ощущениям. Голос, принадлежал ребенку! А перед её носом, лежал зверь!


Необычайный зверь, похожий на медвежонка или скорее на тигрёнка, если только в природе существуют лохматые, черные тигры.



- Больно. не уходи! Убей меня… Не оставляй умирать медленно… Я не могу… перегрызть лапы. Их придавило, мне не достать зубами. Пожалуйста, убей меня!


Ты же люди, да?!



Эйва включила факел, настроив самое слабое освещение. Сузив глаза, она всматривалась в сухие, молящие глаза зверя, веря и не веря одновременно.



- Дай пить… и убей.



Жаркий, хриплый стон, наполненный страданием, отбросил последние сомнения.



- Ты, что с ума сошёл от жажды? За кого ты меня принимаешь. Я не брошу ребенка!


Пусть даже такого… зубастого! Я, что зверь, что ли.



- Нет, я зверь… я тигран! А, ты наверное люди? Ты боишься тигранов…



- Уже не боюсь, поверь на слово! И я не люди! Я Эйва! Я так долго тебя искала!


Ты себе представить не можешь!



- Не могу… Ты искала? Меня?



Глаза на мохнатой мордочке широко и удивлёно распахнулись. Эйва мгновенно утонула в их золотистом свете. Тигранчик, судя по всему, был совсем юным.


Её голос дрогнул.



- Тебя малыш! Сто раз могла свалиться с этих чертовых лестниц, как думаешь почему?



- Не знаю, ты ведь не тигран и ты не люди. Ты Эйва! Люди, они сразу бы убили меня, если бы нашли!



- И меня, тоже убили бы! Если б нашли! Люди самые жестокие твари!


Из всех живых существ на земле, они единственные, кто просто так, убивает себе подобных!



- Я знаю, мне рассказывала мама…



- Мы обязательно поговорим об этом, когда выберемся отсюда!



Слегка приподняв мордочку над полом, тигранчик следил за девушкой с нарастающим волнением. Разговаривая с детенышем, Эйва быстро отвинчивала колпачок фляги.



- Я сейчас постараюсь вытащить тебя, но ты должен мне верить и делать всё, как я скажу, договорились?



Ощупывая малыша зондом, она быстро определила, его положение. Толстая петля, туго притягивала тельце к трубе, но труба и спасла детеныша, приняв на себе всю тяжесть рухнувшего хлама.



- Сначала вода. У тебя нос царапается, а усы колются!



Малыш сглотнул, его глаза ярко блестели. По телу волной прошла дрожь.



- Сейчас, сейчас! Всё, давай пей!



Эйва осторожно вставила меж клыков зверя горлышко фляги. Вливая воду тонкой струёй, она тихо шептала.



- Не спеши, воды хватит. Не давись ты так! Фляга полная, я отдам тебе всю.


Пей, пей сколько, хочешь!



Нос зверя с запекшимися капельками крови, был покрыт мелкими трещинками. Тигран жадно давился, захлебываясь и постанывал от нетерпения. Его клыки намертво вцепились в горлышко фляги. Утолив жажду, зверь с трудом расцепил зубы, оставив глубокий след на металле.


Тяжело вздохнул и обессилено уронил голову.



- Ничего… скоро станет легче! Я знаю, сама чуть не умерла от жажды! Я полечу тебя.


Не бойся, немного зашипит и чуточку пощиплет!



Тигран доверчиво мотнул головой и все же чуть дернулся, когда Эйва приложила к его шее, антик. Вскоре зверь крепко спал. Ощупывая руками кости обтянутые шкурой, она принялась осторожно перерезать петлю удерживающую тиграна в плену.


Толстая резина с трудом подавалась даже острому ножу. Ей потребовалось минут десять, чтобы перерезать кабель. Лапы, притянутые петлёй к животу тиграна, были неестественно вывернуты. Ощупав предплечья детеныша, Эйва осторожно вправила вывихнутые суставы. Поражаясь терпению зверя, потянула тело из ловушки.


Хлам над головой внезапно чуть просел. Эйва едва успела дернуть тиграна за загривок, убирая из-под трубы. Масса гулко вздохнула и заскрежетала, заваливаясь набок.


Громкий выстрел и резкий удар в плечо, опрокинули Эйву на спину. Мимо, пролетело копьё сломавшейся опоры. Над ними, все сильнее заваливаясь набок, падала в пропасть перекорёженная масса, Эйва крепко прижала к себе тигранчика.


Извиваясь точно змеи, с тихим шорохом уползали канаты, утаскивая за собой всё, что попадалось на пути.



Ухватив тиграна за загривок, Эйва пятясь, волокла в сторону от рушащейся громады, тощее, но удивительно тяжелое тельце. Грохот от падения разнесся по всему залу. Ему вторило гулкое, многоголосое эхо.



Эйва поскуливала от боли, пытаясь срастить края раны. Копье, глубоко рассекло плечо. Очутившись на безопасном расстоянии, она внезапно почувствовала головокружение и только тогда обратила внимание на кровавый след, тянущийся за ней! Эйва не помнила, сколько времени просидела, безучастно глядя в темноту.


Наконец пальцы нащупали пульсирующий болью, свежий шрам. Полу стон, полу смех сорвался с побелевших губ. Она сумела!


Достав антик, Эйва покрутила в руках последнюю капсулу и засунула, глубже в карман. Придвинулась к тихо сопящему зверю и обняла его.



Две крохотные искорки жизни, случайно встретившиеся во тьме!



Эйве снился Джарг. Держа её на руках как в детстве, он что-то монотонно и глухо рокотал, мурлыча, словно огромный кот.



- Джарг. не оставляй меня.



Эйва почувствовала горячее дыхание, а затем её ласково лизнули в нос, убирая струящуюся дорожку слез.



- Эйва? Здесь пахнет кровью! Кровь пахнет далеко!


Ты ранена. Тебе плохо?



Эйва еще не совсем очнувшись, сомкнула руки на шее тиграна склонившего над ней голову. Вглядываясь в мерцающие таинственным светом золотистые огоньки, она вдруг осознала, чьи глаза они ей напоминают.



- У тебя глаза Джарга!



Эйва таращилась в глаза, невозмутимо смотрящего на неё зверя. Тигран терпеливо ожидал, пока она рассмотрит, что-то очень важное в глубине его глаз. Девушка сонно рассмеялась и повторила.



- У тебя глаза Джарга!



- У меня мои глаза! Как у мамы! Только у неё красивее…



- У всех мам глаза красивые! Мне иногда кажется, я помню глаза моей мамы. Она погибла вместе с отцом, когда я была совсем маленькая.


Так говорил Джарг! А теперь и его нет!



- Теперь, есть я! Я тебя никогда не оставлю! Тиграны несут раненых на спине! Так рассказывала мама, когда они убегали от людей.



Эйва села подогнув ногу, покопавшись в кармашках, выгребла несколько питательных капсул.



- Спасибо друг! Только вначале тебе не мешало бы поесть и немного подрасти, а кто кого будет носить, это вопрос времени!



Тигранчик был страшно истощен, кожа и кости.



Разделив капсулы и напоив досыта водой, Эйва помогла ему встать. Маленькое, костлявое тельце не более полуметра в высоту, с широкими лапами и лобастой головой, оказавшейся внезапно очень тяжелой. Постояв, пару секунд щенок плавно завалился носом вперед.


Лапы разъехались, и малыш упал, беспомощно растопырив все четыре конечности.



- Они не слушаются.



- Кто?



Эйва растеряно смотрела на обижено моргающего тиграна.



- Лапы! Совсем не слушаются!



- Тебе больно?



- Нет! Они не слушаются, даже хвост! Я их не чувствую. лапы и хвост тоже, не чувствую!



Эйва обеспокоено метнула взгляд на хвост тиграна и тут же поспешила успокоить расстроенного малыша.



- Хвост шевелится! Правда! И лапы ты скоро почувствуешь!


Это, действует лекарство!



Она вспомнила онемение собственных конечностей, когда очнулась в шахте.



- Это не страшно! Мы еще немного поспим, и все будет в порядке!



Эйва осторожно обняла тигранчика за шею. Зверь глубоко вздохнул и придвинулся ближе, слегка навалившись на неё боком. В окружающей, враждебной тьме, необходимо было чувствовать, надежное плечо друга.



Тигран вновь очнулся первым и легонько толкнул Эйву носом.



- Там, что-то есть. Шум и он идет к нам!



Эйва напряглась, прислушиваясь к темноте, но ничего не услышала кроме сопения тиграна.



- Я ничего не слышу.



- Ты прямо, как люди! Слушай вместе со мной, скорее! Это, уже на площадке!



Эйва неумело слила свой зонд, с сознанием тиграна поражаясь его внутренней силе! Неясный, царапающий шорох стал гораздо явственнее. Он нарастал!


Тигран был прав, шум быстро приближался.



- Закрой глаза, я должна посмотреть!



Тигран крепко зажмурился, уткнувшись для надежности Эйве в спину. Девушка резко ударила факелом, вскинув его высоко над головой. Слегка прищурилась вглядываясь в дальний конец площадки и простонала.



- О, нет. Только не это! Ненавижу эту мерзость!



На границе светового круга, сидел огромный паук. Лупастая тварь, размером с десертную тарелку, не считая длинных лап. Толстые и лохматые они непрерывно шевелились, словно паук довольно протирал их, радуясь долгожданной встрече.


Вся спина многорукого монстра была усыпана десятками бусинок мерцающих, выпуклых глаз и все они уставились на Эйву! Белые, тяжелые жвала, торчащие из пасти, свисали до самого пола. Они слабо пощелкивали что-то пережевывая. Паук ворочался и нетерпеливо приплясывал остановленный ярким светом.


Внезапно он протянул лапу и ловко поддел кусок загустевшей крови. Жвала раздвинулись, тварь жадно зачавкала. За спиной паука, волновался лохматый ковер, медленно обтекая круг света.



- Они пришли на запах крови. Они опасные! Ты пахнешь кровью!



- Да, любимый запах подземных монстров! Поверь, малыш, я вовсе не собиралась им нравится! И вообще, в последнее время, мечтаю искупаться в лоханке с самыми ядовитыми духами!


Что бы все встречные шарахались от меня в стороны! Хочу, что бы от меня воняло! Жутко, страшно, что бы больше ни одна тварь, ни одна!


Не смела, взглянуть на меня с аппетитом!



-Я тоже люблю купаться. Мне рассказывала мама, я еще не пробовал, но все равно люблю!



Тигран прищурился и слегка высунул из-за спины девушки, свою мордашку. Потревоженные свалившейся грудой хлама, пахнущей свежей кровью, пауки устремились вверх в надежде на раненую или умирающую добычу.



- Дорога там… у широкой трубы. Потом, до лестницы, потом вверх. Это там!



Тигран повернул голову, носом показывая направление.



- Уходи Эйва! Пауков много, очень много! Я их задержу!



- Чем? Возьмешь в зубы факел, и будешь светить, пока он не погаснет? А другой идеи у тебя нет?


Тогда помолчи, я думаю! Мы пойдем вместе. Заруби себе это на носу, если там еще осталось живое место!


Давай, вставай пока их держит свет! Я помогу тебе, ну! Шевели лапами, тигран!



- Лапы не слушаются, я не могу идти. Я остаюсь…



- Остаёшься. Эй, очнись, пора взрослеть. Эти твари, сожрут тебя вместе с костями, даже без запаха крови!


Ты поклялся быть мне другом, вот и будь им!



- Я твой друг! Я тигран и буду драться с ними! Только я… не знаю как.



Эйва погладила лохматую шею.



- Конечно ты мой друг! Когда вырастишь, ты будешь очень сильным, но сейчас я сильнее, позволь мне решать! Следи за этими, волосатыми, что бы ни подползли близко.


Мне надо пару минут!



Кося взглядом на копошащихся пауков, Эйва быстро отхватила ножом капюшон. Вырезала в нем дыру и ловко одела на тощий зад тигранчика. Заботливо просунув многострадальный хвост, сквозь проделанное отверстие, она удовлетворенно вздохнула. Отхватив несколько кусков валявшегося провода, быстро сделала петли.


Растянутый капюшон, стал похож на рюкзак, внутри которого уместилась половинка тигранчика.



- Говоришь, тиграны не бросают раненых. Поверь, люди тоже поступают так же! Когда спасают того, кто им дорог!



- Но ты же не тигран, и ты не люди?!



- Я Эйва! Запомни! Никогда не поздно учится у друзей и у врагов тоже, если это полезно!



Тигран, смешно растопыривший лапы, был надежно укреплен за спиной. Его хвост нервно бил по ногам Эйвы выдавая волнение зверя.



- Держи свой хвост подальше и постарайся не запутать его у меня под ногами! Иначе, приземлятся, мы будем долго и не очень мягко! Обними меня лапами и указывай путь.


В этом чертовом переплетении и сам тигран сломит лапы!



Сдернув с факела колпак, Эйва шагнула вперёд. Щелкая жвалами, устрашающе вздернув вверх передние лапы, паук не желал уступать дорогу. Она с удовольствием подпалила парочку лохматых отростков. Паук шипя и плюясь быстро отступил. Лохматый ковер сдвинулся в сторону, но продолжал двигаться вслед за ней, на границе светового круга.


Пауков привлекал запах крови, исходящий от комбинезона.



- Ничего… они скоро отстанут.



Перебравшись на следующую колонну, Эйва оглянулась. Пауки не отставали, маршируя плотными рядами. За спиной Эйвы непрерывно пощелкивали жвала, добавляя резвости ногам.



- Сволочи, выстроились, словно на параде! Они что, собираются взять нас измором!?



Эйва тяжело дышала, прислонившись к металлической балке.



- Оставь меня, я тяжелый.



- Да уж, на пушистый шарфик ты не тянешь! Ну, что за ирония судьбы! Я всю жизнь мечтала о меховом воротнике! И пожалуйста, получила!


Не просто воротник. манто!



Эйва глубоко вздохнула. С кряхтеньем, переползая очередную трубу, повисшую на пути, она продолжала бубнить.



-Судьба любит пошутить! Вот только с юмором у неё в последнее время, не всё в порядке! И что я такого натворила, что она нарадоваться не может!


Манто тиграна, набитое костями владельца, который еще и мешает мне! Ему, видите ли, не терпится изобразить паучий десерт! Я обязательно посмеюсь!


Как только… как только… выберусь отсюда.



- Ты просила шкуру тиграна? Кто такая судьба? Она тоже люди? Я не мешаю, я просто тяжелый, а что такое десерт…



Эйва хмыкнула, почувствовав веселую злость. Она ускорила шаги, ощущая как глубоко внутри, словно открылось второе дыхание. Одно, она знала точно!


Не взирая на иронию судьбы, присутствие хозяина костлявой шкуры на плечах, придавало ей силы!



- Мне не нужна шкура! Ты мне нужен весь! Со шкурой, с костями, с кака. неважно! Главное, ты мне нужен! Целый, невредимый и живой!


Знаешь, какая самая большая от тебя помощь?



- Нет, ты мне скажешь?



- Конечно! Сиди вот так на моей шее, сопи над ухом и клянусь, я собственными зубами прогрызу нам новый тоннель к свету! А по пути, оборву лапы у всех пауков, если они не отвяжутся!



Тигран тихонько зафыркал. Эйва с удивлением поняла, зверь за её плечами. смеётся!



Они надолго замолчали, обмениваясь короткими фразами, уточняя путь. Когда Эйва, добралась до широкой трубы, о которой говорил тигран, она была мокрой насквозь.



Сучащий волосатыми лапами, паучий эскорт упорно следовал по пятам, не оставляя надежды подкрепится. Перебравшись на трубу, Эйва положила конец этим чаяньям. Горящий факел лег поперек мостика, отрезая паукам, дальнейший путь.



- Прогулка окончена! Чтоб вам, сдохнуть лупастые!



Согнувшись, под тяжестью тиграна, она сто раз пожалела, что у неё нет его четырёх лап. Переползая через трубы и цепи, возмущено бормотала.



- И это легкий путь. Ты пошутил да? Что же такое тогда для тиграна сложный, ходить на двух лапах? И кстати, как твоё имя? Как зовут, твоих родителей!


У тигранов есть имена?



- Ранкар!



Эйва споткнулась, с трудом удержав равновесие. Сделала еще пару шагов и замерла.



- Как ты сказал?!



- Ранкар, так зовут папу, а маму Вирта!



Эйва сильно потёрла заломивший висок, пытаясь вспомнить что-то важное связанное с этим странным именем.



- Да… У судьбы определённо есть чувство юмора…



- Я подрасту, и мне тоже дадут имя! Имя дают друзья!



- Значит если я твой друг, я тоже могу его дать?



- Конечно, если хочешь!



- Джарг! Я назову тебя Джарг! Ты, не против?



-Потому, что у меня, как у него глаза?



-Нет! Потому, что ты, это ты и еще потому, что это хорошее имя!



- Мне нравится. Я выросту и буду защищать тебя, как тот другой Джарг! Тигранам понравится моё имя!



- Надеюсь… Ранкар, где он? Я должна ему передать, что-то очень важное. Послание странное, но думаю он поймет. Если, конечно, не сожрет меня раньше, чем я.



Эйва едва не врезалась лбом в бок узкой, винтовой лестницы перегородившей путь. Труба, круто изогнувшись, ушла вверх, обозначая конец пути.



- Только не говори, что нам туда! Я же просто не влезу, она такая. такая крутая!



- Эйва ты можешь идти скорее?



Последние слова Эйвы, тигран просто не услышал. Напряжено сжавшись, он вслушивался в чуть слышное эхо зала.



- Скорее. Ты, спятил. Я еле дышу!


Да я чувствую себя как… как загнанная кляча! Только притворяюсь рысаком!



Тигран молчал, и Эйва заволновалась, ощущая растущую тревогу.



- Что ты слышишь? Что там? Пауки?


Да не молчи же. Я ведь не слышу, так как ты.



- Слушай вместе со мной.



Эйва от усталости плохо соображала, но все же слила зонд с тиграном. То, что шло вслед за ними, было в сто крат, опаснее пауков!



- Ты можешь идти скорее…



Ответа тигран не дождался! Глухо сопя, от напряжения, Эйва уже карабкалась по ступеням, резво перебирая ногами и руками с неизвестно откуда взявшимися силами.



Крысы! За ними шли крысы! И судя по фону, шла очень большая и очень голодная стая!



Крысы были еще далеко. Поднимаясь по следу, они кружили по серпантину переходов и лестниц. Эйва знала, выйдя на прямую трубу, они догонят их в два счёта!


Твари не смотря на громоздкий вид бегали очень быстро.



Узкая лестница, не более полу метра в ширину ввинчивалась круто вверх, разделенная небольшими площадками. Эйва замерла на очередной площадке, в изнеможении раскинув руки в разные стороны. Плотно прижав к плечу тяжелую голову, тигран горячо сопел ей в ухо.


Внезапно далеко внизу, Эйве на глаза попалось светлое пятно. Оставленный факел еще горел и там, по краю света, быстро мелькали горбатые, уродливые тени.



Ужас накатывал густой, удушливой волной.



- Не бойся, я с тобой!



Эйва благодарно вздохнула, почувствовав мимолетное облегчение, и разозлилась. Её успокаивал ребенок! Пусть тигран, но совсем маленький и он должен жить!


Джарг не может оставить её во второй раз, она не допустит этого, или умрет вместе с ним!



- Я не боюсь, Джарг! Мы им окажемся не по зубам, вот увидишь! Нам бы только найти площадку, такую маленькую кругленькую, что бы я могла положить тебя и немного, совсем немного передохнуть. Им не взять нас так легко…



Площадка оказалась гораздо ближе. Рука слепо зашарила в воздухе. Не нащупав поручня, Эйва тяжело рухнула вперёд. Она лежала, глубоко и хрипло дыша, не в силах пошевелится. Тряслись руки, ноги, тряслось все тело.


Трясся маленький тигран, привязанный к её спине. Наконец дрожь стала стихать. Эйва разрезала путы и сдернула с тощего зада тигранчика капюшон.


Она отволокла малыша в тоннель и положив у стены разделила пополам оставшиеся несколько глотков воды. Смочив пересохшее горло, нежно погладила лобастую голову и попросила.



- Постарайся уползти. Ты должен жить! Я не знаю, насколько у меня хватит сил, когда придут эти твари.


Уползай! Вдруг тебе повезет больше чем…



Эйва обречено махнула рукой с тоскливой болью глядя в глаза зверёныша.



- Я останусь с тобой, Эйва! Я буду звать тигранов! Раньше я думал, они меня сами найдут. Мама говорила, нельзя посылать зов! Когда ты один, на зов может прийти враг.


А сейчас я не один, я с тобой!



- Зови! Зови кого хочешь! Маму, тигранов!


Зови громче малыш, может, они услышат и успеют спасти тебя! Я готова позвать хоть черта, но боюсь он по другую сторону. Это его твари идут за нами!



- Эйва! Крысы, они уже поднимаются!



Эйва бросилась к лестнице. Пролет начал издавать протяжный скрип, мелко подрагивая. Сознание улавливало злобный фон идущий с глубины. Пронзительный визг, резанул по ушам и резко оборвался, словно вопль из кошмарного сна.


Укрепив горящий факел, Эйва склонилась над ступенями. Слегка замедлив подъём, крысы жадно пожирали взглядом ярко залитую светом фигуру человека. Коротко размахнувшись, Эйва метнула нож.


Крыса дрогнула и рухнула вниз, сшибая ползущие вслед за ней тела. В считанные секунды пролет лестницы оказался полностью очищенным. Сбитые летящим с высоты тяжелым телом, крысы рушились вниз одна за другой. Но они быстро соображали.


Взвился короткий вой. Припав к ступеням, крысы впились зубами в металл, пропуская над собой падающие тела сородичей. Огромный зал наполнился грохотом, гудящим эхом вибрирующих труб и визгом.



Эйва торжествующе завопила, потрясая арбалетом.



Страха не было! Холодная ярость и немного горечи! Страх остался там внизу!


Она оставила его под кучей хлама, обменяв на спасенного детеныша!



Стрелы срывались одна за другой, но серый поток упорно поднимался вверх…



Жалобно тренькнула пустая струна. Эйва со злостью швырнула в крыс арбалет. Зажав последний нож, она до отказа выкрутила факел. Огненный хлыст тонко вибрировал, чуть подрагивая в руке.


Крыса, ползущая первой, замерла, рассматривая девушку внимательным, почти человечьим взглядом. С оскаленной морды, падали на ступени хлопья желтоватой пены. Неожиданно мощным, прыжком тварь взвилась в воздух. Припав на колено, Эйва вонзила раскаленную дубинку, прямо под нижнюю челюсть атакующей твари. Резко прянула в сторону и сильным ударом ноги развернула дергавшуюся тушу.


Труп крысы, перегородил проход. Даже лежа на боку, тварь впечатляла своими размерами! Густо воняло паленой шерстью и кровью.


Лапы и хвосты скользили на липких ступенях замедляя подъем. Скрежет когтей царапал нервы, доводя до безумия. Разум отступил, сражался инстинкт.


Эйва не чувствовала ни рук, ни ног, механически втыкая факел, в выраставшую как по заказу оскаленную морду!



- Берегись!



Тело очередной крысы судорожно дергалось на краю площадки. Эйва, едва избежала удара когтей. Нож и факел всё, что осталось.


Крысы замерли, пережидая агонию бьющегося тела.



- Маамааа. Маамааа…



Голос малыша тиграна в страхе зовущего мать стегнул словно кнутом. Крысы, наконец, сообразили, что два трупа преграждают путь. Вцепившись в хвост, они принялись дергать ближайшую тушу, пытаясь стащить её вниз. Эйва вцепившись в переднюю лапу мёртвой твари, тянула к себе.


Крысы оказались сильнее. Труп тяжело рухнул вниз, сбивая увлекшихся перетягиванием монстров.



Бездна жадно чавкала, поглощая тела. Живые и мертвые, ударяющие с мягким всхлипом по трубам, издающим дребезжащий звук. Казалось, смерть стонет от наслаждения, принимая одну жертву за другой!



Крысы истошно верещали, Эйва яростно кричала. Ей казалось, она кричит громко, страшно, но пересохшее горло издавало хриплый, невнятный клёкот. Отупев от усталости, она не замечала, как отступает от края лестницы.


Крупная крыса выползла на площадку. Оскалившись и шипя, она медленно отходила вбок, волоча по полу толстый, голый хвост. Еще одна, почти белая замерла на ступенях положив на край площадки огромную, уродливую морду, с двумя торчащими рожками вживленных антенн.


Эйва судорожно перехватила факел, глядя в глаза крадущейся смерти.



- Они идут Эйва.



- Я вижу малыш, не бойся! Эта тварь, к тебе не пройдет!



- Они идут Эйва! Они идут.



Голос малыша, ей показалось? Он был ликующим! Обман воспалённого сознания! Оглянутся, она не могла.


Крыса, замерев напротив неё, выбрала момент для атаки.



- Ну! Давай, сволочь прыгай!



Крыса взвилась в прыжке, стремясь не столько убить, сколько сбить с ног, что бы потом вдоволь повалять, вырывая из живого тела трепещущие куски мяса. Эйва рванувшись навстречу, вдруг необъяснимым образом оказалась летящей совершено в противоположную сторону. Влетев в тоннель, она шлепнулась недалеко от маленького тиграна, больно треснувшись левым плечом об пол.



- Оооо… Ууууу… неет, не может быть!



От боли потемнело в глазах. Эйва не сразу разглядела того, кто отшвырнул её в сторону, успев убрать с пути атакующей крысы. Когда боль немного отступила, а зрение прояснилось, она взглянула на площадку и зажмурилась.


Поверить в реальность происходящего её заставил голос маленького тиграна, восторженно вопящего у неё в голове!



- Они пришли! Эйва! Они пришли.



Эйва приоткрыла глаза. Осторожно глянула на площадку, потом растерянно уставилась на тиграна, весело скалящего зубы.



- Наверное, я рада малыш. Только у меня… совсем не осталось сил, что бы выразить радость! Я… посижу с тобой рядом.


А ты… порадуйся и за меня тоже.



Глухо постанывая от боли, чувствуя себя так, словно её долго, долго жевали, а затем выплюнули, она на четвереньках подползла к маленькому тиграну. Малыш сидел у стены, опираясь на слабые, дрожащие лапы и раскачивался, словно болванчик из стороны в сторону, радостно рявкал. Крепко обняв костлявое тельце, Эйва устало прикрыла глаза, послав все происходящее в тартарары.


Битва, похожая на фантастический, кошмарный сон, кипела всего в двух шагах. Два огромных зверя явно были из области фантастики, а непрерывный, серый поток горбатых монстров, продолжением её кошмара!



Откатившийся факел, ярко освещал площадку и тигранов. Эйва никогда не видела ничего подобного, но одно было ясно. Маленькая, зубастая копия, извлеченная из-под груды хлама, находилась с ними в очень близком родстве! Яростно хлеща себя по бокам длинными, мощными хвостами, звери, пригнув головы, утробно рычали. Их рёв перекрывал визг крыс.


И все же, длинная, зубастая пасть, острые когти выступающие на пол ладони, а главное, количество атакующих тварей, делали крыс серьёзным врагом, даже для тигранов.



Крупный, черный зверь, стоял на том самом месте, где недавно находилась Эйва. Крысу, готовую вцепится в мягкое податливое тело человека, встретил в воздухе, удар мощной лапы. Только тигран с его бешеной реакцией мог спасти человека и одновременно сломать шею летящей крысе!



Второй зверь был чуть меньше и казался серебристым в свете факела. Слегка присев он играючи раздавал мощные шлепки, сминая туши крыс в гармошку. Но крысы, словно обезумев, рвались в тоннель, где, подпирая друг, друга сидели детеныш тиграна и до смерти измученный человек.



Слыша жуткий рёв матери, маленький тигран потрясено делился с Эйвой своими ощущениями.



- Мама. она другая, не такая.



-Она, боится за тебя! Это от страха она такая свирепая! Я в жизни не видела ничего страшнее и прекраснее!


Нет… не хотела бы я познакомится с ней поближе!



- Я тебя познакомлю, Эйва! Мама будет рада!



Эйва невольно хрюкнула, оценив в этот миг удар клыков полностью перекусивших тушу крысы!



- А уж как буду рада я. Может ты успеешь пояснить мне, эээ… Как тиграны проявляют свою радость?



Эйва глубоко вздохнула и скосила глаза на взъерошенного детеныша, подозрительно щурившего глаза, рассматривая её лицо.



- Нууу… как они питаются, мы уже выяснили, очень… подробно!



- Ты боишься!



- Я… нет… да, немножко! Кажется, я переоценила свою храбрость! Твоя мама, она такая… такая, а папа… ооохх… это ведь твой папа?!



Эйва склонившись, спрятала лицо в грязной шерстке маленького тиграна, внезапно исчерпав запас слов.



- Ты тоже рычала! Твоя шерсть стояла дыбом, на голове! Ты храбрая!



- Нет. мне было очень, страшно!



Эйва крепче прижала к себе тигранчика.



- Я буду тебя защищать! Потом… когда вырасту. Ты больше не будешь бояться!


Тебя будут защищать все тиграны!



- Конееечно… они только об этом и мечтают! Начнут сразу, как только закончат с крысами!



Эйва устало махнула рукой. Бросив взгляд на рычащих, облитых кровью зверей, она, то ли в шутку, то ли в серьёз добавила.



- Воон как торопятся! Если только у них не появиться желания немного перекусить…



Она погладила тиграна. Не ощутив и капли страха от перспективы нарисованной собственным воображением, нежно потерлась о лохматую мордочку, находя в ней странное успокоение.



- Тиграны не едят разумных, Эйва!



Малыш укоризненно смотрел на девушку и она, почувствовав себя неловко послушно кивнула головой.



- Ты прав, извини! Тиграны не едят разумных! Только беда в том, что не чувствую я себя, достаточно разумной!


Для более… эээ… близкого знакомства с твоими родителями. В голове как назло ни одной умной мысли! Только шум, шум, шууум!



- Ты просто устала.



- Нет, не просто… я смертельно устала!



Среди крыс выделялась одна, грязно белая, превосходящая по размерам остальных. Она держалась позади словно, что-то выжидая. На её голове ярко блестели короткие рожки антенн. Эйва ахнула.


Крыса из прайда! Это она направляла крыс, не давая, им остановится. Неужели, одна из тех, что напали на Ужа? Нож!


Эйва завертела головой, пытаясь отыскать пропажу.



- Что ты ищешь?



- Нож! Мой нож! Я не могу потерять его!



- Он там, в проходе, улетел, когда ты падала. Я найду его, потом если хочешь!



- Это последняя память о друге! Он мне, очень нужен!



Эйва успокоилась. Конечно, нож должен быть в тоннеле! Она сосредоточилась на крысе. Возможно ли, что бы белая, вела бой, выполняя заложенный в неё приказ? Эйва все больше и больше склонялась к убеждению в собственной правоте.


Потеряв прайд, крыса помнила и выполняла последний приказ. - Убить Ужа!



Самка тиграна, на миг повернулась боком к белой крысе. Тварь резко взмыла вверх. Крик Эйвы слился с ревом второго зверя.


Самка вскинула голову, успев подставить под удар, затылок. Зубы твари пропороли шкуру до кости, наполовину оскальпировав череп тиграна. Рванный, дрожащий кусок, повис кровавым воротником, обильно заливая спину и плечи густой кровью. Рана была страшной.


За пиррову победу, крыса поплатилась жизнью. Ранкар взвился в воздух и перелетев через падающую самку сбил тварь, со спины подруги. Не выпуская тушу из пасти, яростно замотал головой, сшибая, внезапно замерших крыс. Толкая друг друга, с грохотом и воем крысы ринулись вниз. Тигран не преследовал их.


Отбросив в сторону труп белой, он склонил голову над залитой кровью подругой. Зверь хрипло с надрывом взвыл. Словно эхо, в тон отцу, отчаянно заскулил маленький тигран. Звери чувствовали смерть!


Еще не зная, сумеет ли помочь, Эйва поползла к самке. Вперив в ползущую девушку тяжелый взгляд, тигран прыгнул навстречу. Страшные клыки сомкнулись на спине.


Эйва охнула и взлетела вверх.



Ожидая резкого приземления, невольно сжалась в комок, но тигран бережно поддержал её за шиворот, ожидая, когда она обретет равновесие. Стоя на четвереньках, Эйва второй раз в жизни оказалась нос к носу с тиграном. Подрагивая мелкой дрожью, самка тихо рычала, прикрыв мутные от боли глаза.



- Потерпи милая, у нас нет времени! Ты можешь съесть меня, потом… потом… потерпи.



Эйва навалилась на морду зверя грудью, шепча непослушными губами.



Последняя ампула антика, быстро всосалась за ухо самки. Не дожидаясь действия лекарства, Эйва потянула на место жуткий воротник. Приложила кусок оторванной шкуры на место и замерла, прижимая к ране, медленно наливавшиеся теплом руки. Собрав в пальцы остатки энергии, она осторожно переливала в зверя, оставшиеся крохи собственных сил. Тяжелое, хрипящее дыхание самки, стало выравниваться.


За руками человека внимательно наблюдали напряженные глаза тиграна.



Голова кружилась все сильнее, наливаясь чернотой! Эйва обессилено скользнула вниз, потеряв сознание. Не дав упасть, её мягко поймала устрашающая лапа. Тигран мрачной глыбой навис над девушкой.


Человек остановил смерть. Вслушиваясь в сонное сознание подруги, Ранкар больше не чувствовал боли. Он внимательно осмотрел её шею.


Не веря глазам, осторожно лизнул слабо подрагивающий шрам, едва прихваченный тонкой заживляющей пленкой. Страшный, кривой узор выделялся на черной шкуре тиграна кроваво-красной, пульсирующей пиявкой. Зверь перевел взгляд и долго всматривался в бледное лицо девушки. Он чувствовал её состояние. Человек рисковал жизнью, спасая Вирту.


Это было необъяснимо!



За три года Ранкар много увидел, но многое так и не смог понять. У людей можно учится, хотя, они эгоистичные и злобные, умные, агрессивные и… странные!



Воюют меж собой и жертвуют ради других жизнью! Самые непредсказуемые и необъяснимые создания природы! Их нельзя понять умом, но… можно принять сердцем!



Да, тигранам пора принимать решение! Решение, от которого будет зависеть дальнейшая жизнь их рода!



- Эйва не люди, папа!



- Я почти готов поверить в это.



- Она тоже утерялась. Я обещал, что её будут защищать тиграны! Пока… я не вырасту!



Ранкар чуть слышно фыркнул и подошел к лежащему у стены сыну. Теплый язык ласково прошелся по взъерошенной шёрстке.



- Ты выполнишь своё обещание. ведь ты тигран и мой сын! Я помогу тебе сдержать слово! Если не все тиграны, то парочка из них уже в твоем распоряжении!



- Ты отнесешь маму наверх? Ей надо много воды, очень много! Эйва меня лечила! Ан..тик убирает боль, но хочется сильно пить, когда проснешься!


Лапы уже не болят. Эйва сказала, что никогда не бросит друга! И еще, она сказала, - Я не люди, я Эйва! А я думал, что она люди.


Я плохой тигран, папа… ты говорил, тигран умирает молча. я не смог.



Голос малыша дрогнул от еле сдерживаемых рыданий. Ранкар нежно зарокотал горлом, осторожно подхватил сына и перенес ближе к спящей матери. Её запах и тепло успокоят быстрее, чем все слова, какие он собирался сказать.


Уложив малыша под бок Вирты, Ранкар лег рядом, ласково вылизывая грязное, истощенное тельце.



- Ты настоящий тигран! Я горжусь тобой! Ты сумел выжить!


Запомни! Тигран никогда не умрет без борьбы! Слезы, это не слабость нет, это боль! Боль и страдание по ушедшим навсегда!


Боль сердца, потерявшего самое дорогое! Ты должен был выжить! Ради меня, ради мамы! Она умирала вместе с тобой каждый день!


Почему ты ушел, сынок?



- Мама. я слышал, зовет мама. Я шел, шел… потом упал. Я… не помню. было больно и страшно!


Потом пришла Эйва и убрала боль, и дала воды. А еще, пришли пауки. Мы убежали от них!


А от крыс не смогли… Эйва мой друг, папа! Тиграны не бросают друзей, ты сам так говорил!



- Человек не может быть другом…



- Она Эйва, папа! Она не люди! Похожа немножко на них, но она не люди! Она сказала, люди её убьют, если поймают!


Она не люди!



- Мне необходимо время, что бы разобраться…



- Люди не могут говорить с тигранами! Ты сам так говорил!



-Наш мозг закрыт для них, но некоторые могут нас слышать. Их очень мало!



- Но, Эйва слышит и говорит! Она не люди! Она, тигран, только шкура как у люди.



- Её сознание не похоже на то, что я встречал до сих пор! Мне надо подумать. Спи! В тебе, вся моя жизнь!


Моя и мамина! Помни об этом и береги себя, сын!



- Я скучал, за тобой!



Маленький тигран тихо замурлыкал, щуря слипающиеся глаза. Затем, что-то вспомнив, вскинулся и закачал тяжелой головой, с трудом удерживая её на весу.



-Эйву я тоже люблю!



- Я понял сынок. Она спит и ты спи. Я буду оберегать вас. и её тоже!


Тиграны, уже идут! Мы отнесем вас наверх, к воде и твою, странную люди… тоже!



- Там нож. её нож, он как зуб такой острый. он ей нужен!



- Я знаю, что такое нож… я не забуду.



Тигран тихо зарокотал, укачивая малыша. Вскоре тот крепко спал обласканный отцовским языком.



***



Сын спал, а мысли Ранкара кружились стремительным водоворотом. Он потерял сына неделю назад и сегодня почти потерял Вирту! И сына и подругу спас человек!


Малыш не воспринимал девушку, как человека, но Ранкар знал, она человек, почти детеныш.



Ранкар изредка видел фигуры людей, крадущиеся в темноте тоннелей. Слышал эхо охоты, когда по их следам неслись крысы. Он всегда пересекал и метил след беглецов, сбивая охоту.


Да они тоже были людьми, но те, что шли по следу с крысами, были его врагами. Они шли из лаборатории!



Ранкар вновь послал зов легко пробив ментальным лучом толщу земли. Краем сознания он улавливал визг пирующих крыс. Через некоторое время, встав на лапы, тигран обошел площадку, сбросив вниз оставшиеся трупы.


Покосился на мерцающий факел и лег на границе света. Зверь непроизвольно фыркнул. Человек, лежал возле окровавленной морды тиграна, доверчиво прижимаясь к тяжелой лапе, способной убить его легким касанием.



Ранкар вспомнил миг, когда крик сына, наполненный ужасом, ударил по его сознанию.



Он лежал в небольшой комнате, с выбитой дверью валявшейся здесь же у входа. Большая часть помещения была загромождена ящиками. В одном из углов, стояло что-то смутно напоминающее треугольную тахту.


Мягкая поверхность обтянутая потрескавшейся кожей, приятно холодила тело. Зверь лежал совершенно неподвижно, опустив на мощные лапы тяжелую голову. Ранкар прикрыл глаза, осторожно вслушиваясь в сознание подруги. Уже неделю она ничего не ела и почти не спала, только глухо, протяжно выла, оплакивая сына. Он стал вторым из трех пропавших малышей.


Первой исчезла дочь Рорка и Зайры. Они не вернулись, разыскивая её и не отвечали на зов.



Вирта, в бешенстве грызла ржавое железо, разрывая в кровь пасть. Драла стены тоннелей, оставляя глубокие, страшные следы когтей. Черная тень, сверкавшая безумными глазами, жадно лакала воду, превратившись в демона.


Она кружила по тоннелям, не уходя далеко от места, где пропал сын. Запах маленького тиграна очень слаб, а следы оборвались на ступенях лестницы. Затем пропал третий малыш. Напуганные матери прижимая детенышей животами, скалили страшные зубы, даже на сородичей, посмевших приблизится слишком близко к кормящим самкам. Что-то появилось в лабиринте.


Что-то выманивало малышей в отсутствии матери, заставляя их доверчиво уходить в неизвестность. Одного малыша перехватил отец. Тигранчик стоя с закрытыми глазами, сонно твердил, его зовет мама. Мать, прилетевшая на зов друга, схватила детеныша и забилась с ним в нору.


Разум спасовал, самки охраняли детей на самом низком уровне животного инстинкта. Ранкар не видел больше в глазах матерей ни искры разума. На него скалились дикие, свирепые фурии готовые вцепится в горло любого, и он понимал их!


С большим трудом удалось выяснить, самка, отлучившись по природной надобности, оставила сына спящим и она его, не звала!



Тиграны задержались в лабиринте из-за молодых самок, готовящихся стать матерями. Их было около десятка и в том числе Вирта. Этот уровень был самым безопасным. Сюда не забредали люди, а хищников равных по силе и интеллекту не нашлось!


Единственным врагом могли стать рыслины, но они сохраняли перемирие. Встречаясь в темноте, рыслины замирали, посылая легкий вопросительный импульс. Тиграны всегда отвечали доброжелательно, помня страдания, что им пришлось вместе пережить. Возможно, это помнили и рыслины. Осторожно скользя по противоположным стенам, они расходились, ни разу не пытаясь перейти незримую черту.


Ранкар всегда чуть склонял на бок голову, уважительно приветствуя рыслина. Иногда ему чудился отголосок ответного приветствия. Нет, в пропаже детенышей, рыслины были не виноваты!



***



Тиграны создавались, как новое, биологическое оружие!



Кроя и перекраивая клетки ДНК, человек не учел самого главного. Разум, единственная драгоценность жизни! Её нельзя насиловать грубой силой!


В муках, рождался не просто новый вид, рождалась новая раса, разумных существ!



Матери сатанели, слыша плачь детей. Бросаясь на прутья решеток, разбивали в кровь лобастые головы и обезумевшими глазами провожали замершие навсегда крохотные растерзанные тельца, сбрасываемые в контейнера, для отходов.



- Злобы им не занимать! Я создам Нечто. Не просто машину для убийства, нет! Я создам разум! Совершенство!


Зверя способного осмысливать и понимать речь! Исследования телепатии дали наконец результат, я нащупал ниточку!



Высокий, страшно худой человек часами простаивал у клеток с тигранами, внося все новые коррективы в свои планы. Нокс, грезил наяву, видя себя в скором будущем, знаменитым! Армия зверей, безукоризненно подчиняющаяся его приказам!


Город склонившийся у его ног! Он наведет порядок, а потом устроит развлечения и охоту на мутантов! Глубоко под землей спрятаны сокровища!


Да его завалят заказами, на черных щенков!



Не жалея денег, Нокс вылавливал телепатов. Копался в их мозгах, по крохам, изменяя ДНК тиграна. Не понимая истинного смысла рисунка, он пытался создать то, что уже росло и зрело в каждом звере.



Сколько их погибло, на операционных столах!



Но, однажды… разум восстал! Тигранам помог, слепой случай! Одурманенный наркотиком лаборант совершил ошибку.



Отобранным для эксперимента молодым тигранам, он вколол двойную смесь. Не прошло и получаса, как он, забывшись, вколол им еще одну дозу! Через час, десять годовалых зверей бились на полу клетки с остекленевшими глазами и кровавой пеной на оскаленных пастях. Меж ними носился протрезвевший от страха человек. Если звери погибнут ему лучше умереть рядом с ними!


Это лаборант понимал даже своим больным мозгом. Он носился от клетки к клетке, стараясь нейтрализовать смертельную дозу. Тиграны выжили.


Все десять и среди них Ранкар. Получив гигантскую дозу допинга, организм сам отбросил все мешающее ему. Зверь, пришедший в себя на полу клетки, уже не был зверем! Мозг, стремительно преобрaзовывалcя, создавая Нечто!


Глаза тигранов налились огненно золотым цветом. Странная, ромбовидная нить черного зрачка, придавала взгляду тиграна притягательно гипнотический вид. Лаборант всю ночь старательно мыл клетки. Тиграны лежали совершенно неподвижно, но все же дышали.


Их не трогали около трех недель. Весь персонал был занят рыслинами. У них, подошла пора почкования.



Лаборатория была наполнена страдающим, стонущим ревом мутантов. Тиграны чувствовали их боль и прятали глаза глухо воя и сопереживая. В отличие от тигранов, рыслины теряли всех детей без исключения.


Зародыши развивались у них на груди, внутри почки величиной с крупный кокос. Они пытались прятать их. Закрывали телами и с ревом падали на пол клеток оглушенные разрядами электрошока. С каждым рыслином приходилось возиться по нескольку дней. Почкование длилось медленно.


Людям были нужны набухавшие под нижней челюстью, питательные желёзы. Желёзы открывались только после полного отслоения почки и еще трое суток, люди тщательно сцеживали густую патоку, держа рыслинов в полу бессознательном состоянии. Затем обессиленное тело рыслина отправлялось на корм крысам, а их места в клетках занимали новые жертвы!


Искусственно зараженные и перерожденные люди!



Ранкар помнил человека отдававшего распоряжения. Нокс подолгу стоял у клеток с тигранами. Пытаясь вызвать ответную реакцию зверей, багровел от напряжения, стараясь наладить мысленный контакт!


Передавая фразы по слогам, старательно ловил взгляд тигранов, утверждая, что он друг. Тиграны хорошо слышали его, но в ответ, лишь издевательски скалили клыки.



Ранкар знал, если выживет, он никогда не забудет имя этого человека! Человека создавшего тигранов и ставшего их смертельным врагом!



Наконец с рыслинами закончили. Осталось около десятка особей. Их клетки передвинули в угол лаборатории.



Нокс задумчиво стоял перед тигранами, выбирая с кого продолжить эксперимент. Он выбрал молодую, серебристую самку. Именно из-за цвета Нокс обрек её на смерть.


Серебристый цвет мог испортить породу черных, как ночь зверей. Ранкар заметив, как защелкнулся на шее Вирты жесткий ошейник, взвыл так, что отвернувшийся от клетки Нокс резко шарахнулся в сторону, от неожиданности. Самка билась в тисках ошейника, совершенно обезумев от страха. На её шкуре еще отчетливо были видны не зажившие следы последнего эксперимента.


Шрамы на животе и груди бугрились влажными розоватыми полосами. Ранкар поставив на прутья решетки лапы в упор сверлил стоящего перед клеткой человека на миг, забыв обо всем.



- Не трррожжь.



Внезапно зверь опомнился, дико взвыв от бессильной ярости, он упал на пол и замер.



- Стойте!



Нокс не веря, всматривался в зверя только, что смотревшего на него почти человечьим взглядом! Взглядом, полным откровенной ненависти!



- Не может быть! Оставьте её, я передумал. Давайте на стол этого! Этого я сказал!


Каков красааавец.



Нокс выставил палец, указывая на замершего зверя, впервые обратив внимание на его крутой лоб и большую голову.



- Это, что-то новое. почему мне не доложили об изменениях.



Побледневший лаборант, что-то залопотал, невнятно ссылаясь на рыслинов и его Нокса распоряжение, забыть о тигранах на время почкования.



- Хорошо! Я понял! Этого на стол! Прорыв!


Я чувствую прорыв! Какой череп! А. Этот взгляд… он. он говорил со мной. Запрещал, мне.


Мнеее! Не может быть! Ты слышал?


Ты должен был слышать его!



Нокс тряс за плечо лаборанта, ожидая подтверждения, но тот испуганно мотал головой. Перепугавшись до смерти, что Нокс поймет, догадается прямо сейчас, почему тиграны так изменились.



- Я слышал его! Понимаешь ты это, идиот. Я слышал его.



Нокс орал на побелевшего, ставшего тихонько икать человека, когда внезапно его прервал оживший зуммер. Размахивая руками, Нокс яростно шагнул к экрану. Увидев появившееся изображение шефа так же яростно жестикулирующего, он с трудом взял себя в руки. Согласно кивая головой, послушно слушал вопли босса, пряча под столом сжимавшиеся кулаки. За его спиной, лаборант, вытирая пот со лба, недвусмысленно вертел пальцем у височной части.


Собираясь отключить изображение, Нокс нервничая, перепутал тумблер. В лабораторию ворвался хрипящий от бешенства голос, рассвирепевшего не на шутку Макса.



-Ты еще там? Нооккс. Опять, торчишь у своих тупых кошек?


Забыл на кого работаешь. Кем ты себя вообразил…



Выражения, последовавшие за этим восклицанием, заставили шарахнуться в стороны всех находящихся поблизости. Никто, ничего не видел и не слышал! Нокс не прощал публичных унижений!


Расплачиваться будет тот, кто первым попадется ему на глаза.



- Немедленно, поднимайся! Живо. Ноокс…



На губах Макса выступила пена, Нокс нащупав злополучный тумблер, резко отключил экран. У шефа начинался очередной приступ. Грязно выругавшись, он обернулся.


Взгляд замер на белом, как мел лаборанте, зажатом между столом и клеткой. Не найдя ничего лучшего, лаборант пытался укрыться под столом с тиграном.



- Какого черта, ты там ищешь. Дерьмо тиграна или вчерашний день?!



Трясущиеся руки нащупали что-то удлиненное и гладкое.



- Ввваша ручка док! Она закатилась пппод стол! Ппосадить зверя назад в клетку доктор?



- Зверя?



Глаза Нокса внезапно приобрели осмысленное выражение.



- Тупая кошка… неетт! Он мой ответ. Оставьте его на столе, я не долго!


Надеюсь, ты не заждешься меня, дружок!



Рука Нокса, тяжело придавливая, прошлась по шкуре тиграна. Ощутив внутреннюю дрожь зверя, он пришел в хорошее расположение духа. К черту Макса с его истеричными воплями! Он на пороге величайшего открытия!


Этот сумасшедший дегенерат, не сможет ему помешать!



Но Нокс ошибся! Болезнь прогрессировала, усиливая вспышки дикой ярости. Ему пришлось провозиться с Максом до глубокой ночи.


Страшно усталый, он все же решил зайти в лабораторию и взглянуть на зверя, весь день не выходящего у него из головы. Было около четырех часов утра.



Створки лифта разъехались с легким мелодичным звоном. Сделав всего шаг, Нокс оцепенел! На расстоянии не более двух метров, свободный от оков, стоял огромный, черный зверь. Зверь, оставленный им днём, скованным на операционном столе!


Тигран стоял боком, упоённо раздирая зубами и лапами внутренности монитора. На шум лифта, он недоуменно повернул лобастую голову. Глаза человека и зверя встретились.


Нокс, явственно услышал рокочущий вопль, взорвавшийся у него в голове со страшной ненавистью.



- Ууубьюююю.



Зверь прыгнул с места, немыслимо извернувшись в воздухе. Но, зацепившись лапой за кабель, рухнул на пол, опрокинув на себя стол. Отбросив его страшным ударом задних лап, он не дотянулся всего на пол ладони, до вожделенной добычи.


Петля, захлестнув лапу, держала крепко. Зверю понадобилось несколько секунд, что бы перегрызть её! Ненавистная, костлявая фигура, стоя в лифте, колотила изо всех сил по панели и безумно орала глядя, как рвётся из ловушки тигран!



Створки лифта закрывались страшно медленно. Нокс впервые в жизни смотрел в глаза разъяренной смерти. Впервые четко и ясно, читал сознание зверя. И то, что он там читал, заставляло его вновь и вновь молотить по кнопкам лифта.


Створки сомкнулись за миг до того, как в них с грохотом врезалось тяжелое тело. Пронзительный скрежет раздираемого когтями пластика несся с Ноксом, до самого верха, куда уносил его лифт.



Забившись в угол он сжимал голову руками, пытаясь освободится от рёва зверя, продолжавшего греметь внутри его черепа.



- Уубьююю! Уубьююю! Нооокс.


Все равно убью.



***



Лаборатория опустела к полуночи. Внутри, остался дежурный лаборант, присматривающий за её обитателями. Охрана заводских складов, находящихся по соседству, время от времени заглядывала в гости.


Перекинувшись парой слов, охранники ушли, прихватив бутылочку шерри, оставленную на краю стола.



Тихо гудели работающие приборы, спокойным, голубоватым светом мерцали экраны мониторов, перемигивались разноцветными вспышками датчики контроля. В клетках тяжело ворочались и постанывали звери. Лаборант уже принял небольшую дозу, и теперь время от времени замирал, отдаваясь во власть грёз. Короткий зуммер вырвал его из подвешенного состояния.


Переключив датчики, он вновь погрузился в легкие мечты, скрашивающие ночные смены.



Ранкар лежал на столе уже несколько часов. Жесткие обручи сжимали онемевшее тело. Прикрыв глаза, зверь незаметно наблюдал за человеком старавшимся обходить его стол стороной.


Дежурил тот самый лаборант, что недавно едва не убил его и остальных тигранов. Он и сейчас ходил словно лунатик, натыкаясь на столы. Именно рассеянность человека, привлекла внимание Ранкара.


Казалось, лаборант все время забывает, что ему надо сделать. Его рука надолго зависала над кнопками, прежде чем нажать их. Ранкар сосредоточился на плывущем разуме, осторожно пытаясь проникнуть в сознание человека.


Рука зависла над пультом и зверь, неожиданно что-то почувствовав, напрягся.



- Нажимай! Кнопку, большую кнопку!



Медленно, очень медленно рука сдвинулась влево, и замерла над большой, красной кнопкой контролирующей обручи. Ранкар напрягся, чувствуя, как сопротивляется, ускользает чужой разум и ощутил силу, направленную извне. Неподвижно замерев в клетках, девять тигранов уловив происходящее, соединяли сознание, помогая Ранкару. Зверь усилил нажим, и глаза человека застыли. Рука, подчиняясь приказу, нажала красную кнопку.


Обручи опали, но тигран не шевелился, боясь нарушить контакт. Обучаясь на ходу, он захватывал мозг человека, подчиняя его своей воле. Лаборант, неуверенно двинулся к клеткам. Тихо позвякивая падали магнитные засовы. Дверцы клеток бесшумно распахивались, Звери черными тенями выскальзывали из них, замиряя на полу.


Человек остановился перед клетками рыслинов, безвольно опустив руки. Ранкар колебался, не зная, что делать. Огромный рыслин поводя красными глазами, нашел его взглядом и тигран уловил беззвучную просьбу. Что-то древнее спящее глубоко внутри, подсказывало, рыслины в данный момент, неопасны.


Озабоченные угрозой, их не рожденному потомству, они готовы объединиться с тигранами прорываясь на свободу.



- Выход. там…



Лапа рыслина показывала на огромный вентилятор бесшумно сверкающий огромными лопастями. Ранкар не колебался, отдавая приказ. Клетка распахнулась. В последний миг Ранкар растерялся, что если рыслин в припадке ненависти убьёт человека?


Громадные туши тихо скользнули мимо. Приблизившись к вентилятору, они подняли лапы, указывая путь. Лаборант бессмысленно топтался возле клеток. Ранкар подстегивая слабеющую волю, приказал остановить вентилятор. Ему пришлось повторить несколько раз, осторожно усиливая нажим.


Мозг человека окутывали радужные сполохи, и они медленно багровели, выходя из-под контроля. Ранкар чувствовал, что если багровый цвет захватит весь мозг, возврата для человека, уже не будет! Он должен успеть!


Сильный импульс направленного действия, ударил по человеку не щадя его сознание и он наконец подошел к пульту. Огромные лопасти замерли. Рыслины первыми скользнули сквозь них, растаяв в темноте.



-Забирайте всех! Раненых на спины! Помогите матерям с детьми.


Троим проверить ход!



Ранкар быстро отдавал резкие, короткие приказы.



Все пришло в движение. Несколько крупных самцов, нырнули вслед за рыслинами, обследуя тоннель. Звери, быстро исчезали в проходе. Вскоре с Ранкаром осталось только несколько молодых тигранов переживших перерождение.


Тиграны не просто сидели в клетках, погибая, они учились, учились у тех, кого ненавидели всей душой!



- Разбить все! Ничто не должно остаться напоминанием о нас!



Звери замерли перед клеткой, где лежало два умирающих тиграна. Тяжело израненные во время последних опытов, они смотрели в глаза Ранкара.



-Помоги нам уйти, быстро…



Головы откинулись в сторону, подставляя под удары клыков незащищенное горло. Молодые звери переминались на лапах. Ранкар отчаянно взревел. Одним из умирающих зверей, была его мать. Удары клыков, были быстрыми и милосердными.


Звери громили лабораторию не оставляя ни единой панели. Выдирали все провода, куда смогли дотянуться. Ранкар приканчивал очередной аппарат, когда, тонко звякнув, разъехались створки лифта.


В его мягком свете появилась ненавистная, худая фигура.



Ранкар замер от неожиданности, и это дало несколько секунд его врагу.



Прыгнув в глубь лифта, Нокс бешено стучал по кнопке, глядя побелевшими глазами на метнувшегося к нему зверя. Ранкар пропорол двери когтями, но за ними была пустота. Нокс исчез, ускользнул!


Зверь яростно хлестал себя хвостом, хрипло воя от бессилия. Он еще раз окинул взглядом лабораторию, и коротко рыкнул, предупреждая. Звери бесшумно метнулись к дверям, начавшим расходится в разные стороны.


Охрана вздумавшая проверить лабораторию, неожиданно столкнулась нос к носу с тигранами. Смерть охранников была мгновенной. Они так и не узнали, какую услугу оказали им звери, прикончив мгновенно и без мучений. Украденная выпивка, содержала вытяжку рыслина. Она уже начала свою незаметную работу, по перерождению человека в зверя.


Любимая шутка Нокса!



Тиграны исчезли в проходе, оставив в лаборатории одного живого человека. Застыв возле вентилятора лаборант бессмысленно пускал губами пузыри.



***



Мысли Ранкара метались, перескакивая с одних воспоминаний на другие…



Мощные прыжки рвали тело, стремительно посылая его вперед. Их бег был похож на полет призраков.



Он догнал Вирту на самом последнем отрезке пути, уже зная, куда он его приведет. Яркая искра света хаотично плясала, исполняя замысловатый танец. Ранкар чувствовал, что от ритма этого танца зависит жизнь. Высоко взметнулся пронзительный визг и тигран захлебнулся сорвавшимся воем.


Крысы. Сыну грозили крысы! Свет заметался с новой силой. Внезапно, пляшущая фигура замерла, высоко вскинув факел.


Свет осветил тигранчика прижавшегося к стене тоннеля, за спиной человека. Ранкар уловил слова, обращенные к малышу.



- Не бойся, эта тварь, к тебе не пройдет!



Его сына, защищал человек!



- Эйва! Спаси её!



Не раздумывая, Ранкар метнулся мимо. Ухватив стоящего спиной человека за встопорщенную одежду, мощным рывком перебросил его себе за спину, сминая ударом лапы атакующую тварь. Рассекая когтями воздух, рядом бешено взревела Вирта.



***



Сталкиваясь с людьми, Ранкар читал в их сознании только страх и злобу!



И ни разу, даже не мелькнуло, хоть что ни будь, отдалено напоминающее любовь, сострадание, самопожертвование. Человек лежащий у его лап, был наполнен этими чувствами по самую макушку. Детеныш человека отдал последние силы, спасая умирающего тиграна! Кто научил её любить?


Любить в этом мире, насквозь пропитанном ненавистью. Ранкар вспомнил слова сына и его трогательную просьбу.



- Эйва боится тигранов! Не напугай её, когда она проснётся.



Человек, смертельно боясь тигранов, спас тиграна!



Ранкар, неожиданно для себя оказался во главе племени. Его признали, не смотря на молодость. Победа разума, над звериным инстинктом, рождала общество! Новая форма общения, изменила оценку жизни. Инстинкт хищника воспитанный веками, толкал к уединению, а телепатический дар и способность оценивать и мыслить, объединяли.


Ранкар понимал, им необходимо время, что бы разобраться!



-Мы свободны! У нас есть выбор! Разбегайтесь и прячьтесь по норам, если хотите!


Если именно об этом, вы мечтали сидя в клетках! Но прежде чем вы решите, как вам жить, спросите себя! Кто вы? Ответ вы все знаете! Он бьётся у вас в мозгу и не может достучаться!


Мы не звери! Сейчас, только от нас зависит, кем мы станем! Да, вы можете уйти и трусливо прятаться до конца дней! Это жизнь дикого зверя!


Но, сумеете ли вы спрятаться от самих себя?



Есть другой путь! Путь сознания! В наших жилах течет кровь древнейших хищников!


Когда-то они были хозяевами планеты! Вспомните фильмы, что показывали нам люди! Нашим предкам не хватало ума! Они надеялись на силу, и проиграли!


Мы - разумны! Обретя сознание, мы сохранили опыт предков! Это наш шанс!


Мы заставим мир, уважать наше право на свободу! Сообща, накопим знания и отомстим людям! За кровь, за унижения, за страх и боль, за смерть, за всё!



Ответом Ранкару был дружный, согласный рёв!



Прошло три года! За это время, племя разрослось почти втрое. Они стали сильнее, но злоба ушла! Разум остерегал, ненависть ослепляет!


Даже смертельно ненавидя, тиграны понимали, - врага надо изучить!



Открывшийся на поверхности мир… поверг в шок! Людей было много… очень много, и все они были… разными!



За три года, было несколько удивительных встреч. Ранкар фыркнул, вспоминая последнюю их них.



***



Охота была удачной. Ранкар не спешил возвращаться в убежище.



Сыто нежась в первых лучах солнца, он расслабленно следил за Виртой. Лежа на спине, самка подставила теплу раздувшийся живот, в котором зрела долгожданная жизнь. Она азартно махала лапами, пытаясь поймать бабочек, кружащихся над ней и над цветущей поляной. Радужные, яркие с огромными, узорчатыми крыльями, бабочки кружили над Виртой пестрым хороводом.


Отяжелевшая перед скорыми родами самка, смешно урча, неуклюже прыгала по поляне. Завалившись на спину, с удовольствием молотила лапами по воздуху. Ранкар любовался подругой.


Поглядывая по сторонам, зверь надежно оберегал хрупкий мир счастья.



Человека он услышал задолго до его появления. Просчитав направление, тигран легко переместился в сторону большой трубы торчащей в разломе одной из плит. Вспрыгнув на небольшой уступ, нависающий над горловиной трубы, зверь замер.


Человек, громко сопя и чихая, выставил из трубы лохматую голову. Повертел ею в разные стороны и замер, привлечённый игрой серебристого зверя, резвящегося на поляне. Второго зверя затаившегося над головой, человек не замечал. Очарованный диким великолепием самки, он сосредоточил на ней, все внимание.


Гладкая, серебристая шкура переливалась волнами. Облепляющие время от времени бабочки, украшали зверя дивным узором. Человек шевельнулся и тихо вздохнул. Ранкар напрягся, когти выскользнув из подушечек лап медленно спрятались обратно. От человека исходила волна восторженного удивления.


Зачарованный редкой картиной, он торчал лохматой кочерыжкой, совершено забыв о собственной безопасности. Ранкар развеселился и бесшумно спрыгнул с высокой плиты. Выпустив коготь он осторожно подцепил ворот человека, легонько фыркнув ему в ухо. Голова дёрнулась и резко ушла вниз. Из натянувшегося ворота торчала макушка со вставшими дыбом волосами.


Перехватив ворот зубами, Ранкар выдернул добычу из трубы и мягко уложил на траву. Положив лапу на грудь лежащего с зажмуренными глазами человека, Ранкар легонько тряхнул его. Глаза широко распахнулись, а губы кривясь, зашевелились.


Ранкар мягко прижал лапу, закрывая рот, готовый исторгнуть дикий вопль. Человек, что-то пробубнив, округлил глаза, разглядывая стоящего над ним зверя. Ранкар удивился тому, как быстро чередовались в мозгу человека страх и изумление, растерянность и любопытство!


Вирта внимательно осмотрела выловленный трофей и лениво поинтересовалась.



- Ты хочешь убить его?



В её голосе не было ни ненависти, ни злобы. Просто легкое раздражение, вызванное прерванным отдыхом.



- Он не опасен. Хотя три года назад, я убил бы не раздумывая! Я стал мягким!



-Ты счастлив… радость и смерть, не совместимы…



- Ошибаешься! Смерть врага, радость, но я устал от ненависти, к тому же, он, не опасен!



- Все люди опасны!



- Этот нет! Он любовался тобой!



Вирта недоверчиво фыркнула, тем не менее, её раздражение прошло. Она подошла ближе и принялась рассматривать затаившего дыхание человека, с легким любопытством.



- Что мы будем с ним делать?



- Давай отпустим, у него нет оружия, только нож.



-Как легко ты стал говорить об этом.



-Зато, помню, чего мне это стоило!



-Интересно, он сразу побежит?



Ранкар склонился над человеком и слегка оскалил клыки, тот мгновенно зажмурил глаза.



-Прямо жучек обманка, смотри даже лапы поджал!



Вирта удовлетворёно фыркнула и отступила. Укрывшись за густым кустом с серебристыми листьями, она легко растворилась в его ветвях. Ранкар убрал лапу и отступил на пару шагов, опустившись в траву.


Человек продолжал лежать еще некоторое время. Осторожно приоткрыл один глаз, потом второй и покосился сначала в одну, затем в другую сторону.



Не обнаружив поблизости ничего черного, шустро перевернулся на живот. Встал на четвереньки и уткнулся взглядом, в глаза лежащего напротив зверя. Долгую минуту человек смотрел в золотистый искрящийся омут. Его колени скользили, потихоньку сдавая задом.


Не отводя взгляда, человек тихо забубнил, помня ощущение тяжелой лапы на губах.



Ранкар весело фыркнул, привлекая внимание Вирты.



- Тты меня не съешь правда? Та-ка-какой красивый зверь, ты ж не людоед? И не будешь есть грязного человечка, что вылез из трубы.


Плохой трубы, совсем грязной! Я ведь не кажусь тебе вку-кусным, ни тебе, ни твоей подруге! И пу-ппусть она не облизывается так ап-пети-титно!



Вирта лениво зевнула. Продемонстрировав окаменевшему человеку, острый набор зубов влажно поблескивающих в пасти она сделала пару шагов. Человек громко икнул, затем еще раз и еще. Вирта слегка присела, заинтересовавшись странными булькающими звуками и потянулась носом. Человек дернулся и шустро попятился, развив невероятную скорость!


Пораженные таким странным и резвым способом передвижения, звери удивленно переглянулись. Проводив взглядом, длинный волнующийся след в густой траве, скрывший человека с головой, Вирта лукаво скосила глаз. Ранкар развеселившись словно щенок, весело рявкнул, во всю глотку.


Нежно боднул подругу головой и лизнул в шею, предлагая закончить прогулку. Зверь даже не подозревал, что его рык оказался последней каплей, уничтожившей мужество человека. Резко присев от рычащего раската, человек зажмурил глаза и обречённо замер, в ожидании неминуемой смерти, не замечая, как по штанине расползается пахучее пятно.



***



От мыслей Ранкара отвлек легкий зов. Два зверя крались по проходу, чутко вслушиваясь в невнятно шепчущую тишину. Поводя ушами, тиграны нервно подрагивали крыльями ноздрей. Воздух был наполнен густым запахом крови и… запахом человека!


В глубине тоннеля черными тенями возникли два огромных силуэта. Ранкар встал на лапы.



- Опасности нет, мне нужна помощь.



Слушая Ранкара, тиграны словно наяву видели битву и крыс.



- Она спасла моего сына! Он считает, что от человека у неё лишь шкура!



-Ни один человек не стал бы спасать тиграна! Я согласен с твоим сыном и готов нести её Ранкар.



- Хорошо, Зарг! Шер, ты поможешь мне нести Вирту!



Второй тигран молча шагнул к раненой самке. Осторожно и мягко ухватив за задние лапы, он вместе с Заргом втащил безвольное тело на спину Ранкара. Затем Шер помог уложить тело человека и подлез под обвисшее тело Вирты.


Прижимаясь боками звери осторожно и синхронно встали. Тело самки лежало на двух сильных спинах. Шер придерживал Вирту за лапу.


В пасти Ранкара свесив голову и хвост, сонно сопел сын. Тело Эйвы равномерно покачивалось в такт шагам несущего её зверя. Он осторожно держал в зубах хрупкую руку, не давая девушке соскользнуть со спины.



- Пииить.



- Усыпи её! Путь долгий.



Зарг глухо зарокотал, обволакивая измученное сознание человека. Еще пара тигранов, выступила из тьмы и скользнула вперед, оберегая от нежелательных встреч. Ранкар глухо рокотал, поддерживая песней, спящее сознание подруги.


Спустя восемь часов, он вывел всю группу под звездное небо. Осторожно уложив драгоценный груз в высокую, густую траву на берегу небольшого ручья, лег рядом, ожидая рассвет.



Послушав сына, Ранкар принес Вирту к ручью. Ночь удивлено рассматривала своих гостей, подмигивая искорками звёзд.



Эйве снился чудесный сон. Чуть покачивая, ласково рокотало море. Лежать было удобно и спокойно вот только сильно хотелось пить.



- Пиить.



Рокот моря усилился, глуша странным образом жажду. Выплыв в очередной раз из глубин сна, Эйва не услышала привычного рокота. Лицо приятно холодила трава. Где-то рядом тихо журчал ручей.


Самый прекрасный звук… плеск воды, свежий воздух и аромат леса.



Проведя языком по треснутым губам, Эйва тихо застонала. Чуть в стороне, шевельнулась черная тень и замерла в нерешительности. Плеск манил!


Перевернувшись на живот, девушка поползла на шум ручья. Она проползла не более метра, когда её рука, внезапно ощутила движение воды. Эйва погрузилась в ручей с головой.


Вода оживляла, стремительно возвращая силы. Вскоре Эйва тихо и счастливо смеялась, ударяя по текучему серебру ладонью. Руки заломило от холода, и эйфория сна прошла. Эйва замерла, вслушиваясь в непривычные звуки ночи.


Это не бред! Она на поверхности!



Рядом, звонко стрекотали цикады и квакали лягушки, тяжело шлепая по влажному песку ручья. Что-то прошуршало в траве, и Эйва вздрогнула. Резко поджала ноги, и напряглась, собираясь вскочить.



Тело отозвалось такой резкой болью, что она непроизвольно застонала, прикусив губу.



- Здесь нет опасности, не бойся.



- Джарг…



- Немного похоже, но это не моё имя. Меня зовут Зарг! Я охраняю тебя и остальных.



- Остальных. Кого остальных? Где я? Кто ты?



- Здесь Вирта и малыш они спят. Ранкар тоже спит, не тревожь его. Мы в лесу. Ты можешь идти, куда захочешь, но рассвет еще не скоро, отдыхай!


Я тигран и сегодня я, страж этой ночи!



- Тигран? Большой?



- Что значит большой? Я не понимаю. Если сравнить с Ранкаром, то я уже ел мясо, когда он только появился на свет.


Но, он больше меня, когда я стою рядом. Что значит для тебя большой?



- Я просто хотела спросить…



- Достаточно ли я взрослый, что бы мне доверили охранять тебя?



Эйва хмыкнула, готовая поклясться, что в голосе зверя звучит ирония.



- Нет, я думала не о себе. Маленький Джарг! Он долго голодал. Его нельзя кормить досыта, хотя бы пару дней!


Это опасно!



- Хана напоила его молоком. Её сын подрос и предпочитает мясо, которое приносит его отец. Хана была рада накормить малыша!


Молоко быстро вернет ему силы.



- Я рада! Он замечательный, храбрый и он спас меня!



- Я слышал, это ты его спасла.



- Только вначале, когда вытащила из-под завала.



- Да, а от крыс и пауков он уполз сам, обессиленный от голода и жажды, на раненных лапах…



- Бедный ребенок, ему страшно досталось! Нет, Зарг! Он спас меня от страха одиночества!


У меня не оставалось сил, что бы бороться… Я никогда, не смогла бы выбраться из этого кошмара!



-Забудь все! Спи! Хочешь я спою для тебя?



Тигран тихо зарокотал, обволакивая сознание девушки.



- Ты муркочишь, как морской прибой!



- Что я делаю?



- Муркочишь, это значит поёшь! Очень красиво и успокаивает. Я помню твою песню… хотела пить…



- Я пытался помочь! Ты горела от жажды. Я горел вместе с тобой!



- Жажда. когда сплавляются мозги! Это страшно, Зарг!



-Да… это страшно…



На миг повисла тишина и Эйва вернулась в мир звуков и запахов. Вновь стали слышны раскаты лягушачьих трелей и шорох трав.



- Ранкар знает, что у его сына есть имя?



Голос тиграна возник мягкой, щекочущей лапой. Эйва улыбнулась. Тигран нарочно дразнил её. До сих пор общение происходило совершенно неощутимо.


Для неё, во всяком случае!



- Нееет, я не успела сказать, он будет против?



- Нет! Ты спасла ребенка и его мать! Ты имеешь право дать имя, я уверен! А теперь спи!


Твой сон охраняет тигран!



Ночной собеседник тихонько фыркнул и добавил.



- Большой тигран!



Эйве показалось, что фырканье зверя странно размножилось. тройным эхом…



- Странное какое эхо. Зарг?



Эйва вслушалась в тишину ночи, но никто не ответил. Лишь в той стороне, где обитал её невидимый собеседник, раздалось еле слышное сердитое сопенье. Глаза не закрывались. Она с восхищением рассматривала высокое, черное небо, щедро усыпанное звездами.


Тихо шелестели ветви деревьев да изредка вскрикивала потревоженная птица. Предрассветные часы всегда были самыми тихими и спокойными в жизни леса. Так говорил Джарг, когда пару раз им пришлось ночевать под открытым небом.



- Даже самые голодные к рассвету бывают сыты и тихо дремлют в ожидании нового дня. Каждым своим рассветом природа дарит нам мир и красоту, но человечество не готово принять этот щедрый дар! Именно на рассвете наш мозг крепко спит!


И пока он спит, мы будем вечно воевать с природой и меж собой!



Эйва задремала. На расстоянии пары метров, взметнулась темная тень. Удар лапой и ползучий обитатель мгновенно поплатился за свое любопытство, отброшенный в сторону от спящей девушки. Рассвет слегка позолотил легкие облака. Проснувшийся ветерок весело шелестел листвой причесывая лохматые причёски лесных гигантов.


Белые щупальца тумана ползущие по траве быстро таяли, спеша укрыться в корнях густых кустарников. Задорный пересвист проснувшихся птиц и их веселый щебет разбудили Эйву. Напившись из ручья она почувствовала себя почти хорошо, не считая слабости и боли которой пульсировал вздувшийся шрам.


Умывшись, она вернулась на место своего ночлега и растеряно огляделась. Кустарник доставал ей до груди, а упруго поднявшаяся за ночь трава, скрыла все следы пребывания тигранов.



- Эйва иди к деревьям!



Голос маленького тиграна возник в голове и Эйва облегченно вздохнула. Из травы поднялся огромный зверь и она вздрогнула от неожиданности.



- Ну что, я достаточно большой на твой взгляд?



Глаза тиграна лукаво сверкали. Эйва узнала ночной голос своего невидимого собеседника



-Ты вынес меня, да?



-Это было не трудно!



-Спасибо! Зарг! Ты такой красивый зверь!


Ужасно большой… оо. извини!



-Ты не обидела меня! Я действительно зверь, но я разумный зверь и в этом вся разница! Я тигран!


А, теперь я знаю, что я еще ужасно красивый и. большой!



Эйва заметив как тигран нарочно переставил её слова, весело рассмеялась. Протянув руку она коснулась жесткой на вид и такой шелковистой на ощупь шкуры на груди тиграна.



- Вы тиграны, удивительные! И… какие же глупые, слепые люди!



- Иди за мной Эйва, я проложу след. Трава густая, а ты совсем слабая. Даже я чувствую это!



- Да, мне не совсем хорошо. слабость во всем теле, как у новорожденного ребенка!



- Эйва! Эйва! Это папа!


А мама еще спит, она долго еще будет спать?



На Эйву внимательно смотрели золотые глаза. У лап лежащего зверя, сидел покачиваясь маленький тигран, щуря счастливые глазенки.



- Я Ранкар!



Голос тиграна возникший у неё в голове рокотал мощно и красиво!



-Спасибо Эйва! Ты спасла жизнь моего сына и жизнь Вирты! Ты, свободна!


Я провожу тебя к черте города, или в любое место куда укажешь и я всегда откликнусь на зов… если ты позовешь!



-Спасибо… но, ты тоже спас меня! Ты ничего мне не должен!



Тигран, осторожно подвинул ей лапой нож.



- Сын сказал, тебе это нужно!



Эйва благодарно кивнула и сжала руку на витой рукояти.



- Это нож друга. он погиб в лабиринте.



Огромные звери при свете дня казались еще мощнее. От мягких подушечек огромных лап, до кончиков бархатных ушей, стоящий тигран, достигал почти двух метров. Даже лёжа зверь не напрягаясь смотрел девушке прямо в лицо.


Восхитительный зверь с сильной, широкой грудью и красивой, лобастой головой венчающей мощное тело. Бугры мышц плавно перекатывались под лоснящейся черной шкурой и с редким едва заметным змеящимся рисунком. Именно этот, почти незаметный рисунок придавал зверю хищный, свирепый вид.


Тигран слегка повернул голову.



- Это Шер, Раш и Хана! Зарга ты уже знаешь! Вирта. она тяжело дышит…



Эйва не могла сдержать восхищенный вздох, переводя взгляд с одного зверя на другого, кивая им по очереди. Услышав тревогу в голосе тиграна, она шагнула к лежащей самке.



- Её надо напоить.



Морщась от боли во всем теле, Эйва склонилась к лежащей в тени куста самке. Зверь, тяжело, хрипло дышал.



Нос страшно запекся и потрескался. Вирта свесив набок жаркий язык мелко подрагивала всем телом. Морда, шея и грудь тиграна были в засохших подтеках крови.


Эйва быстро отстегнула флягу.



- Срочно напоить! Зарг проводи меня к ручью. Я действительно путаюсь в этой чертовой траве!



Тигран осторожно потянул зубами пустую фляжку. Взметнулся над кустом и быстро вернулся, держа её полную воды.



Вирта не приходя в себя, жадно пила постукивая клыками. Эйва, напряженно вслушивалась в сознание и ей все больше не нравилось состояние зверя. У самки был сильный жар, шрам вокруг раны на голове припух и покраснел.


Эйва попробовала снять воспаление руками, но сил не хватало.



- Срочно нужен ещё антик! Я не могу помочь. началось заражение. Ранкар, мне надо в город!


Там, я достану лекарство! И… я никому не скажу о вас…



- Мы далеко от города, Эйва! Когда я нашел тебя, ты уже была далеко, а я унес еще дальше! Люди опасны.


Я старался обезопасить наше пребывание здесь, наверху!



- Она не переживет ночь, Ранкар! Единственное, что может спасти её жизнь.



Эйва протянула руку в сторону лежащей самки.



-… это присутствие людей! Любое их поселение! Я слышала люди живут и в лесу!


Возможно, ты тоже слышал об этом! У них должны быть лекарства!



- У озера!



И Ранкар и Эйва оглянулись на тиграна. Раш мотнул головой в сторону восходящего солнца, указывая направление.



- Правильно! Я знаю, это озеро! Мы успеем туда и обратно, до вечера!


Хана, Шер, Зарг присмотрите за моей семьёй! Я не могу потерять их еще раз!



Тигран повернулся к Эйве.



- За лекарства надо платить. Я знаю этот закон людей, но ничего не могу предложить кроме шкуры любого из обитателей леса и даже свою собственную, если понадобиться!



Эйва осмотрела свой пояс, соображая, что можно предложить в обмен на антик? Внезапно, она сильно укололась.



- Айёё!



Эйва скривившись сунула палец в рот, убирая капельку крови. Затем, осторожно выудила на свет, пару разноцветных ежей машинально положенных в пояс, еще на складе. Тигран внимательно рассмотрел колючую находку.



- Люди согласятся обменять их на лекарство? Мне кажется, я видел, такие шарики, в лаборатории. Они очень нравились людям!



-В лаборатории! Люк - ловушка, передай Ранкару! Все правильно!


Ранкар, это ты!



Эйва распахнув глаза смотрела на тиграна и он осторожно придвинулся к ней поближе.



- Ты уже слышала моё имя. Когда? Кто назвал тебе его?



- Тот, кто спас мне жизнь! Я не знаю его имени, но я должна передать его слова. мне кажется это очень важно!



Эйва нахмурила лоб и медленно произнесла.



- Люк - ловушка утонешь. нет не то! Сейчас.



Двумя руками она сжала виски осторожно растирая и гоня кровь.



- Передай Ранкару. Зайра погибла. зов матери. несет смерть. Нокс ищет… в лаборатории. спаси дочь. зов… опасность!



Эйва постояла еще минуту с закрытыми глазами, потом растеряно посмотрела на замершего зверя натянутого как струна.



- Это все. Больше он ничего не сказал. он умер, я чувствовала его боль! Теперь я знаю, он был тиграном!



- Это был Рорк! Они с Зайрой искали пропавшую дочь! Где ты слышала его?


Когда?



- В лаборатории, вернее на складе. Лаборатория была за стеной. Я, Уж - так называют нас люди.


Я попала в ловушку. Потом сорвалась в шахту и чудом осталась жива. Я не знаю, как давно это было, я потеряла счет времени!



-Нокс! Я должен был понять откуда идет опасность! Это он выманивает наших детей!


Вот почему все они твердят, я иду к маме! И мой сын, его тоже звала мать!



- Да, мама звала, а сама все уходила, я её никак не мог догнать.



- Шер, Раш вы должны вернутся! Надо вывести из лабиринта всех тигранов! Немедленно!


Ни один тигран не должен остаться в подземелье! На вопросы я отвечу, когда все соберутся здесь! Если дочь Рорка и Зайры жива, мы найдем её! Поспешите, Шер!


Раш, я должен позаботится о Вирте.



- Мы с Ханой присмотрим за ней и за малышом. Я принес для них обед. Глупый длинноухий сам налетел на меня у ручья.



Зарг положил возле Вирты тушку зайца.



Ранкар повернулся к Эйве и плавно прилег, приглашая лезть себе на спину.



- Держись крепче. Я буду спешить! Не бойся.


Ты не сможешь причинить мне боль, по крайней мере голыми руками!



Зверь пружинисто встал. Встряхнулся устраивая Эйву удобнее и прыгнул прямо через стену кустарника, легко проломив его широкой грудью. Охнув, Эйва уже через мгновение смогла оценить слова тиграна на счет, спешить! Зверь не просто спешил, он летел разрывая густые заросли. От скорости бега захватывало дух!


Эйва зажмурив глаза, вцепилась в шею тиграна. Пластаясь над землей, зверь стремительно выбрасывал вперед мощные лапы, загребая под себя милю за милей. Иногда, он взмывал высоко вверх преодолевая препятствие.


С губ девушки открывшей в этот миг глаза, сорвался пронзительный вопль.



- Не бойся я не уроню тебя!



- Я. я не боюсь, мне просто. страшно.



Тигран рыкнул и с силой врезался в очередную чащу перевитых лианами и плющом кустарников. Огромные, проносящиеся мимо стволы гигантских деревьев, мелькали расплывчатыми тенями. Тигран лавировал меж ними не сбавляя скорости. Дорогу преграждали полусгнившие завалы вывороченных корней и поваленных деревьев. Дно небольших оврагов и ложбин покрывала заплесневевшая корка водяного гриба.


Они заранее предупреждали о себе, тухлым запахом стоячей воды и гниющих корней кустарников, до которых добралась трясина.



Эйва попыталась взглянуть на проносящийся мимо ландшафт. После еще одного, невольного вопля, она зажмурила глаза и усилила попытку, придушить несущего её тиграна.



- Не бойся я не уроню тебя.



Слова зверя еще звучали в голове, а девушка уже летела прочь, загребая руками воздух. Безобразная, бугристая морда, с широко распахнутой пастью, промахнувшись, яростно шипела ей вслед. Пронзительный визг взмыв на немыслимую высоту, чмокнув, оборвался.


Эйва с силой впечаталась спиной в ствол дерева. Затем плавно и молча съехала на землю, обрывая густые, упругие переплетения плюща смягчившего её приземление.



Ощупывая себя руками, она никак не могла поверить, что все обошлось! Падение, впервые ничего ей не порвало и не сломало!



Скрипучий визг и свирепое рычание, вернули в реальность. Метрах в пяти, вздыбив загривок стоял тигран. Зверь бешено рвал лапами слой дерна, отбрасывая его далеко в сторону.


Эйва запутавшись, раздраженно сбросила побеги плюща, свалившиеся ей на голову. И тут же мгновенно захотела надвинуть их обратно, или вовсе зарыться поглубже, исчезнув без следа!



Тигран отпрыгнул в сторону и девушка смогла в полной мере оценить его врага. Она не знала, как это называется и можно ли это, назвать зверем. Тварь похожая на толстую, бугристую лиану, около полуметра в диаметре. Она почти сливалась со стволом дерева, пока висела неподвижно. Тварь вся струилась кольцами змеиного тела, растопырив две короткие и очень широкие лапы.


Бородавчатую голову монстра венчали шипы, низко нависающие над узкими, глубокими глазницами. Длинное, зубастое рыло заканчивалось хоботом украшенным пышными усами. Тварь ринулась на тиграна. Из-под её усов, извиваясь, вылетело два колючих отростка. Яд на концах иголок попадая в кровь, обездвиживал жертвы змееящера.


Но монстру не повезло. Тигран не давал захватить себя петлям длинного хвоста. Удар когтя, ловко снес ядовитые отростки. Тварь, пронзительно шипела переходя на тонкий свист. Тигран чудом успевал выскальзывать из скользких петель.


Выпущенные до предела когти, жестко полосовали кровососа, оставляя глубокие, длинные порезы. Ящер наносил короткие, одновременные удары головой и хвостом. Внезапно, тигран замер и мгновенно скрылся под толстыми кольцами.



Эйва страшно закричала. Не помня себя, она заковыляла хромая на обе ноги, на помощь зверю. Выхватив нож, девушка с силой погрузила его в ближайшее кольцо монстра и отлетела, отброшенная ударом хвоста.


Оглушенная, она не видела как из медленно опадавших колец, появился тигран. Тварь судорожно дергаясь всем телом, заваливалась назад. Под тяжелой, костяной пластиной, вцепившись зубами в шею, висел тигран. Страшные клыки, почти перегрызли гада.


Тигран, резко тряхнул головой. Сломав шею, он еще минуту прижимал тварь к земле, пока не опала последняя судорога. Эйва, оставив безуспешные попытки выбраться из зеленой ловушки, куда её впечатал хвост змееящера, от облегчения расплакалась.


Тиграну пришлось основательно повозится, выцарапывая её из липких переплетений. Еще пол часа она пыталась избавить от мелких рогатых колючек свою самую мягкую часть тела.



Ранкар выдернул и нож и положил его перед Эйвой.



- Ты могла погибнуть.



Эйва улыбнулась дрожащими, непослушными губами.



- У тебя было больше шансов опередить меня…



Тигран долго всматривался в лицо девушки, словно пытался решить для себя проблему не поддающуюся объяснениям. Глубоко вздохнул и присел помогая Эйве взобраться на свою спину.



Только через час, Эйва тихонько поинтересовалась



- Эта тварь, что это было?



- Вамп! Так его назвали люди.



- Ты впервые столкнулся с ним?



-Нет. я уже был в его лапах. однажды, когда знакомился с этим миром.



*** *** ***



Ранкар, раззадоренный голодом мчался за оленем. Внезапно животное, каким-то немыслимым прыжком метнулось в бок, и повисло, удерживаемое кольцом гигантской лианы. Тигран резко встал услышав толи скрип, толи шипение, но было поздно.



Вторая петля рухнула сверху, стремительно спеленав тело. Бугристый отросток лианы, свисающий вдоль ствола дерева, внезапно ожил, распахнув узкие щели глаз. Разинув пасть, тварь вонзила в его шею две иглы.


Но вамп не рассчитал. Яд на тиграна действовал гораздо медленнее, чем на оленя. Клыки зверя сомкнулись под челюстью приблизившего голову монстра.



Тварь судорожно дергалась пытаясь освободиться, но тигран чувствуя как цепенеет тело, усиливал зажим. Кольца пульсируя стали сжимать, пытаясь раздавить, но выпущенные когти тиграна впиваясь причиняли боль и тварь яростно шипела.



Свившись в единый ком звери рухнули на землю, продолжая судорожно биться, но тигран чувствовал как немея, отказывают лапы.



- Я бы там и погиб, правда думаю мне удалось бы прихватить вампа с собой. Даже смерть не заставит тиграна разжать зубы стиснутые на шее врага! А затем, уже проваливаясь в темноту, я услышал рычащий голос и почувствовал, что в драку вступило еще одно существо.



Тигран замедлил бег обходя очередное болото затопившее низину.



-Я пришел в себя ночью, у огня. Напротив сидело странное существо и вначале я принял его за человека. Но, только до тех пор пока оно не протянуло мне кусок мяса.


У него не было рук как у тебя, или лап как у меня. В реке живет маленькое существо, оно пятится задом и выползает на мелководье почувствовав трупный запах. Так вот у сидящего напротив меня существа, были такие же конечности только гораздо больше!



-Клешни…



-Да клешни! Как у краба… так он потом и сказал.



-А имя… он сказал тебе…



-Почему ты дала моему сыну такое странное имя?



-Ты знаешь?



-Слышал твой разговор с Заргом, этой ночью. Это имя…



-Джарг…



-Имя того существа, что спасло мне жизнь.



- Ранкар… ты видел его.



-Я говорил с ним всю ночь. Он сидел со мной пока не прекратилось действие яда и я смог встать на лапы.



Джарг шел с озера, когда натолкнулся на меня. Говорил, что услышал как я звал на помощь, но я не помню, почти задохнулся в объятиях твари. Он едва успел.


Помню, я спросил его почему, он помог мне, ведь я зверь! А он ответил…



-Такой же зверь, как я человек!



-Я дошел с ним до черты города. Я видел его еще один раз, давно, на рассвете. Я охотился с Виртой, а он спешил за подарком, для дочери…



Тигран резко встал, услышав горькие всхлипывания за своей спиной.



- Эйва?



Всхлипывания усилились, девушка соскользнула со спины зверя, уткнувшись ему в шею.



- Он не вернулся домой Ранкар. Он не вернулся и я не знаю почему! Я искала долго, везде!


Уже год я не могу найти его следов! Ни единого следа, Ранкар! Ни единой зацепки…но и смерти я не чувствую!


Я знаю, я бы ощутила! Он мой отец, Ранкар!



Тигран неподвижно замер, чувствуя чужую боль.



- Я помогу искать его. Я обещаю Эйва! Тиграны хорошо берут след!



Эйва лежа на спине зверя продолжала тихонько всхлипывать. Тигран молчал давая ей время успокоится. Его тревожила слабость девушки.


До сих пор она держалась, но горе подрывает любые силы. Последний отрезок пути зверь осторожно крался по кромке леса, уточняя план действий. Эйва выплакавшись чувствовала себя немного лучше.


Они подобрались совсем близко, к жилью людей.



*** *** ***



Селение располагалось на берегу живописного озера напоминающего неправильную восьмерку. С трёх сторон озеро окружали скалы и подступал лес. Широкая скалистая коса вдавалась в озеро разделяя его на две неравных части. На её конце, почти соединяясь с противоположным краем стояло два огромных утеса, сквозь которые воды озера проложили себе путь.


Селение находилось в более мелкой части, в полу мили от водопада спадающего вниз плавным каскадом. На скалистом берегу, отдельным островком, росло около трех десятков громадных деревьев. Именно они служили домами для поселенцев.


Гигантские стволы оплетали легкие лестницы соединяя могучую группу в жилой ансамбль. Тросы окольцовывая каждое дерево разбегались в разные стороны соединяя и укрепляя стволы. Жилые помещения плавно вписывались в структуру деревьев, опираясь на толстые, перекрученные ветви. Расположенные в паре десятков метров над землей, они были надежно защищены от любых, внезапных вторжений.


Гладкие стволы без единого сучка, оплетали сигнальные ловушки, способные обжечь или оглушить незваного гостя. От двуногих собратьев по разуму защищало более сильное оружие. Селение располагало большой баржей стоящей на якоре и целой флотилией мелких лодок. Этот флот, позволял рыбачить и вести торговлю с городом.


Баржа легко преодолевала пороги между озерами, в сезон дождей, когда уровень воды поднимался на несколько метров и не спадал несколько недель. Из второго озера, баржа попадала в устье реки, пересекавшей город насквозь! В стене периметра находилось два огромных шлюза.


Баржа входила в один из доков и её после тщательного досмотра пропускали в город.



Воды водопада расходились широкими, плавными кругами. Течение озера ощущалось лишь у скал близнецов. Закрытая и спокойная чаша озера была около трех миль в диаметре.


Зато вторая более глубокая и открытая растянулась на несколько десятков километров. Вода охватывала скалистые островки. Заросшие кустарниками и деревьями, они напоминали доисторических животных, выставивших из воды щетинистые хребты.



Люди привыкли к своим лестницам и переходам. Они в шутку, а кое- кто и всерьёз, называли себя не озерными, а древесными жителями. Многие, выбивали на шляпах и воротниках лист реликта, давшего им приют на своих ветвях. Детвора весь день носилась по берегу озера, под присмотром взрослых. В случае опасности упругие канаты легко вздергивали малышей вверх и опускали в ловчие сети.


Магнитное устройство пояса само цепляло спасательную нить получив хлопок детской ладошки. Со временем все меньше и меньше обитателей лесной чащи выходило посмотреть, на новых соседей. Прошло уже двадцать лет, с тех пор как люди вышли на этот берег в поисках укрытия и спасения. Согнанные со своих мест жестокими набегами банд налетавших из города, они нашли здесь свой новый дом.


Разбитую баржу полную легких металлических конструкций и разнообразной аппаратуры, нашли прямо под деревьями. Это и определило в большей мере место выбора жилья. Было непонятно как огромная баржа оказалась в этом месте, явившись для несчастных скитальцев, божьим даром. Из найденных конструкций, построили первые дома. Громадные ветви деревьев подсказали решение, став надежным укрытием от лесных обитателей и непогоды.


Несколько лет люди ремонтировали и латали баржу, отдавая все силы на её восстановление. Сейчас, селение было не узнать. Вливаясь в жизнь леса, люди учились ладить с его обитателями.



Лес накладывал на них свой отпечаток, незримо влияя на молодое поколение. Все чаще молодые матери ловили себя на том, что дети окликают их, находясь вне дома! Они отвечали на зов, резвясь у водопада!



Берег у поселения был удобным для лодок, но не годился для детей. Молодежь предпочитала плескаться у водопада. Здесь, пляж был создан самой природой.


Удобный и безопасный, он был отгорожен от леса крутой стеной скалистых утесов. Беря начало у самого селения, отвесная, высокая стена, ограждала берег озера. Оставляя у подножья, кромку чистого пространства, не более пяти метров в ширину она упиралась в водопад.


Пляж, с мелким, зернистым песком и чистым неглубоким дном тянулся метров на триста вдоль берега. У самого водопада, скрытая водой, поднималась со дна огромная плита с гладкой, отшлифованной поверхностью. Погруженная в воду на пол метра плита загораживала малышей от более глубокой части озера и давала возможность поплавать более взрослым подросткам, нередко подбиравшимся вплотную к водопаду.



Взрослые, постепенно привыкая к одностороннему общению на расстоянии, были не в состоянии понять причину этого явления. Но помня уроки города, приняли закон!



-Никто и ничто из того, что создала природа, не может быть отвергнуто, если оно не несёт угрозы жизни людей!



Мы не имеем права судить наш мир! Мы и так принесли в него слишком много зла! Мы должны сохранить ту крупицу добра, что еще позволяет нам называть себя людьми!



Люди улыбались принимая закон! Улыбались, еще не в силах услышать, как аплодирует шумя листвой, окружавшая их природа!



*** *** ***



Вода все прибывала. На высоком крутом берегу озера стоял человек и внимательно следил за его уровнем. Ливень лил как из ведра вторые сутки подряд. Подарив людям несколько часов светлого времени, дождь припустил с новой силой. Тайк и несколько мужчин были вынуждены выйти наружу.


Необходимо было перетащить лодки повыше на берег. Резкий порыв ветра грубо ударил в грудь. Покачнувшись, Тайк ухватился за тонкий трос, натянутый над причалом.


Он не мог понять, что заставило его вновь подойти к самой кромке воды.



Что-то темное мелькавшее в бурных волнах метрах в двадцати от берега, привлекло внимание. Издав громкий, протяжный свист, Тайк замахал рукой. От деревьев отделились несколько человек и быстро направились к нему.



- Тайк, что…



- Там в воде, левее…



- Похоже… на киль лодки!



- Лайен, сможешь попасть в него?



Один из мужчин вскинул арбалет. Несколько секунд оценивал волнение волн и силу ветра. Мелькнув серебристой нитью, стрела с силой воткнулась точно в цель.



- Тяните! Медленнее! Подтягивайте…



Тонкая нить дрожала от напряжения, но стрела сидела глубоко и крепко. Вскоре перевернутый остов лодки закачался у берега. Один из мужчин не раздумывая, прыгнул вниз, погрузившись в воду по грудь.



-Поворачивай! Осторожно…



- Матерь божья…



Лодка повернулась вокруг своей оси и люди, замерли. В проломленный борт намертво вцепились, чьи то руки. Тело утопленника все еще оставалось под водой.


На поверхности были видны только руки и коротко остриженный затылок.



-Нил, попробуй оцепить его! Осторожнее!



Волна плеснув накрыла мужчину с головой.



-Вода прибывает…



Мужчина, отфыркиваясь пробовал разжать судорожно скрюченные пальцы. После безуспешных попыток он покачал головой.



- Не могу! Он словно сросся с ней! Бросай веревку!



Быстро набросив несколько петель на корму, лодку осторожно потащили на берег.



- Какого лешего…



- Святые… угодники…



Тело утопленника продолжавшего цепляться за борт лодки медленно выползло на берег. Оно было срезано наискосок. Ноги, выше колена, были отсечены чем-то очень острым. Линия среза была необычайно ровной и гладкой. Что-то отхватило половину человека одним стремительным ударом.


Повернутое к людям лицо искажала гримаса ужаса.



- Это же… Брег…



В борту лодки зияла огромная пробоина, ровно обрезанная по краям.



-Невозможно… это невозможно! Его откусили, словно кусок пирога! Что могло сделать такую дыру?



- Ты уже ответил на свой вопрос Нил…



Бородатый мужчина, с которого все еще текла вода, с трудом перевел взгляд и судорожно сглотнул.



- Что ты хочешь сказать?



- Зубы… только я даже представить себе не могу, что за тварь вооружена подобным арсеналом! Она должна быть не просто большой… огромной!



- Ей негде спрятаться в нашем озере! Оно слишком мелкое для подобного монстра!



- Мелкое? Да, с этого краю, а у горловины, у скал-близнецов?



- Ты хочешь сказать, эта тварь, гость с двойного озера?



- Наши озера разделяет только узкая горловина. Посмотри! Вода за эти дни поднялась почти на пять метров! Этого вполне достаточно, что бы пройти пороги…



- Мы живем здесь двадцать лет и ни разу, ни что не грозило со стороны озер.



- Все случается, когда ни будь…



Тайк ссутулил плечи и тяжело вздохнул.



- Заверните тело, мы похороним его на закате. Не знаю… как… как сообщить Лайри?



- А Малк, где он?



- Разве озеро уже не дало ответ.



Лодку подняли и тело, завернув в парусину, унесли. Тайк остался на берегу. Свинцовые волны тяжело раскачивали озеро.


И так же тяжело было на душе. Больше суток всех мучил вопрос. Что случилось с рыбаками? И вот, озеро ответило и еще сильнее запутало ответ…



Улов был великолепен! Сеть шла тяжело и упруго. Лодки, осторожно тянули невод, медленно заводя его края.


Вода вспенивалась и бурлила. На поверхность то и дело выпрыгивали огромные рыбины. Рыбаки весело свистели, отпугивая криками кружащих птиц, привлеченных богатой добычей.



Лодка Малка и Брега шла последней. Они немного отстали от основной группы. Малка привлекло странное явление.


Вода у борта пенилась, заворачиваясь в крутую воронку.



- Гляди Брег! Словно кто-то всасывает её!



- Скорее выплевывает! Смотри, как поднялась вода всего за сутки! Бери весла, надо догнать остальных.



- Нет, ты только глянь вокруг! Небеса здорово порезвились! Давно не было такого ливня!



- Думаю это еще не конец. Небо опять набухает. Готов поспорить на весь улов, через пару часов, небеса разродятся очередным ливнем!



- Через пару часов мы будем кушать, свежую рыбку! Вот это улов! Нет, ты объясни, почему рыба так хорошо ловится после дождя или бури?



- Точно не знаю, но где-то слышал, что буря мутит дно и рыба поднимается на поверхность подышать, в более чистые воды!



- Ну, я бы не назвал её чистой. Смотри, теперь она кружит в другую сторону.



- Надо же, словно кто-то помешивает поварешкой у самого дна!



Брег наклонился над бортом и зачерпнул воду ладонями. Сделал глоток и не раскрывая ладони вылил её обратно. Хотел что-то добавить, но внезапно замер, всматриваясь в глубь. Дальнейшее произошло в считанные секунды. Что-то темное и длинное стремительно рванулась с глубины.


Громкий шлепок, словно кто-то уронил в воду огромное бревно. На том месте, где только, что была лодка, образовалась воронка, медленно окрасившаяся в грязно багровый цвет. В её глубине что-то бурлило и ворочалось.


Вскоре волнение исчезло, так же как и багровый след на воде.



Пропажу двух рыбаков, заметили, когда невод был вытащен на берег. Люди недоуменно переглядывались и пожимали плечами. Никто ничего не видел и не слышал. Серо стальная гладь озера была девственно чистой. Ни людей, ни лодки, ни малейшего следа.


Небо стремительно затягивало тучами. Ливень, рванувшись с небес, завесил все вокруг плотной водяной шторой.



- Тааййк…



Мужчина тяжело провел рукой по лицу, словно сметая паутину. Бросил угрюмый взгляд на озеро и перебирая руками по тросу, направился к деревьям. Вода за его спиной стремительно прибывала. Ветер гнал по озеру огромные волны, яростными ударами разбивая их о берег. Тайк был уверен, вскоре вода затопит подножье деревьев.


За двадцать лет это случалось всего дважды.



Тайк запрыгнул на подъемник. Человек, ожидавший его, дернул рычаг. Площадка, слегка подрагивая от порывов ветра, плавно пошла вверх. Спустя минуту, они вошли в дом.


Древний гигант с пышной, густой кроной, тихо поскрипывая ветвями, стоял непоколебимо под ударами стихии. Дом удивительно гармонично вписывался в рисунок ствола, оплетая его спиралью.



- Раала ты не должна так рисковать! Я строго настрого запретил выходить наружу! Это опасно!



Женщина, сбросившая плащ, казалась совсем маленькой, не смотря на свои пышные формы. Мужчины мрачно навис над ней, но, не впечатлил! Задорно тряхнув головой, Раала подняла вверх лицо.


Смешливо глядя в нахмуренные глаза, она воинственно заявила.



- Ты сам, нарушаешь свои собственные приказы Тайк!



- У меня были причины…



- Представь себе! У меня тоже!



- Раала твой язык, тебя погубит! Ну что такого невероятного могло случится?



Глаза женщины были полны невысказанного вопроса. Тайк вздохнул и покачал головой.



- Нет, Раала! Я до сих пор не знаю, что это могло быть! Именно поэтому, я прошу людей, не ходить к озеру! Думаю, тварь еще здесь! Нам остаётся надеяться, что она уберется обратно!


Туда откуда появилась, как только спадет вода!



Тайк обреченно махнул рукой.



- Ооо нееет…



Раала ловко поймала сбитую с полки вазу и вручила её затаившему дыхание мужчине.



- Держи! Увалень лесной! Кажется, я спасла тебя от взбучки!


Уже одно это компенсирует мой приход!



- Ты спасла мне жизнь! Майра пригрозила, что убьет меня, если я разобью еще хоть стакан! Раала… но ведь, не для того, что бы спасти этот кусок стекла, ты появилась здесь?



- Надо же, сам догадался!



- Женщина! В гневе я страшен!



Раала чуть улыбнулась уголками губ, задумчиво рассматривая лужу у ног.



- Раааала…



- Лайри, Тайк!



Бровь мужчины медленно поползла вверх. В глазах все еще светилось недоумение, когда голос вошедшей в комнату еще одной женщины вырвал его из столбняка.



- Раала! Пожалуй, тебе стоит влезть на стул или на, что ни будь повыше, что бы мой муж, мог тебя услышать! Беда с этими рослыми мужчинами!


До них доходит, как до жирафов!



Тайк с шумом выдохнул воздух.



- Не может быть? Когда? Кто?



Рука Тайка зашарила по стене, отыскивая плащ.



- Я должен её увидеть! Сейчас же! Ей нужна поддержка!



Раала ловко передвинула плащ в сторону.



- Не спеши! Лайри чувствует себя хорошо и сейчас спит. Она очень устала. Думаешь так легко произвести на свет, двух горлопанов.


По три килограмма каждый! Я помню, даже ты… вспотел, когда родилась твоя дочь!



- Раала!



- На твой вежливый вопрос, отвечаю! Дети тоже спят! За ними присматривают Грон и Яанга!


Если понадобится помощь, они свяжутся с нами.



Тайк вздохнул недоуменно крутя в руках вазу и наконец, протянув её жене, произнес.



- Прекрасно! Замечательно! Дети, именно то, что Лайри сейчас необходимо!


Они помогут ей, справиться. ты уверена, все без осложнений?



Раала улыбнулась, кивая головой.



-С каких пор ты стал сомневаться во мне, Тайк?



- Никогда, женщина! Ты врач от бога, Раала! Но они родились немного раньше срока… я прав?



-Все в порядке и… она назвала имена…



На миг в комнате повисла тишина.



- Брег и Малк!



- Я не думаю что это хорошая идея…



-Нет! Все правильно! Жизнь, так тесно переплетена со смертью.


Лайри сильная, умная женщина. Она сумела понять.



Жизнь побеждает - смерть! Двое ушли… и двое, вернулись домой!



*** *** ***



Тигран замер на узкой, едва заметной тропе ведущей к селению.



- Мы пришли, все зависит от тебя Эйва. Я буду ждать здесь сколько понадобится. Возвращайся скорее.



- Ранкар, я не знаю этих людей. они могут оказаться опаснее диких зверей!



- Я буду с тобой! Не разрывай нить зонда. Помни если будет грозить опасность, я приду!


Никто не посмеет обидеть единственного друга тигранов! К тому же я должен Джаргу. Думаю он не будет возражать, если я отдам долг его дочери.



- Ранкар! Я.



Эйва шагнула к тиграну и поскользнулась на гнилом грибе. Взмахнув руками она рухнула навзничь. Измученное тело подводило все чаще, предавая в самый неподходящий момент.



Сквозь гул в голове, слышно было рычание тиграна и голос.



- Ран.



- Лежи тихо, он еще не ушел! Потерпи.



Эйва непроизвольно подняла руку, ощупывая гудящую голову. Пальцы наткнулись на большую шишку. Вторая рука, наткнулась на сухой узловатый корень, очевидный виновник её сотрясения. С легким стоном она сжала руку собираясь отбросить корень подальше от себя, но внезапно сообразила, с ней говорит… человек!


Тяжело опираясь на сук, она встала пытаясь рассмотреть собеседника. В то же мгновение, у неё с силой вырвали опору.



- Я же сказал, потерпи! Ааах дьявол, он возвращается!



Эйву рывком, словно куль с песком, быстро переставили с места на место. Прислонив для надёжности к дереву, придавили чем-то тяжелым и очень большим! Едва переводя дыхание, она уперлась носом в голую спину. Эйва медленно закрыла глаза и попробовала сосчитать до десяти, затем так же медленно их открыла.


Голая спина, вся бугрящаяся мышцами, по-прежнему торчала перед носом закрывая обзор. Мало того, спина еще чуть усилила нажим глухо припечатав её к широкому, шершавому стволу.



- Эээ. ты кто? Ты не мог бы, отпустить меня?



- Не сейчас! Стой смирно! Зверь сильно возбужден!


Скажи спасибо, что он не успел слопать тебя! Ему оставалось, всего то сделать пару шагов! Чем интересно, ты его допекла?



- Кого? Я. ох!?



- Да стой же, тихо! Ты нервируешь тиграна! Откуда ты свалилась на мою голову? Почему тигран напал на тебя? Он никогда не нападает первым!


Может, он принял твою палку за оружие? Странно…



Эйва раскрыла рот и тут же захлопнула его, хрипло выдохнув воздух, от очередного толчка. Уловив легкое фырканье тиграна, она беззвучно простонала.



- Ранкар. ты здесь? Может, объяснишь, что происходит? А еще лучше, может, поможешь мне.


На твоих глазах из меня делают блин! Раскатывают голой спиной по чертовому стволу, а ты. ты обещал защищать меня. если ещё помнишь!



- Тебе не нужна защита!



- Если бы ты, стоял на моём месте, то не был бы так в этом уверен! Я готова поменяться с тобой местами. прямо сейчас!



- Он тебя защищает.



- Кто. Ранкар! Ты что, смотришь не в ту сторону.



- Я смотрю прямо на тебя!



- Дааа… и что, меня хорошо видно?



- Нет! Я вижу человека! А тебя я слышу!



Тигран немного помолчал и успокаивающе добавил.



- Хорошо слышу!



- Ранкар, боюсь, что последнее, что ты вскоре услышишь, будет мой предсмертный хрип! Кто, или, что это.



- Это человек.



- Человек. и это все, что ты можешь сказать мне перед смертью?!



-Это, большой человек… и не большой! И ты, не умираешь, я бы чувствовал!



- Ранкар. Я в последнее время не доверяю чувствам! Поверь мне, они лгут!



- Все хорошо Эйва! Этот человек, он как ты…



- Как, я. Да из него можно вырезать десяток, таких как я!



Ранкар! Еще минута и даже ты со своими острыми когтями будешь бессилен выскрести меня от сюда!



- Он тебя защищает! От меня! Ты в безопасности, я уверен и я ухожу!



Эйва обречено застонала и спина чуть дернулась дав ей наконец возможность глубоко вздохнуть. Чужая рука слепо зашарила за спиной и нащупав её расплющенное тело ободряюще погладила по впалому животу, вроде бы успокаивая.



- Потерпи! Зверь возбужден, но тигран никогда не нападет на безоружных людей! Они очень умные звери. Мне иногда кажется, такие же умные как люди!


А может даже и. умнее!



Эйва криво усмехнулась. Она могла бы много рассказать этому голому столбу, о тигранах! Если б он только дал… дал ей возможность дышать! По телу медленно поднимался жар и разливалась слабость.


Эйва не падала только потому, что к дереву её крепко прижимала надежная, голая спина!



*** *** ***



Зверь, коротко рыкнул и вдруг метнулся стремительным прыжком сквозь заросли. Миг и он исчез! Ни шороха, ни звука. Тигран пропал, растворился в лесной чаще.


Райан почти минуту вслушивался в шорохи леса, но тиграна не обнаружил. Если б он потратил еще немного времени, то возможно нашел бы его, спокойно лежащего за его спиной. Удобно устроив на лапах морду, зверь с интересом наблюдал за парнем, страхуя Эйву от неожиданностей.



- Он ушел…



Спина развернулась, но Эйва вновь уперлась носом во что-то широкое и голое… кажется живот! Дыхание человека щекотно шевелило её волосы на макушке. Задрав голову Эйва успела рассмотреть ямочку на подбородке и резко очерченный рисунок губ, хотела вздохнуть и… обмякла.



Крепкие руки подхватили скользнувшее вниз тело. Разодранный рукав разошелся и Райан увидел страшный, воспаленный шрам, едва схваченный тонкой кожицей. Только сейчас, он смог как следует рассмотреть странную незнакомку, чей крик привел его на тропу.


Вся одежда была в засохших пятнах крови. Он перевел взгляд на бледное лицо, с неестественным голубоватым цветом кожи, плотно обтянувшей скулы и подбородок. Девушка чуть дышала.


Перехватив поудобнее тело, Райан бросился в селение. На тропе угощением для тиграна, осталась лежать туша молодой лани. Зверь с всё возрастающим интересом косил в её сторону голодным взглядом.



Райан, мгновенно привлек внимание мужчин выгружавших свежий улов. Схватив оружие они бросились ему на встречу. За их спинами словно маленькие стрелы взмывали вверх малыши и подростки.


Не прошло и минуты как берег озера и подножье деревьев опустело. Райана быстро окружили и держа под прицелом чащу леса довели до площадки плавно скользнувшей вверх едва он на неё ступил.



Майра слабо охнула и метнулась впереди сына, распахивая дверь в гостевую комнату. Уложив не приходящую в сознание незнакомку на кушетку, Райан взглянул на мать. Она быстро вышла и вернулась, неся в руках небольшой чемоданчик.


Вдвоём они осторожно осмотрели плечо Эйвы.



- Нет, это не тигран. Возможно его и привлёк запах крови, но он её не трогал!



- Скорее когти крыс. Очень характерный загиб царапин.



Ты уверен, в лесу больше никого не было?



- Я видел только тиграна! Он вел себя как-то странно, нервничал, словно смотрел, что я буду делать!



Отвечая на расспросы, Райан избавил лежащую без сознания девушку от её кровавых лохмотьев. Быстро сделал два укола и дождавшись когда мать закончит обтирать тело, покрытое желто-синюшными разводами, осторожно ввел иглу в вену.



- В её состоянии антик может только навредить. У нее полное истощение всего организма.



- В этом ты прав крестничек.



- Раала! Хорошо, что ты здесь, крёстная! Она истощена до смерти! Я ввел укрепляющий состав… надо привести её в чувство.


Я не успел узнать, возможно, кому ни будь еще нужна помощь.



- Твой отец и мужчины уже ушли в лес. Они пройдут по следу и возможно выяснят, кто так здорово драл когти о её шкуру. Бедная девочка, ни одного живого места.


Как она вообще дошла до нас!



- На шее, след антика. Возможно, это помогло ей выжить.



- Таак… переломы, совсем свежие. Да, она получила бешенную дозу, антик едва не сжег её! Я врач, Майра! Но меня бросает в дрожь вид этого, разукрашенного тела.


Девочке досталось столько, что не каждый мужик выдержит!



Раала осторожно водила над Эйвой светящейся, дугообразной планкой, от которой шло два тонких провода, подключенных к небольшому экрану. На нем ярко высвечивались переломы, ушибы и синяки.



Закончив осмотр, женщина бережно прикрыла обнаженное тело мягким пледом, плотно подоткнув его со всех сторон.



- Раала, не погружай её в сон надолго!



На порогу возник крупный мужчина с сурово сдвинутыми бровями.



-Необходимо задать ей несколько вопросов, это важно! На тропе нет, ни единого следа! Только следы тиграна!


Девчонка словно свалилась с неба, перед его мордой! Следы Райана и совсем немного, незнакомки, рядом с ним. Кстати сынок, тигран благодарен тебе за обед.


Он выложил у твоей куртки голову и копыта оленя, аккуратно так уложил.



- Ну и на здоровье! Меня не интересует сейчас мясо оленя, а зверю оно на пользу. Будем считать, я возместил тиграну, потерю добычи.



Райан мотнул головой, следя за руками Раалы гладящими лоб и виски девушки.



- Все, достаточно.



Щеки спящей девушки порозовели.



- …но, спать она будет, не менее трёх часов! Извини Тайк, разбудить её раньше, значит просто убить.



- Я не спорю Раала, тебе виднее. Только прошу тебя, сообщи сразу, как она очнется!



- Ты останешься пообедать с нами, крестная?



-Пообедать и чуть-чуть выпить! Совсем капельку, чисто в медицинских целях! У меня, совершенно случайно, отыскался медовик. Цвет, не передать! Золото, под лучами солнца!


Такой густой, нежный! А, как пааахнет.



Густой бас приглушено рокотал обволакивая и соблазняя смеющуюся женщину. Огромные руки ласково легли на плечи Раалы, увлекая её к столу.



- Майра! Он не выносим, как тебе удаётся противостоять этому соблазнителю?



- Ах, Раала я давно уже не сопротивляюсь. Ну разве, что в редком случае.



- Угу! Самый редкий и кстати, единственный, длится вот уже двадцать лет! Говорю тебе это по секрету, Раала!


Ой!



Тайк быстро увернулся от жены замахнувшейся на него полотенцем. Подмигнув Раале, мужчина продолжил.



- Да, что там лет! У нас, что ни минута, то редкий случай! Со дня нашего знакомства. сплошной редчайший поток взаимного согласия! Ай! Раала, ты свидетель!


Это как раз, тот случай когда она. ой, не сопротивляется!



Тайк ловко увернулся от полотенца, но упустил прозрачный кувшин с золотистой жидкостью который жена переставила на дальний край стола.



- Маайраа, лучик сердца моего! Ты ведь не допустишь, что бы от жажды страдала лучшая половинка твоей души?



Громадная фигура изобразив, что-то вроде танцевального па, вдруг оказалась за спиной Майры. Подхватив жену на руки, Тайк плавно крутанулся на месте. Слегка подбросив её вверх, он звучно чмокнул охнувшую женщину в подбородок.


Затем скользнул на свое место и подмигнув Раале, с видом фокусника водрузил на стол стянутый кувшин.



- Ловкость рук и чарующий танец должны быть вознаграждены!



- Ты неповторим Тайк! Нет, ты не подражаем!



Раала засмеялась принимая из рук мужчины бокал с золотистым, остро пахнущим напитком. Слегка пригубив, она сладко причмокнула губами. Майра получив из рук мужа второй бокал и воздушный поцелуй в придачу, улыбнулась.



- Ты права Раала, он неповторим! Я совершено беззащитна против чар его танца! Заметь, он впервые не задел ни одной вещи!


Этот медведь, творит, что хочет, а я все терплю и прощаю!



- Не слушай её Раала! Ты женщина умная, чуткая, пышная. эээ. Я хотел сказать… С тонкой душой, не зависимо от структуры тела. хмм… Что это, я хотел… Ах, да!


Вот! Это так прекрасно когда в одном теле заключены две противоположности, тонкая душа и…



Тайк, поперхнулся и на миг замолчал, оглушенный хохотом женщин. Решив исправится, он плавно сделал в воздухе несколько недвусмысленных пасов вырисовывающих женскую фигуру. С каждым пассом объём воображаемой фигуры значительно увеличивался. Наконец широко разведя руками, Тайк громко хлопнул в ладоши. Места для воображения хватало, но вот для рисования.


Тайк быстро сделал большой глоток и скороговоркой договорил, внезапно вспомнив начальную тему разговора.



- В общем, если, кто здесь и беззащитен, то это я!



Слегка забывшись великан выпятил грудь и распрямил плечи ударяя себя в грудь. Пространство за столом, мгновенно сузилось втрое, когда добродушная громада выпрямилась во весь рост и развела руки в сторону, демонстрируя свою беззащитность.



Ладонь размером с небольшую садовую лопату оказалась прямо перед носом хохочущей Раалы. Подрагивая мелкой дрожью от смеха, пышное тело женщины слегка колыхалось. Казалось у неё смеётся не только лицо, смеялась она вся от пальцев ног, до пушистой гривы, коротко обрезанных волос.


Её смех был удивительно заразителен. Спустя мгновение, за столом смеялись все присутствующие!



- Нет, ты не смейся. Ты взгляни в эти колдовские глаза! Вот! И я, как взглянул двадцать лет назад, так и утонул в их глубине. Да я еще барахтаюсь, но только потому что, она пожалев привязала меня к двум поплавкам.


Это они держат меня на плаву. Один из них, перед тобой! Ты даже стала для него крестной матерью!



Тайк поднял бокал приветствуя вошедшего в комнату сына и добавил.



- Если слух меня не обманывает, то второй поплавок несётся сейчас по лестнице! Ну, что я говорил!?



В комнату распахнув дверь ворвался маленький ураган. Черноволосая, взъерошенная девчушка с радостным воплем повисла на шее отца! Тайк чмокнув дочь в макушку развел руками.



- Вот, барахтаюсь, словно соринка в глазу.



Раала была не в силах произнести ни слова от разбиравшего её смеха. Она отчаянно махала рукой, призывая на помощь подругу. Майра накрывала на стол.


Умудряясь ничего не разлить, она ловко проскальзывала мимо супруга, возившегося с повисшей на его шее дочерью. Не скрывая любви в горящих глазах, тихо произнесла.



- Вот, вот Раала полюбуйся на эту соринку! На это брёвнышко, застлавшее мне глаза! Двадцать лет никого не вижу!


Только её любимую. сориночку мою необъятную!



Райан прислонившись к стене с улыбкой слушал шутливую перепалку родителей сумевших и спустя двадцать лет сохранить, то светлое и чистое чувство, что люди издревна зовут Любовью!



*** *** ***



Спрыгнув с рук отца, Тея звонко чмокнула его щеку и ловко скользнула в комнатку, где лежала девушка. Спустя мгновение девчушка вновь оказалась в комнате, мимоходом стащив с подноса плюшку. Набив рот, она умудрилась за рекордно короткий срок сжевать булку и засыпать всех вопросами.



- Мы будем есть прямо сейчас? Мам, я такая голодная! Съем целого оленя.


Раала, а она живая? Пап, а когда.



Майра в притворном ужасе подняла глаза к потолку и простонала.



- Райаан. сынок ты меня любишь!?



Райан ловко ухватил за курточку пытавшуюся проскользнуть мимо него сестру. На вытянутых руках, он понёс в ванную комнату барахтающееся, говорливое чадо.



- Райан! Пусти меня! Ты. морок!


Вот подожди я вырасту. А тигран страшный? Как дам тебе. ты её нашел… а где.



Поток грозных угроз и вопросов стих. Их скрыла дверь, мягко захлопнувшись за спиной парня.



В свои неполные двадцать лет, Райан уже перегнал отца в росте.



- Господи, Майра, как тебе удалось сотворить такого парня?!



- С моей помощью Раала! Клянусь жизнью! Чисто с моей помощью!


Уж этого она не сможет отрицать!



Тайк гордо улыбаясь поднял бокал и лихо подмигнул заалевшей всем лицом жене.



Вернувшись за стол, чисто умытая, малышка с жадностью галчонка, мела все, что попадало на её тарелку. Нагулянный аппетит, дал обедающим людям, несколько спокойных минут. Райан насколько смог, удовлетворил её любопытство. Три часа пролетели незаметно.


Раала решила разбудить девушку.



Сон, капельница и руки Раалы сотворили чудо. Лицо незнакомки порозовело, дыхание выровнялось.



Домоком не умолкал и в конце концов Тайк включился в общую систему. Теперь каждый находясь у себя, мог слышать все, что происходило в доме Тайка.



Эйва очнулась. Зонд осторожно ощупал помещение.



- Тебе нечего боятся, ты у друзей.



Голос был женский, но взгляд, наткнулся на великана, встреченного ею в лесу. Глаза Эйвы сделались как два блюдца и она шумно задышала.



-Раала, что с ней…



-С тобой все в порядке… дорогая?



Эйва закрыла глаза и повернувшись в другую сторону вновь открыла их. К ней обращалась невысокая, полная женщина.



- Показалось я в лесу! Простите, все в порядке… где я?



- Ты у друзей. Мы живём у озера. Тебя нашел Райан, если ты помнишь.



- Его трудно забыть! Боюсь моя спина, будет очень настойчиво напоминать мне о нашей встрече в ближайшие дни, а может и недели. Он едва не раздавил меня.



- Я спас тебя от тиграна. Ты упала в обморок!



- А кто бы спас меня, от тебя? Ты с таким усердием расплющивал меня о ствол этого проклятого дерева! Мне даже, не стоило особо напрягаться, изображая блин!


В следующий раз я… я предпочту, что бы меня сожрал тигран!



Райан изумлено подняв брови, онемел, затем смущенно хмыкнул пожав плечами.



- Возможно я немного волновался, теперь вижу, зря!



- Теперь когда вы всё выяснили и ты всё вспомнила. как ты оказалась в лесу? Ты одна? Есть еще пострадавшие? Может им нужна помощь? В какой стороне и как далеко.


Мы отправим охотников, они умеют ходить по лесу, очень быстро!



- Нет. Я одна и мне надо идти! Мне нужен антик!


Вы продадите… у вас есть лекарства? Я заплачу… у меня есть…



Эйва рванулась с кровати и обнаружила, что она совершено раздета. Райан быстро отвернулся в сторону и только горящие уши говорили о его смущении.



- Твою одежду пришлось выбросить, она вся в крови.



- Это крысы. Одежда! Нет! Где мой пояс?


Пояс. Его не выбросили?



-Твои кристаллы в целости и сохранности. Ты можешь взять их в любую минуту и свой пояс тоже. Он пострадал не так сильно, как твоя одежда… и твоё тело!



-Со мной все в порядке! Правда… спасибо… пожалуйста! Мне надо идти!



- Вот, держи! Пояс и нож все в целости и сохранности! И это тоже твоё!


Кристаллы! Не поделишься информацией, где их можно достать? Таких, пока нет на рынке, но я знаю, что они собой представляют!


Если хочешь продать, я покупаю!



Тайк протянул на ладони два колючих разноцветных кристалла.



- Оставьте! Я продаю! За одежду и за лекарства! Все что вы можете дать. Антик!


Прошу вас. Я давно здесь!?



- Не очень. часа три, не более.



- Так долго… это очень долго! Мне надо идти! Мне не нужна помощь, только лекарства…



- Тайк!



Домоком, просто взорвался гулом голосов!



-Мы не можем отпустить её! Может она из лесного братства? Из той банды, что пыталась напасть на нас в прошлом месяце?



- Девчонку нельзя отпускать не допросив как следует.



- Я не верю ей.



- Тайк ты должен подумать о наших детях.



- Нет. Нет!



Сидя на постели, сжав руками покрывало, Эйва отчаянно перебегала взглядом по напряженным лицам, стоящих в комнате людей.



-Я не знаю никакой банды! Я не знаю никакого братства, клянусь вам! Мне нужно только лекарства и всё! Там в лесу умирает мой друг, его порвали крысы!


Они почти сняли кожу с его головы! У меня было немного антика и я смогла закрыть рану, но она воспалилась! Пожалуйста, мой друг может умереть! Поверьте мне, я просто хочу спасти мать одного малыша! Как она, спасла меня!


Клянусь жизнью. Я говорю правду! Вам ничего не грозит с моей стороны!


Ну, что я могу рассказать нового, кроме того, что бандиты уже видели. Я даже не знаю. как попала в эту комнату и вы можете завязать мне глаза выводя обратно. Пожалуйста, отпустите меня. От меня зависит чужая жизнь!


Мне нужны только лекарства! Я отдам кристаллы, всего за две ампулы антика! Вы знаете их цену!


Я отдала бы и больше, если бы имела!



Я, Уж! Вор, Если хотите! Кристаллы находятся на складе, на пятом уровне лабиринта! Я рискнула и едва не погибла! Теперь мне надо спасти другую жизнь!


Помогите мне!



- Уж. Такая малявка? Да, врет она! Не…



Домоком громко выдохнул чей-то хриплый бас, но Раала перебила возмущенный голос.



- Нет! Она говорит правду Лиес! Она, полностью открыта! Девушка говорит правду!


Её присутствие не грозит нам! Решайте! Я сказала, мое мнение!



-Раала, ты уверена?



- Если Раала считает…



-Пусть идет, бог с ней!



-Она отвергает нашу помощь! Значит справится сама…



-Мы никому не навязываем свое участие! Пусть идет…



- Прекрасно, они решили. Ты получишь лекарства девочка. По той цене, что мы заплатили за них в городе.


Возможно это немного дороже, но они все товары продают нам по завышенной таксе. Тайк, поможешь мне приготовить сверток?



Эйва повернувшись, благодарно сжала руку Раалы. Тайк медленно кивнул. Раала, что-то чувствовала… какой-то намек относительно лесной гостьи. Девушка что-то скрывала, ловко уклоняясь от зонда Раалы. И, что самое странное!


Раала ощущала слабое присутствие еще одного разума, словно контролирующего мозг девушки издалека. Зонд был слабым и плывучим не даваясь в руки. Чтобы не настораживать гостью, Раала убрала свой зонд. Возможно девушка, не знает о контроле?


Посоветовавшись с Тайком они решили. За гостьей пойдут два охотника связанных зондом Раалы. Они должны убедится в том, что девчонка безобидна.



Жизнь заставляла перестраховываться, но не озлобляться!



- Ты уверена, что справишься? Мы могли бы принести твоего друга сюда.



- Нет, он не доверяет людям! Мой друг мутант, люди причинили ему много боли! Я могу лечить и закрывать раны, как ты.


Силы почти вернулись и теперь я справлюсь!



- Хорошо, поешь и выпей вот это. Не бойся, всего лишь небольшой коктейль из трав, он даст тебе еще немного сил.



Поставив стакан и тарелку с едой, Раала вышла из комнаты. Через пол часа когда Эйва допив коктейль лежала прикрыв глаза, в комнату кто-то вошел. Она подождала минуту, не желая пользоваться зондом, но гость хранил молчание. Девушка открыла глаза. Напротив неё, удобно устроившись на стуле сидел Райан.


На её вопросительный взгляд, он внезапно замявшись, сообщил.



- Меня зовут ммм. Райан!



Эйве показалось, парень искренне обрадовался вспомнив своё имя. Он смущено улыбался и рассматривал её в упор. Эйва невольно натянула покрывало до самого подбородка не зная, что сказать своей странноватой сиделке.



- Ты из города? Из центра, или с окраин? Я мог бы отвезти тебя домой через пару дней на барже. Вода продержится еще несколько дней. И скорее всего опять будет ливень!


У нас… кончаются кристаллы, ты не могла бы подсказать, где их можно достать, не по такой грабительской цене. Нам нужен новый рынок. Ты могла бы нам помочь, если захочешь.



Эйва и сама не поняла, как разговорилась с парнем. Он был таким обаятельным, когда сидел и довольно остроумным, с лукавой хитринкой сверкавшей в серых глазах. Но, он совершено не разбирался в жизни города. Эйва поражено ахала, удивляясь, как он оставался жив, после своих наездов в город?


Присмотревшись повнимательнее к нависающей над ней фигуре, Она мысленно пожала плечами. Может, ему везло, а может… везло тем, у кого хватало ума, не задирать лесовика. Она дала Райану адрес и несколько советов, где и как можно приобрести кристаллы, имея в виду Мела и Барка!


Она была уверена, Барк выбрался из шахты!



Парня громко позвали. Оборвав фразу, он на миг замер словно прислушиваясь, затем кивнул и быстро вышел из комнаты. Проводив его взглядом, Эйва откинулась на подушку и прикрыла глаза.


Она попыталась отыскать тиграна и резко села, распахнув глаза.



Мозг тиграна скрученный слепой яростью бился в силках и он приближался. Связанного тиграна, окруженного толпой, волокли на берег озера! Эйва чувствовала бессильную ярость и ненависть зверя.



- Нет! Нет, Ранкар. я сейчас. сейчас!



Эйва заметалась по комнате и едва не сбила с ног вошедшую Майру принёсшую ей одежду.



- Что с тобой, девочка? Да на тебе лица нет!



- Тигран! Там внизу.



- Да охотникам необычайно повезло! Как ты узнала. Это самка, совсем молодая! Возможно её можно будет приручить!


Мы так давно хотели этого.



Но Эйва не слышала дальнейших слов. В голове билось только три слова, самка, совсем молодая. Голос Ранкара возник неожиданно громко и Эйва вздрогнула всем телом.



- Это Зера! Она совсем ребенок! Я должен ей помочь, я не дам им убить её Эйва!



- Ранкар! Я боялась, что это ты! Подожди, слышишь меня, подожди!



- Я не мог прибиться сквозь твой сон.



- Меня чем-то напоили! Я достала лекарства! Мы придумаем, как помочь Зере.


Жди меня Ранкар, слышишь?!



- Я жду на тропе. поспеши!



Эйва открыла глаза и радостно улыбнулась внимательно смотрящей на неё женщине. Только сейчас, Эйва сообразила, что голая, стоит посреди комнаты и счастливо улыбается.



- Мой друг, он жив…



- Ты отрешилась от всего мира. Это иногда происходит с моей дочерью. Немного странно, но мне казалось, я уже привыкла.


Ты тоже слышишь на расстоянии?



Эйва кивнула и протянула руку прикасаясь к женщине.



- Меня зовут Эйва, и это называется мыслеречь.



- Я знаю. Почти все дети говорят на ней. Ты хочешь посмотреть тиграна?



- Все дети… да, хочу, тиграна…



- Тигран удивительный зверь, его увидишь не каждый день, а ты встретишься с ним дважды!



Майра горестно вздохнула, глядя на тощее тело стоящей спиной девушки.



- Тайк сказал, ты можешь идти. Вот лекарства, Здесь хватит на десяток твоих друзей, но лучше бы им, это не понадобилось! Ты не передумала? Твоему другу ничего не грозит у нас.


Он, не виноват, в том, что родился мутантом.



Эйва покачала головой, быстро застегивая комбинезон.



- Видно, душа у него хорошая?



-Удивительная! Я правда, не могу! Он не доверяет людям!



- Наши люди гораздо терпимее!



Эйва вновь покачала головой. Внимательно оглядела встопорщенный, чуть великоватый комбинезон и улыбаясь, развела руки в стороны.



- Это комбинезон моего сына. Он так быстро рос, что вещи не успевали изнашиваться.



- Мне подходит! Спасибо!



Майра критически осмотрела Эйву со всех сторон и грустно улыбнулась, глядя как бултыхается на тонкой фигурке одежда.



-Береги себя…



-Не думаю, что кто ни будь особо расстроиться уйди я из этого мира.



-Иногда мы даже не подозреваем, насколько нужны своим друзьям… Идем, я провожу тебя вниз.



Крепко прижимая к груди пакет с лекарствами, Эйва спустя минуту, оказалась на площадке подъемника. Сверху, захватывая дух, открывался вид на озеро и окружавшие его скалы. По зеркальной глади шла лёгкая рябь, мерцая яркими солнечными бликами. Искрясь и меняя цвета озеро плавно несло свои воды. Пробив путь меж двух утесов, вода бурля каменистыми порогами, перетекала в его, более просторную чашу.


Во время сезонных дождей, уровень озера стремительно повышался. Пороги скрывались под толщей воды и баржа легко преодолевала их не смотря на бурное течение. После трагедии унесшей жизни двух рыбаков, люди с опаской поглядывали на озеро, но оно было тихим и безмятежным.


Если какая тварь и заплывала сюда, то скорее всего, уже вернулась, в глубоководную часть сестринского озера.



Над серо-зеленной водой вились переливаясь блеском, стрекозы. Бабочки распустив огромные радужные крылья время от времени, замирали на чьей ни будь потной, лысеющей площадке, украшая бородатого охотника, романтическим бантиком. Уловив приглушенное хихиканье, охотник резко хлопал себя по макушке, но промахнувшись в очередной раз, вызывал оглушительный хохот детворы.


Сконфуженно потирая покрасневшую лысину, он хмуря брови напускал на себя свирепый вид и детвора с визгом разлеталась по сторонам.



Эйву словно магнитом тянуло вперед. Толпа возбужденно гудела и волновалась. Связанный зверь лежал на краю обрывистого берега.


Не обращая внимания на удивленные и возмущенные возгласы, Эйва нахально протолкалась сквозь плотный строй и теперь сосредоточенно обшаривала взглядом берег, отыскивая лазейку для побега.



Зверь яростно бился в силках. Рёв глухо клокотал в стянутой петлёй пасти. В глазах тиграна плескались такая ненависть и злоба, что люди не выдерживая ёжились и отводили взгляд.


Шум все нарастал. Люди возбужденно спорили решая, что делать с пленённым зверем.



- Такая красота! Мы должны попробовать, приручить её!



Высокий, худощавый парень весь поддался вперед глядя на тиграна горящими от возбуждения глазами.



- Вот ты этим и займись…



- Но, сначала, познакомься с ней поближе!



- Да! Пожми ей лапу! Джекар!


Может она тебя в ответ лизнет?



- Или хотя бы… укусит?!



Молодежь веселилась во всю. Не скрывая своей радости от поимки такого редкого зверя. Парень, на которого посыпались шутливые предложения, досадливо махнул рукой.



- Какие все храбрые! Посмотрел бы я на вас, будь она свободна! Неужели вы не понимаете? Она гордая!


Мы оскорбляем её, пленом! Мы могли бы подружится, только надо найти подход!



Глядя на свирепую морду покрытую хлопьями кровавой пены, окружающие с сомнением качали головами, отчего-то не веря в такую возможность. Да, тигран, уступал тропу человеку столкнувшись с ним в лесу, это знали все. Вот только, почему он это делал?


Зверь ни разу не проявил своего дружелюбия. Равнодушие? Да! Пренебрежение?


Полное! Рык зверя скорее предупреждал, что бы человек, не переступал ту тонкую нить, что возникала между ними при случайных встречах. Глядя на черного гиганта пересекающего тропу, даже у самых храбрых охотников пропадали мысли выстрелить по зверю.


Самка попалась совершенно случайно. Её подвел азарт охоты и оползень на краю одной из старых, заброшенных ловушек. После прошедшего ливня, ловушка была полностью заполнена густой, вязкой жижей. По её поверхности был густо рассыпан мусор и опавшие листья надежно укрывая жидкое нутро.


Самке повезло, кол торчащий посреди ловушки, был подмыт и теперь упирался острием в один из склонов. Тигран стоял в яме, на двух лапах, утопая грудью в грязи. Скользя задними лапами по дну, не находя опоры зверь с трудом цеплялся выпущенными до предела когтями, за рыхлый склон стараясь не утонуть.


Охотникам оставалось лишь набросить на беспомощную самку ловчие петли.



- Её не возможно приручить! Зверюга наполнена ненавистью, по самые кончики ушей! Взаимопонимание? Чушь!


Бред наивных младенцев!



Тайк и Раала стояли над зверем. Глаза женщины были закрыты, лицо побелело. Наконец она открыла глаза и покачала головой.



- Она слишком взрослая. Её не приручить. Я ничего не могу прочесть в её сознании. Ничего, кроме ненависти к нам!


Её переполняет жажда убийства!



- Жаль. Она не оставили нам, ни единого шанса! Мне, очень жаль! Возможно повезет если поймаем более молодого зверя…



Тайк вскинул руку привлекая внимание и требуя тишины.



- Тиграна придется пристрелить.



- В городе, за живого зверя заплатят вдвое дороже! Мы могли бы хорошо заработать на этом!



- А где ты собираешься её держать? Ночью будет гроза. Нам понадобится как минимум ещё пара дней на сборы.



- А если на барже, под наркозом?



- Под наркозом? Двое суток? Это опасно, мы не знаем какая доза ей нужна и как тиграны общаются меж собой!


Что если она позовёт на помощь?



- Ну, да, выдумывай! Может она уже позвала?!



После этих слов многие матери стали оглядываться и подзывать поближе детей, косясь на площадки подъёмников.



- Почему, она не позвала, пока сидела в яме, умник?



- Возможно, просто… вы оказались ближе?



Джекар, произнесший эти слова и не подозревал как точно он попал в цель. Самку усыпили вытаскивая из ямы. Звери шли на её зов, когда он неожиданно прервался.



- Глядя на это тело я, что-то не уверена в прочности пут Тайк. Наркоз уже отходит. Баржа, тоже не выход, зверь разнесет её и спокойно уплывет. Мы не можем рисковать, надо принимать другое решение.


Смотри, силы возвращаются к ней с каждой минутой. Это становится опасным! Она устроит бойню, если ей удастся вырваться!


Я согласна, надо пристрелить зверя.



- Тайк! Жаль отдавать зверя на потеху этим городским уродам!



- Шкура тиграна тоже стоит дорого!



- А сколько будет стоить твоя, если нам не хватит денег на закупку кристаллов?



Тайк обвёл глазами собравшихся выслушивая их мнение. Многие отводили глаза, не желая убивать зверя. Особенно упорствовали охотники, захватившие зверя, предлагая продать его живьём.


Были и такие, кто предлагал отпустить самку. На них заворчали, зашикали отпуская насмешки и замечания. Некоторые, ядовито интересовались, будут ли они так же благородны, когда в сезон ливней останутся без тепла и света?


Голоса спорщиков то накаляясь, то затихая, постепенно склонялись к тому, что бы убить тиграна.



Эйва напряжено прислушивалась оглядываясь по сторонам. Рука нащупывала нож и она лихорадочно искала причину, способную хоть на миг отвлечь взгляды людей от лежащего зверя.



Она попробовала пробиться к сознанию самки, но не смогла и тогда, нащупав смутное решение окликнула Ранкара.



- Ты можешь говорить с ней?



- Зера знает, что я здесь…



- Прикажи ей, никого не трогать! Никого! Она должна просто уйти! Ранкар, здесь не должно быть крови!


Иначе, вместо неё, шкуру спустят с меня!



- Она не тронет, Эйва!



- Хорошо! Надо отвлечь людей! Ты сможешь?


Мне нужна, минута!



Громкий, свирепый рёв заставил увлекшихся людей в ужасе обернутся. Наблюдатели матерясь, схватились за оружие, впервые прохлопав опасность.



- Не стрелять.



Громогласный бас Тайка, спас положение. Тремя мощными прыжками, огромный зверь, возникнув словно из воздуха, стремительно преодолел сторожевую полосу. Угрожающе оскалив клыки казавшиеся невероятно большими и острыми в распахнутой пасти, тигран замер.


Мгновенно отрезав толпу людей, от спасительных деревьев он глухо рычал. Тигран стоял неподвижно, высоко вскинув голову. Только хвост яростно хлещущий по земле и жуткий, дрожащий оскал выдавали его напряжение.



Матери подхватив детей медленно пятились вдоль берега под защиту нависающих утесов. Руки мужчин загородивших их плечами, ощупывали оружие, а глаза лихорадочно шарили по кромке леса. Стремительная внезапность зверя, сразила даже самых опытных охотников! На оставшееся расстояние, тиграну понадобится не более секунды! Охотники выжидали, боясь спровоцировать взбешенного зверя.


Напряженная тишина была наполнена клокочущим рычанием тиграна и шорохом медленно отступающих ног.



Эйва метнулась к связанному зверю при первых раскатах грозного рыка. Самка замерла. Два взмаха ножом и тигрица вскочила на лапы. Еще один взмах и Эйва сдёрнула с морды окровавленную петлю едва не свалившись в воду, от рывка освобожденного зверя. Рёв свободной тигрицы ужасом стегнул по людям.


Толпа резко качнулась оборачиваясь. Кто-то из детей испуганно закричал, но мгновенно затих прижатый к платью матери. Яростный рык самки слился с властным рёвом тиграна. Уши тигрицы плотно прижались к голове.


Она раздраженно и непокорно огрызнулась, не желая подчиняться. Громадный зверь внезапно глухо, успокаивающе заворчал. В ответ самка оскалилась и припала на лапы, готовая прыгнуть и нанести удар!



Люди оказавшись меж двух огней, замерли. Только выработанная годами осторожность и дикое напряжение, удерживали пальцы, что готовы были нажать на курки.



- Нет, Зера! Нет. Не смей!


Уходи.



Нелепая, встопорщенная фигурка, в слишком большом для её роста комбинезоне внезапно выросла перед оскаленной пастью. Отрезая сбившихся в кучу людей от взбешенного зверя, Эйва размахивала перед его носом руками. Громко окликнув самку по имени, ей удалось отвлечь изумленного зверя, от не менее изумленных людей. Выбросив руку в сторону леса, Эйва указывала путь к спасению.


Надрываясь от крика, прыгала перед оскаленной мордой едва не дергая зверя за усы.



голова гребень натянутый обруч

- Зера. Ранкар ждёт тебя! Уходи!



В глазах самки медленно гасли кроваво золотые всполохи. Взгляд обретая осмысленность, переходил в лёгкую растерянность.



- Беги Зера! Беги!



Самка круто выпрямилась, не веря собственным ушам. Стоящий перед ней человек, освободил её от пут и за это, она не убила его. Просто отшвырнула в сторону. Но, человек окликал её по имени!


Отправлял к Ранкару! Человек знал и его имя тоже?!



На поляне стояла звенящая тишина. Толпа не шевелилась глядя на девушку, которая громко кричала на зверя. Девушка размахивала ножом прямо перед свирепо оскаленной мордой, закрывая собой людей! Но самым невероятным было то, что забывшись, она громко называла тигранов по именам…



- Зеррррааа.



Рёв Ранкара подстегнул и Эйва не отдавая себе отчёта, резко дернула самку за встопорщенную складку на морде, заставляя поторопиться. Тигрица рявкнула от неожиданности. Резко присела и прыгнула в сторону, припустив со всех лап, к лесу.


Одновременно с её прыжком, взревел Ранкар.



- Эйва, беги быстррро!



- Не стрелять.



Голос Тайка ударил в спину девушки, внезапно припустившей вслед за тигранами. Ранкар прыгнул навстречу, мгновенно сократив расстояние. Эйва врезалась в него со всего размаха. Крепко обхватив шею тиграна руками, она замерла не в силах перевести дыхание



- Я еще слишком слаба для таких упражнений!



Не церемонясь, зверь ухватил девушку за встопорщенный комбинезон и забросил себе на спину. Стегнул взглядом по ошарашенной толпе и устремился к лесу. У самой кромки он остановился и девушка вскинула руку прощаясь и сожалея.


Силуэт свирепого зверя и его всадницы навсегда врезался в сердца людей.



-Не. стре… лять.



Тайк медленно опустился на землю и только спустя минуту, осознал, что не ему одному, срочно понадобилось присесть. На берегу озера стояла оглушительная тишина…



*******



Часть вторая



Зера, бежала рядом с Ранкаром, слегка кося взглядом ему на спину.



- Странные существа, эти люди. Ранкар, девчонка радуется, что ты уносишь ее от сородичей!



- Она рада предстоящей встрече, с моим сыном.



- Беспокоится за Вирту…



- Она волновалась и за тебя, там у озера и сберегла твою шкуру.



- Ты сам нас учил! Люди ЗЛО! Я… я теперь не знаю, что чувствую к ним…



- Да, ты права, они… странные.



- Надо держаться от них, подальше, уйти в чащу!



- Нет, Зера! Ты говоришь, как испуганный щенок! Люди могут быть полезны!


У них есть средства, способные спасти жизнь любого из нас! Я думаю, нет уверен, Эйва тропинка, что приведет нас к пониманию! И еще… мне иногда кажется. мне кажется, мы немного похожи!



Зера оглушительно взревела, а Ранкар фыркнул. Молодая тигрица натерпелась страха и теперь от души наслаждалась свободой. Когда Ранкар подхватив Эйву, нашел её в лесу самку сотрясала крупная дрожь.


Ранкар осторожно стал зализывать раны нанесенные ей путами. Зера вздрагивая, ловила каждый шорох, с трудом подавляя рождавшийся глубоко внутри нервный рев. Зверь тихо рокотал успокаивая тигрицу, косящую на Эйву тяжелым, недоверчивым взглядом.



- Она не похожа на других людей, Зера.



Тигрица чуть оскалила зубы. Пока она уяснила только одно. Человека, Эйву, нельзя цапнуть, но… очень хотелось!



Ранкар считает, что человек- враг- друг. Ладно… значит так и должно быть! Он старший, он вожак!



Зера глубоко вздохнула и насторожено обнюхала Эйву вздыбив шерсть на загривке и непроизвольно зарычала, когда чужой и одновременно знакомый голос в ее сознании произнес.



- Не бойся, Зера. Дай лапу, я уберу боль.



Эйва опустилась на корточки и протянула руку.



- Ррваааууу…



Белоснежные клыки щелкнули прямо перед её носом. Резкий рёв Ранкара встряхнул тигрицу, плотно прижавшую к голове уши.



- Зееррааа! Эйва хочет помочь! У нее тепло в руках, оно лечит!


Стой спокойно, ты пугаешь ее!



- Вауууфф… это она меня пугает.



Услышав оправдательное ворчание самки, Эйва смешливо фыркнула все еще лежа на спине. Глаза человека, натолкнулась на золотистый, упрямый взгляд.



- Вауу Зера,- передразнила она тигрицу,- Я правда не хотела тебя пугать…



Хрупкая фигурка отряхиваясь встала напротив лобастой морды. Смерив её взглядом, тигрица недоуменно фыркнула.



- Я могу убить тебя даже легким движением лапы…



- Да… Зера! Я тоже уверена, что мы… подружимся!



Эйва осторожно протянула руку, касаясь болезненной раны. Склонив голову набок, тигрица в упор рассматривала её.



- Потерпи Зера, я осторожно…



Тигрица вздохнула и повернула голову. Встретившись взглядом с Ранкаром она медленно переставила лапы. Прикосновение человека вовсе не было неприятным. Горячие, пульсирующие волны шли от рук девушки.


Зера чувствовала, как утихает дергающая боль и от облегчения прикрыла веки.



Очищенная от мусора рана, затягивалась на глазах. Ранкар вскинул голову и к чему-то прислушался, затем взглянул на Эйву занятую Зерой и скользнул в сторону, с тропы.



Лечение заворожило настолько, что Зера впервые не услышала легких шагов. Тяжело покачнувшись, тигрица хрипло крякнула от неожиданности, когда в её бок, влепилось что-то огромное и живое! Высокий, громоздкий на вид человек, появился совершено бесшумно. Вылетев из-за крутого поворота, уворачиваясь от ветки нависающей низко над тропой, он не сразу заметил стоящего поперёк неё зверя. Не ожидая подобной встречи, мгновение балансировал и хватал руками воздух, а затем рухнул!


Падая, человек попытался ухватить тигрицу за ухо, но скользнув по гладкой спине, тяжело шлепнулся на землю, ухватив в последний миг, кончик… хвоста. Задние лапы тигрицы, подбитые грузным падением резко подогнулись и Зера плотно уселась на грудь парня гулко выдохнувшего от удара воздух. Все произошло так стремительно, что вскрик человека и рев тиграна слились в один звук.



- Нет! Зера, нет.



Эйва шлепнувшись по другую сторону тиграна, безуспешно скользила по траве пытаясь встать.



- Рваааууу. Люди. Плодятся словно блохи!


Не успеешь сбросить одного, как уже рой вокруг шкуры скачет! Им что леса мало? Ррваауу…



- Зера, он не хотел!



- Что не хотел. Оборвать мне уши, или переломать лапы?!



-Зера…



- Пффф… я не съем его, но пожую с удовольствием.



- Пподавишся… слезь с меня, кукла лохматая! Может блохам твоя шкура и нравится, но моему животу, охх… не очень! Слазь я сказал. не то я сам пожу. нееет.


Тигран.



Райан барахтавшийся под тяжелой тушей, внезапно замер. Это наконец дало Зере возможность собрать лапы в кучу и вскочить, но хвост намертво зажатый в руке парня, удерживал тигрицу на месте!



-Я тигрица. Отпусти мой хвост, ты… кусок обеда! Рррвааауууу.



Зера круто изогнулась всем телом, придвинув вплотную к человеку оскаленную морду. Острые, белоснежные клыки угрожающе пощелкивали.



- Отпусти мой хвост!



Голос человека звучал чуть слышно.



- Ннеет. какая красивая! Я… я не знал, что ты. что вы. что тиграны. что говорите! Бред!


Я… уумм… Тигран!



Зера замерла. Человек не отпуская хвост, упорно тянулся пальцем к её груди словно сомневаясь в реальности происходящего.



Не дотянувшись на миллиметр к шкуре зверя, он замер таращась в озадаченные глаза тигрицы. Придвинув свой нос, почти вплотную к носу окаменевшего парня, тигрица внимательно рассматривала человека впервые испытывая чувства совершенно не похожие на злость. Зверь с любопытством и зарождавшимся интересом, читал его открытое сознание. Восторг!


Радость!



- Я не стукался головой, но я слышал голос! Твой голос, да? Ты… тигран… ца…



Палец наконец ткнулся в грудь Зеры и осторожно нажал несколько раз, ощущая подушечкой нежную бархатистость шкуры.



- Тигранца… ппффу… я тигрица, ты… завтрак для лентяя!



Зера скосила глаза, на Эйву.



- Может мне его всё-таки укусить, а то он не верит, что я живая!



Эйва громко подавилась воздухом. Тигрица высказала предположение мирным, но все же слегка задумчивым голосом.



-Зера, давай, обойдемся без крови! Может, ты как-то по-другому сможешь доказать, что ты не мираж?!



Райан обалдело таращился на тигрицу, распустив глаза в разные стороны словно пытался охватить её взглядом, всю одновременно.



- Зера…



-Мираж! Как красиво он меня называет…



Эйва переглянулась с Ранкаром. Ухватив за ворот, тигран помог ей подняться и чуть придержал, предлагая не вмешиваться.



Тигрица кокетливо склонила на бок голову разглядывая впавшего в столбняк, парня.



- Почему мне всё же кажется, что мы похожи?



- Ты, что-то сказал Ранкар?



- Только то, что жизнь полна неожиданностей! Причем, гораздо больше, чем я мог представить! Эйва, нам пора! Эти двое вполне смогут договориться и без нас. видишь, общаются довольно мирно!


Ппффф. никогда еще молчание не было так красноречиво, ты не находишь.



Тигран фыркнул и подтолкнул Эйву носом предлагая поспешить с отъездом и устроится поудобнее на его спине.



Эйва перевела взгляд на Ранкара не в силах поверить, что зверь способен уловить тонкую грань и… юморить, по поводу возникшей ситуации!



- Зера! Очнись! Скоро здесь будут еще люди. Надеюсь их, ты способна услышать?


Я не хотел бы возвращаться и освобождать тебя еще раз! Конечно, для человека твой новый друг довольно интересен…



Ранкар внезапно повернул голову кося мерцающим глазом на девушку сидящую на его спине.



-Пффф… очень красив? Ты уверена Эйва?



Эйва возмущенно задохнулась. Быстро взглянув на парня переводящего на неё свой внезапно оживший взгляд, она покраснела! Тигран уловив отголосок её мысли, спокойно высказал вслух, самое сокровенное.


Она резко уткнулась в шею зверя и зашипела, словно рассерженная кошка, а Ранкар фыркнув, закончил.



- Насчет красоты не знаю. Разве люди, могут быть красивыми? У них нет ни клыков… ни хвоста!


Нет Эйва, когда я смотрю на тебя, я смотрю в твое сердце, а там мне улыбается тигран!



- Интересно, кто из живущих вокруг существ, дернув тиграна за хвост, способен любоваться его клыками, щелкающими перед носом?



- Человек, Зера!



-Да, это довольно занятно…



- У нас нет времени изучать его дальше Зера! Уходим! Люди совсем рядом!



- Береги себя… человек!



-Я… Рай..ан…



- До встречи на тропе… Райан!



Махнув на прощанье хвостом, тигран с девушкой на спине растворился в чаще леса. Вслед за ним, неожиданно для себя самой, шаловливо лизнув человека в нос жарким языком, унеслась Зера. Победный рык всколыхнув листву ближайших кустарников подбросил Райана с земли.


Прислонившись спиной к стволу дерева он заворожено уставился в густую стену, затаившегося леса, лишь слегка приоткрывшего одну из своих многочисленных тайн.



- Береги… хмм… тигрица заботится обо мне… бред!



Из-за поворота тропы, гибко скользнув под нависающей ветвью, вышел человек.



- Она говорила со мной, понимаешь… и он тоже…



-Эйва?



-Кто он?



-Здесь были еще люди?



-Зера! Её зовут Зера! Она попрощалась со мной…



- Кто черт побери.



- Зера… и Ранкар…



Тайк быстро потрогал оцарапанный лоб сына и перехватив сочувственные взгляды подошедших охотников, осторожно спросил.



-Ты весь в мусоре… ты упал. Голова не болит? Идем, Раала осмотрит тебя…



- Папа, я же не ребенок! Да я треснулся головой, но не настолько, что бы отшибло мозги! Вот же следы, смотрите! Тиграны! Они разумны!


Я говорил с ними, говорил с тигрицей! Её зовут Зера! А Ранкар сказал, - до встречи на тропе…



Райан с блаженным видом совал веточку горчичного вьюна и не ощущая ядовитой горечи, с аппетитом сжевал… заставив Тайка вновь осторожно ощупать поцарапанный лоб сына.



*** *** ***



Нет, этот день, начинал нравиться Зере! Высоко подпрыгивая в воздух, она шаловливо сбивала лапами листья. Ранкар не мешал ей.


Молодежь выросшая на свободе, не помнила зла, но помнили их отцы и матери! Как убедить их, не забывших боль и смерть?!



Уже в сумерках, ничего не замечая вокруг, Эйва мешком свалилась со спины тиграна.



Вирта тяжело дышала, с трудом втягивая воздух. Эйва и без зонда чувствовала, силы зверя на исходе. Лекарство быстро всосалось под потускневшую шкуру. Отбросив пустые ампулы, Эйва сосредоточенно гладила голову и грудь тигрицы, ускоряя ток загустевшей от жара крови. В надвигавшихся сумерках, руки слегка светились.


Сил едва хватило, что бы еще досыта напоить зверя. Жадно лакая воду, самка косила мутным взглядом.



- Ты молодец! Все будет хорошо, Вирта!



Дыхание самой Эйвы было частым и прерывистым.



- С ней все будет в порядке, Ранкар! Разбуди меня, если что-то покажется тебе тревожным. Любое изменение в её дыхании, даже самый малый хрип!



- Я понял. Одыхай… ты тоже моя семья!



Эйва провела ладонью по мягкой шкуре не понимая почему вдруг стало так расплывчато очертание зверя. Глубоко вздохнув она опустилась на траву и пробормотала.



- Я так устала Ранкар, словно всю дорогу бежала рядом с тобой! Странно, да? Знаешь. мне иногда так жаль, что я человек.



- Я буду охранять тебя, Эйва!



Теплый, влажный язычок лизнул щеку. Совсем рядом зажглись два золотистых огонька и мягкая лапа осторожно легла ей на грудь. Эйва вздохнула и обняла маленького тиграна прижимаясь носом к нежной шерстке.



- Привет малыш! Как ты себя чувствуешь?



-Я сыт и я уже сам стою…



-Это здорово… Джарг…



- Да? Эйва?



Голос девушки был совсем сонным.



- Я больше не боюсь тигранов Джарг… совсем не боюсь.



Раскинув руки, Эйва мгновенно провалилась в сон. Тигранчик переложил голову на её плечо и прикрыл искорки глаз.



В глухом лесу, в окружении стаи свирепых хищников, спокойно спал человек.



Эйва не видела, как по всей поляне стали загораться яркие огни глаз. Вскоре они охватили поляну плотным кольцом. Большие и маленькие, приблизившись, они настороженно рассматривали спящего человека. Тигранчик придавил Эйву лапой и обвил хвостом. Маленький, взъерошенный, кожа да кости, малыш храбро урчал в ответ, когда на него, из темноты накатывала волна раздражения.


Не все тиграны были готовы видеть человека. Ранкар понимал их. Он с облегчением заметил, как настороженно подрагивая кончиками ушей, улеглись недалеко от Эйвы сначала Зарг, затем Шер, Раш и Хана.


Как покрутившись немного, замкнула в плотный круг тело девушки, Зера. Растянувшись во весь рост, самка ударяла кончиком хвоста по траве. Тигрица приняла решение, еще в лесу и оно полностью совпадало с решением вожака!



Молчаливое предупреждение было понятно всем. Впервые в стане тигранов возникло недопонимание! Это раздражало и волновало.


Звери метались по поляне, глухо подвывая и рыча. Ночные обитатели напуганные неожиданным скоплением и волнением хищников спешили убраться от опасной поляны подальше. Ранкар, рассказал о том, как нашел сына и Эйву.


Передал последнее послание Рорка! Стая все еще волновалась и тогда рядом, встала Зера!



- Мы слишком долго жили под землей родичи! Люди! Они разные!


Лесной народ может слышать нас, они говорят с нами! Они не похожи на тех, под землей!



- Ты слишком молода, что бы учить нас!



-Сама, едва не лишилась шкуры!



- Как ты можешь защищать людей?



-Скоро новорожденные щенки будут учить нас, как жить!



-Голос разума не имеет возраста! Это ваши слова, старшие! Ваше решение и ваш закон! Вы приняли его, до моего рождения!


Я говорю разумно и по праву! Вы говорили, что не важно чей голос несет правду, если она для блага остальных! Вы доверились Ранкару, когда он был младше меня! Разве, вы пожалели об этом. Вожак прав!


Я пойду с ним, потому, что верю ему! Пора рассмотреть людей при свете солнца! Старшие, вы учили нас, молодых, узнай врага своего!


А сейчас… мне кажется… вы просто боитесь. Боитесь осознать что. ошибались!



Раздраженный рёв всколыхнул поляну, но тигрица вызывающе оскалила зубы. Рядом мгновенно оказался Зарг чуть оттерев её плечом назад. Зера скосила глаза и чуть коснулась сознания, но его плотно блокировал экран. Не смотря на напряженную ситуацию, Зера не удержавшись смешливо фыркнула. Зарг словно привязанный ходил за ней по пятам, но упорно прятал свои чувства!


Зера вновь скосила взгляд на мощную шею и гордо поднятую голову друга. Да, он готов драться за неё, драться до смерти, со всей стаей!



Она нежно привалилась плечом к Заргу, и согласно мурлыкнула, услышав одобрительное ворчание Шера, сумевшего мгновенно оценить рожденный союз.



Эйва крепко спала, не подозревая о том, какие жаркие дебаты вызвало ее появление в стае тигранов. Маленький тигран глухо рокотал блокируя её сознание, заглушая нарастающий вой и рев.



- Тиграны. Вы, что готовы сцепится меж собой. Хотите уподобиться тем лабораторным тварям, что мучили нас. Это они грызутся и убивают друг друга!


Мы не они, мы Тиграны!



Рев немного стих, но волнение продолжалось. Ранкар вновь выступил вперед.



-Я нашел для нас новый дом! У озера, в скалах, большая, чистая пещера. Матерям и детям будет тепло и безопасно!


Чистая вода, свежая добыча! Там, только одна угроза! Это люди! Но они, могут перестать быть ею…



- Ты забыл! Забыл тех, кто тебя уже не слышит! Забыл запах их крови и страданий, Ранкар!


Забыл их боль и мучения!



- Нееет! Я умирал вместе с ними. и с вами! Я не забыл плен и боль… и страх, я тоже не забыл!


Придет время и мы отомстим! Те под землей навсегда останутся нашими врагами, но они, это еще не все человечество! Нам нужны другие люди! Вспомните сколько из нас погибло от ран и мы бессильно выли провожая их за черту!


Вирта будет жить! Её спас человек! Вы видели тепло, стекающее с рук этого детеныша.


Человеческого детеныша! Тепло и жизнь, а не боль и смерть! Эта девочка, владеет силой способной исцелить любого из нас! Я не заставляю вас прощать! Нет.


Я прошу вас попробовать.



- Люди Зло! Радость спасения ребенка, туманит твой мозг Ранкар! Получив назад сына, ты готов посадить на шеи тигранов, врага!


Ты уже, таскаешь на своей спине человека, словно раб, которого они хотели получить! Я никогда не примерюсь с человеком! Ты хуже, чем лабораторная крыса, Ранкар!


Ты не тигран… ты жалкий предатель!



Ослепительная ярость внезапно вспыхнувшая глубоко внутри, швырнула Ранкара вперед. На встречу, из общего круга плотно стоящих зверей, выпрыгнула огромная тень. Лезвия когтей вспороли ночь.


Тиграны тяжело сшиблись грудью в прыжке. Свирепый, рёв оборвал мурлыканье тигранчика. Звери не уступали друг другу в мощи и силе. Покачиваясь на задних лапах, сцепившись окровавленными мордами тиграны оглашали поляну хриплым рыком и продирающим до костей, скрежетом клыков.


Равнодушная луна медленно появившаяся из-за облачка, осветила поляну и дерущихся зверей, бледным, призрачным светом.



- Нееет.



Отчаянный, пронзительный, чуждый ночным звукам крик. Расцепив когти, тиграны резко прянули в стороны оценивая новый источник опасности.



-Эйва.



- Нет! Ранкар! Нет. Ты не должен!


Не надо.



- Уходи! Это дело тигранов!



- Нет. Я всё слышала! Люди, чудовища! Это проклятый род! Ранкар!


Они уже стали причиной раздора между вами! Вы умные, сильные! Вы сможете выжить и без нас!


Не надо Ранкар! Не смей…



- Жалкий кусок мяса… он опять приказывает нам!



В возникшем внезапно голосе сквозила неприкрытая ненависть.



Эйва резко повернулась. Огромный тигран, скалил окровавленные клыки. Эйва невольно отступила на шаг. Взгляд метнулся дальше, по темным теням с горящими глазами и она упрямо мотнула головой.


Её голос прозвучал над поляной громко и отчаянно.



- Я не знаю твоего имени, тигран. но это, не важно! Его знают они!



Эйва махнула рукой в сторону молчащих зверей.



- Надеюсь тиграны надолго запомнят твоё имя! Хочешь убить Ранкара? Убить своего брата. За что? За то, что он спас мне жизнь.


О да! Он очень виноват!



Эйва оглянулась по сторонам и крикнула изо всех сил.



- Виноват! - Если вы судите его по меркам людей! Люди убивают себе подобных и за меньшие прегрешения! Вы так ненавидите людей, что в своей ненависти становитесь похожими на них! Ты готов вцепится в горло вожака, тигран, лишь бы не допустить даже мысли, о том, что Ранкар прав!


Посмотри, на меня! Я что, похожа на твой самый страшный сон.



Эйва решительно шагнула к оскаленой морде зверя! Поляна затаенно молчала. Высоко вскинув руки девушка протянула их к глазам тиграна.



- Зачем тебе разум тигран? Ты ведешь себя как… как дикий зверь! Знаешь, что самое трудное? Это, понять! Понять, что вы оба правы!


Оба! Да, руки людей опасны, когда держат оружие, но люди могут держать его, сражаясь вместе с тобой! Плечом к плечу! Люди. это не только, Зло! Ты смотрел на людей во тьме ночи, попробуй рассмотреть нас, при свете дня!


Спроси себя тигран! Только честно спроси! Кто из нас двоих, здесь, больше похож на тех, из лаборатории?


Ты сказал, их опыт удался! Я согласна с тобой! Люди получили результат, к которому так стремились… могучее, злобное, жаждущее крови оружие, для уничтожения себе подобных!


Это ты тигран.



- Ранкааррр. Убери этот кусок мяса, или я убью её!



- Я кусок мяса? Нет! Я кость, что встала у тебя поперек горла!


Смотри не подавись! Глупец…



Огромная лапа стремительно рассекла воздух. Страшные когти тускло сверкнули и… спрятались за секунду до соприкосновения с телом человека. Словно мячик от пинг-понга Эйва пролетела перед носом рванувшегося Ранкара и глухо впечаталась в чей то бок.


Тигран, принявший живой снаряд, гулко выдохнул воздух.



- Рррваауу… ты ни когда, не отличался терпением Дарс! Я надеялась Ранкар задаст тебе небольшую взбучку! Кажется, она пошла тебе на пользу! Невероятно!


Ты выслушал всё, что высказал этот сердитый детеныш. Поздравляю! Ты стал наконец взрослым, сын!


Я очень довольна!



Перед взъерошенным зверем, тяжело хромая на обе лапы, остановилась согнутая тень. Седая морда, вся покрытая шрамами долгое мгновение всматривалась в глаза тиграна и под этим взглядом всё ниже опускалась виноватая голова и все тише звучало рычание.



- А она довольно интересна. Мне тоже не нравится её вид сынок, но я восхищаюсь её храбростью! Она настоящая тигрица, не смотря на её безволосую шкуру!


Думаю, нам есть над чем поразмыслить! Дважды за этот вечер, я слышала одно предложение. И тигран, и человек, впервые, были единодушны.


Может, нам стоит прислушаться и взглянуть на людей… при свете дня?



Тяжело покачиваясь зверь развернулся и направился к сидящей на траве девушке.



Эйва жадно хватала открытым ртом воздух, когда над ней склонилась голова испещрённая уродливыми шрамами, белеющими во тьме кривыми полосами. Жуткие разводы делали свирепую морду зверя еще страшнее и непригляднее.



- Надеюсь этот грубиян, не очень зашиб тебя? Ты можешь поблагодарить моего младшего сына. Он вовремя подставил свой бок!



Эйва слегка закопошилась у лап тиграна.



- Спасибо! Я летаю второй раз за день и оба раза меня отшвыривает тигран! Один для того что бы спасти, а второй… что бы убить. Черт!


Вы даже не представляете себе насколько вы похожи на людей, в этом своем… противоречии!



Эйва подняла голову и что-то вспомнив, переспросила.



-Дарс? Его зовут Дарс? Размахался лапами, медведь упертый!


Силу девать не куда. Постучи по дереву, Дарс! Можно даже твоей здоровенной башкой, надеюсь это встряхнет мозги и поставит их на место!



Возмущенный вздох и приглушенное рычание донеслось со стороны Дарса и стихло, заглушенное смешливым фырканьем раздавшимся внезапно со всех сторон.



Эйва обиженно сопела растирая пострадавшую часть тела расположенную чуть ниже спины.



- Рррооууу…



- И не рычи на меня. Я тебя не боюсь… я… я просто устала!



Девушка попробовала встать, но ноги не держали, глубоко вздохнув она поползла на четвереньках, продолжая обиженно ворчать себе под нос.



- Я устала, как собака, а он… а ты… мне так жаль. Тиграны… вы же не звери… вы народ… вы… ах, я не знаю!



Глубоко вздохнув Эйва наконец доползла и рухнула возле малыша тигранчика. Следом подошел хромающий зверь, тигрица долго смотрела на неё и наконец мурлыкнула.



-Никто, не называл моего сына глупцом! Дарс, просто немного упрям.



- Я готова извиниться, только вряд ли ему это нужно. Я для него, всего лишь кусок мяса…



- Покажи мне свои руки детеныш.



Пальцы девушки осторожно коснулись израненной морды. Душу переполняла жалость к искалеченному зверю. Эйва не заметила как из широко распахнутых глаз, потекли слезы…



- Да, Ранкар прав. У тебя хорошее сердце, человек, Эйва! И ты… нет, не кусок мяса!



Дарс медленно отступил за спины тигранов и пропал во тьме. Эйва гладящая старую самку, была открыта, как зеркало утреннего озера. Через минуту, стая беззвучно растворилась среди кустарников и деревьев. Стайра удовлетворенно фыркнула, осторожно укладываясь на траву.


Прижавшись к теплому боку маленького тигранчика, Эйва уснула почти мгновенно, чуть слышно всхлипывая и постанывая во сне.



- Она смертельно устала спасая тигранов… от самих тигранов!



Ранкар был готов поклясться что в голосе Стайры звучит укор и едва заметная насмешка.



- Я позабочусь о ней Стайра.



- А кто позаботится о тебе малыш?



- Я вырос! Прости меня, я не должен был срываться, Дарс не виноват! Кровь требует мести, но… мы еще не готовы.


Он должен понять!



- Он понимает. Вот только понять и принять, это совершенно разные вещи малыш!



- Твоя мудрость, бесценный дар для нас, Стайра! Это всё слишком живо и во мне! Как бы глубоко, я не прятал прошлое, оно живет и оно рядом!



Ранкар глубоко вздохнул. Он ожидал споров, вопросов, но поляна молчала. Зера мягко опустилась на траву предоставив Заргу вылизывать чуть зудящие свежие шрамы.


Поляна больше не полыхала злом, что-то тихо и незримо успокоило ее.



- Я не прошу вас прощать друзья… я прошу вас попробовать…



- Ты всегда был самым умным малыш. Я пойду с тобой! И хотя от меня не так уж много проку в охоте, думаю, поболтать с человеком, я смогу.


Малышка Зера права! Никогда не поздно учится… у врага.



Тихие слова старой Стайры обращенные к Ранкару, были слышны всей поляне. Жестоко искалеченная, старая самка осторожно передвинула лапу прикрывая спящую у её бока девушку.



Одна из немногих, кому посчастливилось вырваться из лаборатории в ту ночь. Ранкар помнил боль искалеченного зверя, который просил только об одном. Умереть на свободе.


Но Стайра выжила. Он сам, долгие дни вылизывал глубокие раны, пока они не стали затягиваться покрывая шкуру самки страшными рубцами.



- Однажды, ты подарил мне свободу. Я уверена, наш новый дом, будет таким же надежным, как ты Ранкар. Я иду с тобой!



- И я.



- И я, веди нас, Ранкар!



- Мы с тобой.



Голоса перекликались во тьме и на душе Ранкара становилось все теплее и спокойнее с каждым откликом прилетающим из темноты!



- Мы справимся. я обещаю!



- Спи Ранкар, день был трудным, здесь есть кому сторожить!



Шер неслышно возник сбоку от тиграна. Постояв немного, мотнул головой и отошел услышав, как с легким вздохом опустился на траву Ранкар. Вождь, одержавший победу, но не до конца осознающий, что теперь ему с этой победой делать!


Ну, не вести же действительно все племя, прямо к людям, с предложением срочно познакомится поближе!



Ранкар негромко фыркнул представив себе подобную ситуацию и вдруг успокоился. Всему свое время! Голова мягко опустилась на тяжелые лапы.


Слушая нежное мурлыкание сына и легкое дыхание Вирты, зверь впервые за долгое время спокойно и крепко уснул.



Яркие огоньки глаз медленно гасли по всей поляне погружаясь в чуткий сон. Несколько молодых зверей, гордых от полученного доверия, неслышно обходили ее по краю, вслушиваясь в легкие вздохи теплого, ночного ветерка. Слегка покачивая верхушки кустарников, ветерок укладывался спать, вместе с беспокойным племенем тигранов.



Через пять часов, перед самым рассветом, зверь проснулся от внутренней тревоги. Ощущая как по всей поляне просыпаются тиграны, Ранкар втягивая нервными ноздрями замерший воздух, не тревожащий ни единого листочка на кустарниках и деревьях, тихо произнес.



- Идет гроза! Надо решать, мы уходим прямо сейчас или переждем ливень в лабиринте?



- Разве дождь может повредить шкуру тиграна.



- Пусть гроза навсегда смоет остатки подземной пыли с наших тел!



Голос старой самки покрыл одобрительный рев.



Сонная Эйва обняла тиграна, подчиняясь ласковому голосу, но окончательно проснулась уже на спине несущего ее зверя. Руки крепко обнимали шею и еще… она сразу почувствовала, что это не Ранкар.



- Ранкар несет Вирту вместе с Шером, а Джарга несет Зера. Мы уходим в наш новый дом.



Треск молнии расколовшей небо, когда они пересекали небольшую поляну, вызвал у Эйвы небольшой шок.



- Не бойся, гроза еще только идет. Надеюсь мы успеем опередить её.



- Я не боюсь промокнуть Зарг. Это. тиграны! Вас так много. и малыши и все…



- Да, здесь все! Мы уходим, навсегда. Ты познакомишься с остальными, когда мы придем на новое место. Тебе нечего боятся Эйва. Они знают тебя, рассмотрели пока ты лечила Вирту и спорила с Дарсом.


Им нравится твоя храбрость. И твои защитники тоже! Они такие грозные,- маленький Джарг и Стайра!



- Стайра? Кто это?



- Стайра тигрица, она единственная, кто выжил из её поколения! Её несут Дарс и Актур, они её дети. Подземелье покалечило лапы Стайры, но отточило её ум. Племя уважает её за мудрость!


Любой из нас готов нести Стайру! Только Дарс никому не даст, это сделать. Актур, он родился уже свободным. Стайра даже тяжело раненая сумела сохранить в себе ребенка.


Возможно крохотная жизнь внутри неё, помогла ей выжить. Она очень сильная и никогда не сдается! Как ты, Эйва!


Ты ей нравишься! Тиграны приняли тебя! Любой из них откликнется на твой зов!



Эйва вздохнула и покрепче обняла шею тиграна.



Мимо них молчаливыми, черными тенями скользили звери, часто несущие в зубах спящих малышей. Изредка Эйва улавливала направленные на нее легкие зонды и осторожно здоровалась, не всегда получая ответ. Было, что-то жутко торжественное, нереальное в ночном беге чёрной стаи.


Освещаемые всполохами молний, громадные звери с лоснящимися мокрыми шкурами, скользящие меж натужно скрипящих стволов и хлещущих веток, казались страшным порождением глубин ночи. Огромная стая шла стремительно и бесшумно, сливая свой бег с шорохом ливневых струй, грохотом грома и дрожащими призрачными бликами молний. Обогнув почти вплотную селение людей, Ранкар по крутому берегу нависающему над озером, вывел тигранов к порогам выше водопада. В этом месте русло реки с выступающими каменными плитами разливалось довольно широко теряя свою скорость.


Перескакивая по торчащим из воды гранитным гребням, звери легко преодолели перекат в миле от водопада и вновь вернулись к берегу. Пройдя еще с пол мили, стая вышла к своему новому дому. Громоздкий, каменный козырёк развесив заросли ползучих вьюнов и стебли пушистых красноватых лиан, маскировал вход в пещеру. Ливень припустил с новой силой.


Спрятав малышей под животы, тиграны не спешили входить, осматриваясь и принюхиваясь. Широкая площадка перед входом, тупым треугольником врезалась в озеро, круто обрываясь с одного бока прямо в воду. Вторым боком, густо заросшим высокой травой, она плавным полу месяцем опускалась к песчаному берегу. Небольшая скалистая гряда метрах в пятидесяти от берега закрывала пещеру со стороны озера.


Она же отгородила небольшим волнорезом лагуну, создав идеальное, скрытое место для водопоя и купания малышей. Волны шипели и плевались пеной бросаясь на скалы, но в крохотной бухточке, чернеющую гладь воды колебало лишь небольшое волнение, да рябило от пузырчатых струй падающих с небес. Ветер, перемешав тучи в одну тяжелую мглу рассекаемую тонкими ножами поразительно ярких на водном просторе молний, кроил и резал одни ему ведомые фигуры.


Развлекаясь и буяня гонял тяжелые волны из конца в конец озера, украшая их высокими, пенными шапками!



Несколько тигранов осторожно скользнув в пещеру принялись обследовать её закоулки и проходы. Громкий, пронзительный визг отраженный высоким сводом пещеры заставил Эйву крепко вцепится в лапу тиграна. Мгновенно вздыбив шерсть на загривке, зверь прикрыл ее своим телом, готовый защищать человека, как любого из своих сородичей послабее. Из пещеры вылетел огромный секач, за ним две большие, толстые свиньи и наконец еще одна в окружении десятка подросших, но еще полосатых поросят, пронзительно верещащих от страха.


Насмерть перепуганные вторжением в пещеру, они выкатились прямо под лапы тигранам. На краткий миг визг оборвался, свиньи замерли увидев перед собой хищную стаю. И все же не сдались. Короткое рявканье кабана и поросята словно горох посыпались с крутого склона в воду. Свиньи медленно отступая прикрывали хаотичный отход молодняка.


Низко склонив уродливые, бородавчатые головы и угрожающе выставив длинные ножи бивней, они пятились к краю обрыва. Похрапывая и похрюкивая свиньи настороженно огрызались в ответ на рёв развеселившихся тигранов. Громко рявкнув секач подтолкнул одну из них длинным рылом.


С громким плеском шлепнувшись вслед за поросятами, она быстро поплыла, уводя полосатое потомство. Продолжая грозно похрапывать секач задом подтолкнул еще одну свинью, третья прыгнула сама. Свиньи мгновенно всплыли словно поплавки и сердито повизгивая устремились прочь не оглядываясь на берег. Секач еще немного потоптался на краю уступа, вздыбив на горбатом загривке седую и жесткую щетину.


Сверля тигранов напряженным взглядом маленьких, злобных глаз, он оценивал нового врага. Могучий, древний инстинкт предостерегал и подсказывал, звери выселившие его семейство из пещеры, слишком опасны. Тем не менее, зверь храбро стоял один против стаи. Стоял, прикрывая собой суматошное семейство, пока оно не убралось на безопасное расстояние. Наконец убедившись, что семья уже далеко, секач хрюкнул и резво развернувшись плюхнулся в воду.


Тяжело заваливаясь набок, кабан медленно и гордо поплыл вслед за исчезнувшим за пеленой дождя визгливым семейством!



Испуганные свиньи проплыли почти милю отыскивая место, где можно было выбраться на берег. Усталые и избитые волнами, потеряв половину поросят, они выбрались возле одной из расщелин, чей каменный язык убегал во тьму глубокого, овального прохода. Секач долго принюхивался тяжело поводя боками.


Ему не нравился запах идущий изнутри пещеры, но плыть дальше не позволяла разошедшаяся стихия. Волны вздымались гигантскими гребнями грозя захлестнуть пловцов каждое мгновение. Сбившись в кучу у края скалы, похрюкивая и повизгивая, свиньи наконец улеглись пережидая грозу. Не прошло и часа, как секач вскочил прислушиваясь к потревожившему его шуму. В глубине пещеры, медленно нарастая возник шорох вызванный трением о камни чего- то очень тяжелого и большого.


То что приближалось во тьме пугало зверя, но за его спиной бешено плескалось озеро и жались испуганно попискивающие поросята. Издав пронзительный визг, подхваченный дробящимся эхом тоннеля, кабан пригнул голову. Выставив громадные грязно-желтые бивни, встопорщив дыбом щетину и хвост, он ринулся во тьму. Внезапно устрашающий визг перешел в хрипящий храп и резко оборвался.


Затем последовал громкий шлепок, словно многопудовую тушу приподняли и резко шмякнули об пол. Из пещеры потянуло густым, теплым запахом крови. Волны с грохотом ударяли о скалы.


Зажатые в ловушку свиньи истошно верещали. Одна из них не выдержав бросилась в воду, но её тот час забросило волной обратно, тяжело приложив головой о скалу. Раненная и оглушенная она с трудом выползла на каменный приступок и замерла без сил. Глаза свиньи расширились от ужаса, а из глотки вместе с кровью, рванулся протяжный, хрипящий вой.


Из глубины пещеры, тяжело ворочая гигантское, чешуйчатое тело медленно выползала смерть.



*** *** ***



Тиграны весело фыркая и отряхиваясь разошлись по огромной пещере осторожно переступая через возбужденных малышей носящихся взад и вперед по каменному залу. Кое-где были видны следы сбежавшего семейства. Запах был слабым, видно свиньи только на эту ночь обосновались здесь перед грозой. Не смотря на ласковое ворчание матерей, малыши взбирались на террасы и уступы, словно самой природой предназначенные для ложа. Валялись и кувыркались на теплом сухом песке устилающем пол нового дома.


Пещера была огромной. Попадавшиеся по углам высохшие кости говорили о том, что она служила домом для разных обитателей и вот наконец обрела постоянного хозяина. Сухая и теплая, наполненная легким эхом шелестящих струй дождя ударяющих в растительный полог над входом, она казалась очень уютной.


Каждый тигран без особого труда нашел себе место и угол не мешая соседям. Молодежь облюбовала уступы и террасы и теперь валялась там довольно посверкивая глазами развесив в разные стороны хвосты и лапы. Воздух залетавший в пещеру, был густо насыщен запахами трав и горячего камня легко отдающего впитанное за день, тепло солнца.


Звери широко раздували ноздри принюхивались к новым ощущениям.



- Ранкар, я могла бы развести огонь и малыши быстрее обсохнут, дров здесь хватает.



На миг в пещере повисла тишина. замерли даже детёныши тонко попискивающие под ласковыми языками вылизывающих их матерей и отцов. Приводя в порядок подмокшие шкурки, они навсегда убирали с них последние капли затхлого запаха подземелья.



- Я прослежу за огнем! Он не причинит вам вреда!



- Огонь… это необычно. Но думаю ты права, свет и тепло еще никому не вредили и это поможет тебе согреться.



Пещера мгновенно наполнилась веселым сопением и топотом мягких лап. Малыши с усердием таскали к ногам Эйвы разбросанные по всей пещере ветви и сучья, найдя для себя новое, занятное развлечение.



Робкий огонек, вспыхнул ближе к выходу из пещеры и тонкая струйка дыма устремилась ввысь. Вскоре пламя весело загудело и затрещало расцветив стены пещеры причудливыми прыгающими тенями и узорами. Аккуратно обложив огонь со всех сторон камнями, Эйва выпрямилась во весь рост окидывая взглядом подошедших поближе к огню мокрых, казавшихся еще больше в прыгающих бликах пламени, тигранов.


Тощая фигурка в свете огня выглядела особенно беззащитной и слабой, но глаза наполненные улыбкой и теплом излучали силу.



- Я Эйва! Я человек и ваш новый друг! Здравствуйте тиграны!



*** *** ***



Гроза, как ожидали, пришла перед рассветом. Едва упали первые капли, как тучи словно прорвало и на землю хлынул поток воды. Сверкающие молнии вспыхивали корявыми ветвями, заливая все вокруг слепящим светом.


Оглушительно грохотал гром. Ливень был таким плотным, что казалось тучи опускаются вниз, вместе с дождем. Сорвавшийся с высот ветер гонял по озеру тяжелые волны.


С грохотом сшибал их друг с другом и бросал на скалистые берега. Уползая назад в озеро волны утаскивали с собой все, что удавалось захватить жадными, пенными языками. Уровень воды неуклонно поднимался.


Задувая в горловину меж скал дикий ветер закручивал плавный поток в гигантскую воронку. Спокойное озеро превратилось в мутный клокочущий ад, кипя бурунами и водоворотами. Огромные деревья натужно скрипели вершинами, изредка сбрасывая вниз мелкие и больные ветви.


Стволы древесных гигантов оставались неподвижными, надежно оберегая жилища людей. Ветер бушуя наверху и на открытой глади озера, среди стволов терялся и лишь глухо выл, гремя кусками сорванных опор. Гроза бесновалась над открытой гладью, налившихся тяжелым свинцом вод и чуть слышно постанывала в тишине дома, покачивая его обитателей.



Райан лежал на спине, не замечая обеспокоенных взглядов матери. Он весь вечер старался выглядеть спокойным, забыв про пальцы выбивающие бешеную дробь то на столе, то на одеяле.



Наконец не удержавшись Майра тихо присела в изголовье и поглаживая как в детстве густую непокорную шевелюру тихо произнесла;



- Мурлыканье тиграна перекроет шум грозы, а теплая шкура друга, согреет в любую бурю. Да разве может грозить опасность, когда в твоём распоряжении клыки двух, а может и более тигранов? Этой девочке ни один враг не страшен, не то, что дождь.


Тиграны берегут её, ты сам убедился в этом. Я немного завидую ей, хотя думаю, именно за доверие зверей, ей пришлось расплачиваться синяками своего тела. И всё же она счастлива. я уверена!



Райан молча взял в руку ладонь матери и припал к ней губами не открывая глаз. Наклонившись она поцеловала его в непокорную, такую же как отца, макушку и вышла прикрыв дверь. Заглянула к дочери, но Тея крепко спала обняв лохматую игрушку недавно подаренную ей братом. Игрушечный тигран, маленькая копия живого смотрел в темноту желтыми бусинками глаз охраняя сон малышки. А на другой стороне озера, в пещере, крепко прижавшись к теплому боку зверя, спала Эйва!


Спала, нежно прижимая к груди настоящего, живого тигранчика. Уютно сопя ей в подбородок, малыш тихим мурлыканьем заглушал грохот бури. Вспыхивающие время от времени огни глаз цепко окидывали пещеру, слабо мерцая в свете тлеющих углей костра.


Очередной страж ночи вслушивался в грохот грозы, храня покой и тишину нового дома.



*** *** ***



Дарс выскользнул из пещеры едва стихло громыхание грозы. Она медленно уползла за горизонт подбирая по дороге рванные, расползающиеся полотнища досуха выжатых туч. Тигран скользил неслышной тенью под тяжело обвисшими листьями полными дождевой воды, падающей на спину и нос тиграна внезапными водопадами. Зверь довольно щурился наслаждаясь ароматом парящей земли. Воздух щедро наполненной запахами трав и цветов создавал неповторимый букет свежести и чистоты.


Дарс легко переправился через пороги и оказавшись на другой стороне реки, направился вдоль берега. За его спиной осталась пещера и спящие сородичи. Убаюканные шелестом дождевых струй и слегка опьяненные чистым воздухом, звери сладко посапывали не спеша выбираться из нового дома.


Разбросав в разные стороны лапы похрапывала молодежь валяясь на спинах, чего никогда не позволяла себе в лабиринте подземелья.



Перед уходом, Дарс на миг задержался у потухшего костра. Не далеко от очага лежала Вирта. Дарс вслушался в её дыхание и удовлетворенно вздохнул.


Самка явно шла на поправку. Покосившись на Ранкара, Дарс осторожно потянулся носом к спящему человеку. Его запах, смешавшись с запахом тигранов был почти не различим, на общем фоне. Девушка крепко спала убаюканная песней маленького тиграна, сыто сопящего рядом с ней.


Малыш спал устроив по привычке на её груди свою кудлатую морду. Хана совсем недавно покормила его, напоив заодно и человека. Основательно проголодавшись, Эйва удивлённо смотрела на самку предложившую ей своё молоко, затем следуя примеру малыша осторожно потянула губами сосок, щедро брызнувший на неё молоком. Молоко тиграна густое как сметана и сладковато-горькое, поразив своим вкусом показалось голодной девушке вкуснее всего на свете.


Измазавшись в молоке и наевшись досыта, она нежно погладила живот самки. Затем не удержавшись, крепко расцеловала зверя в холодный нос! Хана облизнувшись от неожиданности через мгновение, довольно замурлыкала уловив благодарные мысли девушки.



-Скоро ты будешь такой же сильной, как тиграны.



-Спасибо Хана, я в жизни не пробовала ничего вкуснее.



Через пару минут Эйва крепко уснула свернувшись калачиком. К Хане подошла одна из молодых тигриц. Постояв несколько минут над спящей девушкой она произнесла ни к кому конкретно не обращаясь.



-Люди мечтали приручить тигранов, что если тигранам попробовать приручить человека? Мне кажется они легко подаются дрессировке.



- Не думаю, что в отношении Эйвы ты правильно выражаешь свои мысли Брайза! Уверен, ею движет не внушение навязанное кем-то из нас, а её собственные чувства.



Тигрица фыркнула и тихо отошла вглубь пещеры покачивая тяжелой головой. Кормить человека молоком?!



В душе самки перемешались обида, растерянность, ревность и где-то на самых задворках души капля сомнения.



Дарс вслушивался в голоса тигранов лениво обсуждавших меж собой, спящую девушку и не чувствовал привычной враждебности к человеку. Молодежь, обсуждала возможность дальнейших контактов с людьми! Вот теперь ясно, что там в лаборатории люди потерпели полный провал!


Стремились создать опасного зверя, а создали… ппффу!



Дарс сделал еще шаг по направлению к спящей девушке. Пытаясь рассмотреть человека поближе, он внезапно натолкнулся на взгляд Ранкара. Еще мгновение назад, тигран мог поклясться, вожак крепко спит! Ранкар лениво потянулся и словно невзначай наглухо перекрыл лапами подход к человеку.


Дарс понял спокойное предупреждение. Фыркнув, он беззвучно скользнул в сторону выхода всего лишь раз оглянувшись на смотрящего ему вслед вожака. Как ни странно Дарс, не чувствовал ни обиды, ни разочарования. Ночной ливень промочивший шкуру тиграна, словно вымыл заодно и его душу.


В одном Ранкар был прав… им давно надо было сменить дом.



Умытые, деревья тихо шелестели листвой подставляя взлохмаченные причёски ласковым дуновением ветерка. Восторженно свиристели и перекликались птицы с шумом перепархивая с ветки на ветку. Два сцепившихся тела сердито урча, рухнули под ноги тиграна и прежде чем они расцепились тигран обеспечил себя обедом, свалившимся ему на голову!


Нет новый дом начинал ему нравится! В лабиринте тоже иногда что-то падало, и тоже норовило упасть на голову, но съедобным оно увы не было! Плотно перекусив, тигран продолжил обход, по широкой дуге крутого берега.


Звонкий смех разлившись в воздухе, где-то под ногами, заставил его замереть на месте. Зверь крадучись направился на шум. Крутой берег, нависая над водой, окольцовывал озеро изогнутой внутрь стеной. Высокий и отвесный, метров пятнадцать, двадцать скалистый берег надёжно отделял чащу леса от небольшого пляжа, с крупным, белым песком устилающим берег и дно озера.


Немного дальше, широким полу кругом, чуть скрытая водой, лежала обкатанная волнами, огромная, плоская каменная плита.



Несколько метров оставшихся до края обрыва, тигран прополз на брюхе легко маскируясь в густой, высокой траве.



Прямо под ним, вздымая тучи брызг и весело вереща, плескалась в воде стайка детей. С берега, за ними наблюдали три вооруженных охотника. Двое контролировали берег и один водную гладь озера, внимательно всматриваясь в его метущиеся подводные тени, не выпуская детей на глубину.



Словно почувствовав взгляд зверя, один из охотников внезапно напрягся. Прекратив строгать ветку, он положил руку на арбалет, внимательно оглядывая крутой склон. Тигран прикрыл глаза, но не шелохнулся. Охотник долго и цепко шарил взглядом по зарослям не понимая причины внутреннего беспокойства.


Отойдя на несколько метров в сторону, он занял позицию способную дать ему более широкий обзор для наблюдения. Дарс презрительно фыркнул и осторожно продвинулся вперед, прикрываясь небольшим, каменным выступом. Заросший травой и мелким кустарником утес, на котором лежал тигран, нависал над озером.


Выступ надежно скрывая, не мешал тиграну наблюдать за шумной детворой.



Огромный ствол, поваленный бурей, цепляясь за склон могучими корнями, висел над водой свесив вниз длинные, упругие ветви. На них с хохотом раскачивалась малышня, поднимая тучи сверкающих брызг. Устроив соревнования по дальности полета, подростки с визгом плюхались в воду!


Озеро после грозы, было теплым, словно парное молоко.



- Я тигран! Я злой и свирепый…



Угловатый, взъерошенный подросток с куском лианы на голове, медленно наступал на малышей, царапая воздух воображаемыми когтями. Малыши с визгом, поднимая фонтаны брызг бросились в разные стороны. Но одна малышка встала на пути воображаемого тиграна.



- Я тебя не боюсь! Я тебя поцелую и ты будешь меня любить! Крепко и навсегда!



Лет семи от роду, она ловко скользнула меж рук подростка и подпрыгнув ухватила его за шею. Притянув голову за уши, к себе поближе, не дав опомниться, она звонко чмокнула подростка в подбородок. Берег огласился новой порцией пронзительного визга и заливистого хохота.


Смеялись даже охранники, до сих пор старавшиеся сохранять серьёзные мины на таком ответственном посту.



Подросток свалившийся от неожиданности в воду, отплевываясь и фыркая погрозил кулаком удиравшей подруге, бешено молотящей по воде руками и ногами. Парнишка явно, даже после поцелуя, не чувствовал в себе желания, любить крепко и навсегда.



Любить? Эту беззубую ящерку? Подросток сердито сопел не зная, что сказать девчонке, строящей ему глазки на безопасном расстоянии.


Посвёркивая дырочками так не во время выпавших зубов, она недвусмысленно выражала свою первую симпатию, вгоняя подростка в краску своим бесхитростным обожанием.



-Да я лучше змею поцелую! Ты… глупая малявка!



-А ты! Ты… дурак, вот! Тигран съест тебя и скажет спасибо!


Проглотит за один миг, вместе с… с ушами! Вот.



Обижено сопя девчушка плюхнулась вводу и смешно загребая собачьим стилем, поплыла в сторону от подростка.



-Тея, вернись! У водопада слишком глубоко!



Малышка, уплывая от обожаемого тиграна, послушно повернула к берегу, подчиняясь приказу стоящего на берегу брата.



Провожая взглядом барахтавшегося детеныша и нехотя признавшись себе, что она довольно занимательна, Дарс внезапно напрягся сжавшись в тугую пружину. Шерсть на загривке встала дыбом, в глотке заклокотало приглушенное рычание. Весь вид тиграна предупреждал о близкой опасности.


Взгляд зверя замер на падающей, зеркальной стене воды. Он не отрывал напряженного взгляда от плавного водопада. Всего на миг ему почудилось под влажным покрывалом, легкое движение.


Пронзительный, холодный взгляд сверкнув на мгновенье, пропал. У тиграна осталось ощущение, что взгляд обязательно вернётся…



-Клайд, вернись! Клайд!



Звонкий голос вновь привлек тиграна. Дарс на миг отвёл взгляд от водопада и опустил его вниз. Рядом с пузырящимся потоком, не далеко от пенной стены, он увидел влезающего на плоский камень, того самого подростка, что недавно изображал тиграна.



Клайд, не обращая внимания на призыв, повернулся лицом к берегу и чуть рисуясь приготовился нырять. В тот же миг тигран уловил тень ринувшуюся к ребёнку прямо сквозь толщу воды. Пронзительный, отчаянный крик детей слился с рыком взметнувшегося зверя. Дарс, упал вниз стремительной, чёрной молнией, обрушив с уступа ворох листьев и сухой травы.


Перед людьми, словно в замедленном кадре летели в воздухе два хищника и сойтись они должны были над сжавшейся от страха маленькой фигуркой. Мальчишка застыл на камне парализованным комочком, широко распахнув побелевшие от ужаса глаза.



Тяжелое тело тиграна с далеко выброшенными вперёд мощными лапами, со страшной силой врезалось в гигантского змея. Удар сбил тварь клацнувшую от неожиданности зубами, в сторону от ребенка. Вода сомкнулась над сцепившимися хищниками и на миг все замерло в полной тишине.


А затем озеро взорвалось гигантским фонтаном. Змей свечой взмыл вверх, раскрутив вокруг себя бурлящий водоворот. Жуткий свист перешедший в разъяренное, булькающее шипение пронесся над пляжем, отразившись от скалистого берега.


Клыки Дарса сомкнулись прямо под распахнутой пастью, не давая змею закрыть её. Опоздай тигран с прыжком хоть на мгновение и тварь проглотила бы мальчишку. Вцепившись в скулу змея зубами, тигран драл тело монстра выпущенными до предела когтями.


Страшные удары лап в одно мгновенье покрыли скользкое, упругое тело кровавыми лохмотьями. Огромная, двадцатиметровая тварь тяжело ворочалась на каменной плите, вздымая из воды гигантские кольца чешуйчатого тела. Вцепившись в монстра, Дарс впервые почувствовал, что ухватил добычу не по зубам. Глубокие раны причиняли змею боль, но не могли причинить особого вреда. Текучее, невероятно сильное и упругое тело змеи переливалось буграми мышц.


Дарсу ни разу не приходилось ощущать подобную мощь. Зверя спасал удачный захват. Сжав стальным капканом челюсть змея, Дарс не давал ему закрыть пасть. Вода вливаясь в глотку топила змея и тварь вынуждена была всё время держать голову над водой и вместе с ней и голову тиграна.


Впервые привычная стихия обернулась против змеи. Упираясь хвостом в дно, змей бился и извивался в нескольких метрах от сжавшегося в комок ребенка. Парализованный ужасом, мальчишка тихо скулил на одной тонкой ноте не отрывая взгляд от сцепившихся хищников. С момента атаки прошло не больше нескольких секунд. Райан предоставив друзьям вылавливать из воды перепуганную детвору, ринулся к камню.


Он сдернул мальчишку в воду и почти тот час по освобожденному месту, хлестнул хвост змея. Накрыв людей волной, водоворот поволок их по краю камня обдирая бока и спину. Райан вцепившись в ногу Клайда, волок его изо всех сил к берегу и только ощутив на своих плечах руки, понял, что выбрался.


Мальчишка от души нахлебался воды, но был жив и теперь задыхаясь, кашлял на берегу, выворачивая себя наизнанку.



Малыши сбились в плотную кучку под самым берегом и тихо попискивали от страха.



- Райан! Он слабеет! Если мы не поможем, змей убьёт тиграна!



Джекар, белый от ужаса, протянул руку в сторону хищников. Оставив детей под присмотром подростков постарше, к ним подбежал Гайвар заменяя на ходу стрелы арбалета на толстые, крученые болты способные пробить и не такую тушу.



Охотники подобрались к краю каменной плиты. Рискуя попасть под удары слепо хлещущего хвоста, влезли на площадку кипящую пенными бурунами. Стоять на камне оказалось труднее, чем находится возле него в воде. Охотники пораженные мощью твари, метались по камню, уворачиваясь от страшных ударов толстых петель.


Люди пытались выбирать момент, что бы помочь тиграну, так неожиданно свалившемуся на голову змея. Вода хлестала и бурлила от бешеного вращения бревно подобных колец. Сильные волны уже дважды сбивали Райана с ног, слизывая его с поверхности камня, словно надоевший банный лист. Тварь булькая горлом, яростно шипела, тигран глухо рычал.


Внезапно змей изменил тактику. Свечой взмыв вверх, зависнув на мгновение, он отвесно рухнул вниз глуша врага о воду. Удар был страшен. На миг Райану показалось, что тигран не выдержит.


Но зверь прекратив рычать, впился в змея всеми четырьмя лапами, до упора вонзив в тело змея клыки и когти.



Не имея возможности задушить тиграна, змей избрал самый эффективный способ защиты. Он колотил тиграном о воду, словно старательно выколачивал из шкуры пыль, а заодно и из тела душу!



Чернота маячила перед глазами тиграна с каждым шлепком о воду всё ближе, и ближе, и ближе.



Дарс сорвался после очередного удара, потеряв сознание от болевого шока. Змей взмыл вверх растрёпанной свечой и замер, заметив нового противника. Голову твари украшал почти метровый костяной гребень. Длинные узкие глаза горели жутким красно-сиреневым светом. Распахнув пасть, тварь несколько секунд раскачивалась из стороны в сторону, затем ринулась в атаку.


Райан не помнил сколько стрел он выпустил пока змей падал прямо на него. Время странным образом, замедлилось. Он все стрелял и стрелял вгоняя стрелы одну за другой пока сильный рывок не отбросил его в сторону, убрав в последнюю секунду из-под рухнувшего тела. Когда змей коснулся воды, вместо головы торчал колючий шар ощетинившийся оперением стрел и дротиков.


Только тогда, стоя по грудь в воде, Райан наконец то сообразил, что рядом стоят оба друга и их колчаны так же пусты как и его, а несколько подростов хрипя от натуги волокут к берегу полумертвого тиграна поддерживая над водой его голову.



Они помогли детям вытащить зверя на берег. Уловив слабое биение сердца, отправили за Раалой двух подростков постарше, но не прошло и десяти минут, как на берег примчалось почти всё население поселка напуганное шумом битвы. Матери хватали сбившихся в кучку, неподвижно сидящих словно в столбняке детей.


Со слезами ощупывая и осматривая заглядывали даже в рот, не в силах поверить что драгоценные чада живы и здоровы.



- Раала! Спаси его!



-Спаси! Раала!



Раала, запыхавшись от быстрого бега, тяжело опустилась на колени возле тиграна. Переломанные бока чуть заметно колебались, зверь еще дышал, с хрипом втягивая воздух. В его ноздрях и пасти пузырилась кровь.



- У него сломаны ребра, лапы и кажется отбито все внутри!



- Я вообще не знаю, как он еще жив, Раала!



- Кто-то очень старался сделать из него отбивную?



-Змей! Тварь прошла сквозь водопад, Раала! Тигран спас Клайда, у нас не было ни единого шанса помочь мальчишке!


Ты поможешь тиграну?



- Надо отнести зверя в селение. Я немного поддержу его силы, но… не уверена, выдержит ли он операцию.



На берегу внезапно установилась звенящая тишина. Люди пораженно рассматривали монстра вытащенного более чем на треть из воды. Охотники пытались рассмотреть хоть что ни будь сквозь завесу воды, но обнаружить на расстоянии в бликующем покрывале водопада проход, так и не смогли.



-Какое чудовище…



-Вот и ответ… Эта тварь убила рыбаков…



-Страшное соседство, от него не укроешься на дереве…



Мужчины переглянулись согласно кивая головами.



- Мы немедленно обследуем водопад, каждую щель! Надо найти его нору, тварь может быть не одна!



Дарс, не чувствовал, как руки людей бережно переложили его на сделанные из ветвей, носилки. Вскоре он лежал в лечебном боксе, под легкими руками оперирующей Раалы. Глядя на страшные внутренние повреждения, она качала головой.



-Почему он вмешался… змей не грозил тиграну…



Не одну её волновал этот вопрос, он звучал в каждом доме и люди ожидая конца операции с надеждой переглядывались друг с другом.



Операция была долгой и тяжелой. Осколки изломанных ребер чудом не задели сердце. Что бы дать время срастись костям сложенным по кусочкам, зверя уложили на спину, крепко привязав к стойкам на случай внезапного пробуждения.


Его лапы были упакованы в лубки, что попыхтев немного вырезал один из сельчан, под внимательным руководством Раалы.



Тиграна продержали под наркозом, питая внутривенно, трое суток. Наконец убедившись, что кости срослись ровно и жизнь зверя вне опасности, сонного положили у воды. Все население ожидало его окончательного пробуждения.


О перенесённых операциях, напоминали два длинных, крестообразных шрама пересекавших грудь и живот зверя. Голос в мозгу тиграна нарушил вязкую тишину сна. Он был странно знакомым и незнакомым одновременно. Когда тигран наконец осознал это, тело с утробным рыком взвилось с земли и тут же зверь сел тяжело дыша.


Дарс настороженно оглядывался по сторонам покачиваясь от слабости, не в силах понять где он и что с ним. Взгляд мгновенно выделил группу людей стоящих у деревьев. Тигран предупреждающе взъерошил загривок и оскалил зубы.



- Не бойся нас! Мы друзья! Ты спас ребенка, мы спасли тебя. Ты свободен. Твои слабость и голод, результат болезни.


Вот мясо, поешь, оно вернет силы. Ты помнишь бой? Змей едва не убил тебя.


Я знаю, ты понимаешь меня, пожалуйста ответь. Скажи нам своё имя тигран…



Дарс стоял неподвижно всматриваясь в лицо женщины бесстрашно подходящей все ближе и ближе. Её слова звучали ровно и успокаивающе. Глаза смотрели прямо в глаза зверя и не один из них не отводил взгляда.



- Меня зовут Раала. Я лечила тебя. Вспомни, ведь ты мне отвечал. Мы нашли логово змея и убили вторую тварь. Можешь сказать остальным тигранам, что опасности больше нет!


Ни вам, ни нам больше не грозит, встреча с этим гадом.



- Могли остаться детеныши… они тоже опасны…



-Уже нет! Огонь уничтожил все! Больше ни одна тварь не проползёт сквозь скалы!



-Я помню твой голос, он не давал мне уснуть.



-Сон в тот миг, означал для тебя смерть тигран! Я не могла позволить тебе умереть!



-Ты спасла мне жизнь… почему?



-Я только вернула долг!



-Ты не можешь вернуть мне то, что задолжали люди!



-Я говорю не от имени людей тигран! Я говорю от имени матери ребенка которому ты спас жизнь! Почему ты борешься сам с собой? Твои слова опровергают твои поступки!


Глубоко внутри, ты знаешь правду! В тот миг, когда бросился спасать человека, у тебя не было времени на раздумья, за тебя все решило сердце! Разве это не ответ на твои сомнения?



-Я спас детеныша!



-Ты спас маленького человека! Я предлагаю тебе дружбу тигран…



Раала медленно оглянулась и протянула руку в сторону молчаливо стоящих селян. Люди одновременно подняли руки в приветствии, отвечая на её жест.



-Люди рады что ты остался жив.



- Люди пытались создать из меня чудовище! Они потратили на это столько сил и времени!



- Они потратились зря, им это не удалось!



- Не удалось? Взгляни на меня! Меня создали, что бы убивать людей!



-Нет! Люди создали то, что хотели видеть. Грозную внешность, облик свирепого хищника! Но это все, что им удалось!


Твою душу тебе подарила мать. А понять разницу между добром и злом способно только разумное существо, ты сам!



-Твои слова… они звучат странно для человека!



-Люди разные тигран.



-Зачем вам нужна дружба с тигранами? Совсем недавно вам нужны были рабы!



- Нет, друзья! Никто не застрахован от ошибок! Мы были слепы! Глаза видели только то, что было снаружи.


Сильного, красивого зверя, способного стать помощником и другом. Мы не видели душу тигранов. Прости нас!


Но ты повторяешь нашу ошибку, ты тоже смотришь глазами. Люди разные тигран! Многие подобны змею, которого ты убил и даже хуже!


И все же… закрой глаза, посмотри на нас сердцем! Мы всегда будем помнить о том, что ты для нас сделал…



-А тиграны помнят о том, что сделали с ними люди…



- Я чувствую твою боль, но те кто причинил её, это еще не всё человечество! Есть другие люди, такие как мы! Мы нуждаемся в вашей дружбе, она нужна нам и вам тоже она нужна!



- Нет! Между нами слишком много крови! Моё имя Дарс.


Ты можешь его узнать. Ты спасла мне жизнь. Прощай!



-Нет тигран! Не прощай! До свидания Дарс!



Женщина грустно улыбнулась. Вскинув руку, она легко помахала ею, прощаясь со зверем тяжело и гордо уходящим вдоль берега. Мелькнув пару раз меж стволов деревьев, он словно растворился в лесу беззвучно сомкнувшем за его спиной лохматые, зеленые лапы. На земле сиротливо лежал нетронутый кусок мяса…



Раала почувствовала на плечах руки и оглянувшись улыбнулась Тайку. Рядом, в ожидании стояли остальные сельчане.



- Его зовут Дарс. Он гордый! Еще не готов к общению но, это начало!


Тиграны уже наши друзья, только они еще, не верят в это!



*** *** ***



После небольшого спора с отцом, Райан отправился в город, прихватив Тею, с собой. Малышка была сильно потрясена тем, что её брат и друг едва не погибли в зубах змея прямо у неё на глазах.



-Надеюсь город отвлечёт её.



-В городе может быть тоже опасно отец.



-Не опаснее чем в лесу! Позаботься о ней, а я разберусь с остальными проблемами!



-Я хотел пойти с вами…



-Здесь хватает охотников, свой бой ты уже выиграл! Лучше не перепутай адреса, что дала Эйва, нам нужны кристаллы и новые каналы сбыта и торговли!



Райан кивнул головой, признавая право отца, решать самому!



Тея нахохлившись сидела в своей комнате, забившись в кресло. Райан на руках отнес сестру на баржу и всю дорогу рассказывал смешные истории отвлекая от плеска волн за бортом.



Однако, оказавшись в городе, Тея мгновенно забыла все тревоги пораженная новыми открытиями. Райан улыбался, ласково поглядывая на вертевшуюся словно юла сестру. Наконец, присмотрев небольшую колонну, ловко забросил малышку на её плоскую площадку.


Убрав на время, вертлявое чудо, из-под ног рыбаков, принялся помогать разгружать баржу, время от времени подмигивая надутой сестре.



Город привлекал своим многообразием и странностями архитектуры, но проведя в нем несколько часов, Райан начинал ощущать усталость. Тянуло назад, домой, в привычную тишину полного тревог и опасностей, леса.



Райан удачно сдал основной товар. Мясо и шкуры почти сразу ушли по выставленной цене. Это ободрило, хотелось верить, что удачное начало знаменует и дальнейший успех! Теперь, он следил за погрузкой продовольствия упоённо насвистывая, что-то из собственного сочинения. Время от времени, Райан сверялся со списком матери и наконец вздохнул.


Весело подмигнув приунывшей сестре, он протянул руки и ловко поймал радостно взвизгнувшую малышку.



Город поразил Тею! Крепко держась за руку брата, она зачаровано оглядывалась вокруг, умудряясь на ходу поворачиваться вокруг своей оси. Вынужденный время от времени перехватывать руки маленькой непоседы Райан кружился вместе с ней, исполняя какой-то замысловатый танец и весело ухмылялся очарованный искренним восторгом, ребенка. На них оглядывались, косились, но не трогали. Цепкий взгляд в сочетании с могучей фигурой и широким поясом с оружием, отбивали всякую охоту у любителей поострить.


Простая, удобная куртка сшитая из настоящих выделанных шкур, сразу выдавала лесного гостя. Если б не беспокойная фигурка пляшущая под его руками, разглядывая все вокруг с открытым ртом, Райан уже не раз бы предъявлял пропуск, хранителям порядка. На Тее был легкий плащик из шкурок серебристой белки и она хорошо дополняла дикарский наряд брата.


Лесовики всегда одевались нарочито небрежно.



Оставалось выполнить самую главную часть своего плана. Охранник поставив печать на пропуск выпуская за черту периметра, скользнул равнодушным взглядом по парню. Деревенщина, дикарь!


Только сумасшедший решится покинуть периметр добровольно. Протянув пропуск страж равнодушным голосом пробубнил.



- Шесть часов!



И отвернулся словно они перестали существовать. Райан не собирался задерживаться дольше отведенного времени и потому не обратил внимания на цепкий взгляд второго охранника. Скользнув взглядом по ребенку, охранник что-то тихо пробубнил в небольшую рацию поднеся её вплотную к губам.



Для начала, было необходимо найти бар, о котором говорила Эйва.



Таксист, услышавший название бара вначале отказался ехать, но соблазненный ценой, решился. Он только крутил головой, поглядывая на парня рискнувшего тащить с собой, ребенка.



- Я только довезу тебя до места парень. И не смогу ждать! У тебя не хватит денег, что бы заплатить мне за риск! Так, что и не пытайся! У них там свои такси.


Проблем с обратной дорогой не будет. Проблема… ха..ха. это успеть сесть в машину! Не размахивай деньгами, не то тебя довезут, вот только не туда, куда закажешь. Хоть ты парень и здоровый, все же поберегись!


И… ее побереги если только, ты не везешь ее продать… Я мог бы помочь получить за нее, неплохие деньги. хрр.



Стальная петля жестко сжала горло побелевшего таксиста. Глядя в зеркало, выпученными от ужаса глазами, водитель хрипел ошалело моргая глазами не в силах произнести ни слова. Машина виляла из стороны в сторону и Райан немного ослабил хватку.



- Она моя сестра! Если хочешь спросить еще о чем ни будь сначала хорошенько подумай! Понял?



Таксист быстро, быстро кивал. Изо всех сил вжав голову в плечи, он старался поглубже спрятать шею побывавшую в стальном капкане молодого дикаря, едва не свернувшего её напрочь… пальцами.



Холодный блеск глаз пасажира, перепугал таксиста насмерть. Любитель поговорить, он больше не произнес ни слова. Дёргая головой и кося через плечо при малейшем движении парня, он изо всех сил жал на педали. Дорога заняла рекордно короткое время. Не успел Райан захлопнуть дверцу машины, как она рванула от него со страшным скрежетом и визгом дымя сожженной резиной.


Таксист, изрыгая хриплые проклятия унесся прочь на предельной скорости. Райан равнодушно пожал плечами. Сжав руку сестры, он внезапно перехватил пару взглядов направленных в их сторону.


Трое странных существ, вышли одновременно с ними, из подъехавшей следом машины. Странные пассажиры походили на гусениц, стоящих на тонких, тараканьих ножках. В кричащих, ярких балахонах и низко надвинутых капюшонах скрывающих их лица, они выглядели до нелепости странно.


Пожав плечами и демонстративно положив руку на пояс рядом с оружием, Райан шагнул к дверям весьма красочного заведения. Над широкой дверью проделанной прямо в животе гигантского, казавшегося живым осьминога, мерцала короткая надпись «У Орка ». Чуть выше, подмигивал лиловый глаз осьминога держащего в каждом щупальце, по бокалу. Ловко жонглируя, осьминог время от времени ронял бокал на входящего в дверь, не редко вызывая испуганный вопль и визг у женщин. Падение огромного трехмерного бокала ловко подхватываемого щупальцем, над головой испуганной жертвы, было поразительно реально.


Тея, не удержавшись взвизгнула и испуганно нырнула под ладонь брата, затем сконфуженно хихикнула и прижалась к его боку.



Небольшой, уютный зал с приглушенным, искрящимся светом над пятачком эстрады был почти полон. С левой стороны на второй этаж вела винтовая лестница оббегая зал по кругу небольшой террасой. При необходимости здесь можно было снять комнату. Тея, разинула рот и встала, как столб.


На сцене, в мерцающем свете извивалось и переливалось, что-то чешуйчатое и блестящее. Женщина, похожая на змею с закрытым прозрачной вуалью лицом и совершено без костей. То, что она вытворяла со своим телом, завязываясь узлом и спокойно при этом улыбаясь, не в силах было выполнить ни одно человеческое существо. Райан едва скользнул взглядом по сцене и внимательно оглядел зал. Цепко выхватывая все, что могло грозить неприятностями, он чуть дольше задержал взгляд в дальнем углу, куда почти не доставали вспышки света.


Небольшая компания закутанная в радужные балахоны вновь вперила в них свои взгляды. Присмотревшись Райан ощутил неприятный холодок. Интерес как ни странно вызывала Тея!


Это с нее не сводила глаз группа напялившая на себя разноцветное тряпье и старавшаяся выглядеть при этом незаметно.



Подтянув сестру поближе, он демонстративно провел рукой по поясу и рукояти оружия. Словно поняв предупреждение, цветастые балахоны медленно отвернулись.



Обойдя стоящую на пути парочку пьяных посетителей, Райан протолкнул сестру к бару с высокой стойкой. Возле неё толпилась основная масса народа. Их неторопливо обслуживал мужчина, довольно колоритной наружности.


Бармен, с лохматой гривой седых волос, здорово напоминал громадного, матерого медведя вставшего на задние лапы.



Под тяжелыми бровями прятались острые, пытливые глаза успевающие замечать все происходящее в его баре. Заметил он и странную парочку. Сразу определив чужаков, Барк не сводил с них взгляда, поражаясь храброй глупости парня, вздумавшего при всех грозить и кому?


Богомолам! Странно, что они так спокойно среагировали. Возможно чужаки не так сильно интересуют их, как показалось Барку вначале, но это не его дело. Главное в баре тихо и соблюдается определенный порядок! Ему не так уж легко далось это достижение, особенно в первые дни.


Что и говорить без помощи Орка, он бы не знал за что хвататься. Мутант был просто не заменим, не считая того, что любил выпить. К концу рабочего дня, он пылая любовью ко всему миру старался облапать, всех и каждого, благо лап для этих целей, хватало. Но Орк никогда не забывал о работе, с поразительным чутьём улавливая возникшее напряжение где бы он, в это время не находился. Мутант возникал за спиной спорщиков, словно материализовался из воздуха.


Щупальца нежно и крепко обвивали смутьянов. Приподняв над полом, пронося их через весь бар под гогот посетителей, Орк выкидывал драчунов превосходящих его ростом вдвое, за дверь. После чего, очередная стопка или две, в зависимости от количества выброшенных буянов, отправлялась в бездонное нутро на вполне оправданных началах.


Постепенно все налаживалось и Анга уже не шарахалась и не краснела при очередной солоноватой шутке подпившего посетителя.



Барк был рад, что все же решился и выкупил бар Мела. Работа отнимала все свободное время, глуша и загоняя глубоко во внутрь сосущую боль.



- Я рад, что ты жив, Барк! Рад, что тебе повезло! Мой бар, мое детище… я отдаю его в хорошие руки. Я слишком стар, а здесь нужен крепкий хозяин.


Уверен, ты справишься! У меня, только одно условие! Орк останется здесь!


При любых обстоятельствах! Это его дом! Я предлагал оформить половину бара на него, но Орк отказался.


Я продаю бар, но левое крыло наверху не продаётся, я специально включил этот пункт в договор! Это жильё Орка! И это всё, чем я могу отплатить ему! Он часть этого бара, но он может уйти если сам захочет!


Орк единственный, кому ты можешь доверять здесь! Поверь мне, эта каракатица,- настоящий мужик! В этом чокнутом мире, он словно динозавр рыцарства, верит в совесть, верность, честь и дружбу!


Я никогда не говорил… он спас мне жизнь, а я… бросаю… не могу взять его с собой! Это единственное, что гнетет меня…



- Не волнуйся! Орк был другом Эйвы! Она любила его.


Мел, дружище, Орк нужен мне даже больше, чем я ему! Я же просто не справлюсь без его многочисленных рук и без его подсказок! Черт!


Я даже готов терпеть его объятия! Ты прав, Мел! В наше время, не так часто можно кому-то доверять! У меня была Эйва…



Барк сбился и хрипло прокашлялся очищая горло. Мел положил руку ему на плечо и поднял бокал.



- Давай выпьем за неё, Барк! Не вини себя. Возможно её душа успокоилась и отыскала наконец Джарга…



Мужчины замолчали медленно отхлебывая напиток из высоких бокалов. С улицы раздался сигнал машины и Мел встрепенулся. Почти тот час в зал вкатилась существо в волнении размахивающее целым веером щупальцев.



- Друг мой! Твоя машина… она пришла и я все уложил.



- Ну… вот так-то! Прощай Барк! Желаю удачи!



Мел крепко пожал руку Барка и вновь повернулся к Орку.



- Всё, друг мой! Бар принадлежит Барку и он просит, что бы ты остался! Не подведи меня… и прости!



Мел обнял каракатицу полностью скрывшись под обнявшими его щупальцами и тихо прошептал на самое ухо мутанта.



- Помоги ему… Орк, он еще не справился с болью. Мне тоже… жаль девчонку! Ну… прощай! Прощай друг мой!


Не провожай меня!



Мел вскинул руку и быстро вышел из бара ссутулив плечи. Накопленных средств наконец-то хватило, что бы перебраться за периметр. А денег полученных за бар, должно хватить на какой ни будь небольшой бутик, что бы спокойно дожить свой век за каменной стеной.



*** *** ***



Райан протолкался к стойке и спихнув ближайшего от него захмелевшего посетителя, быстро водрузил на освободившееся место Тею. Так же быстро он сунул в руки выпивохи несколько бумажек, при виде которых у обиженного невежливым толчком человека, засверкали глаза. Схватив деньги и косо скользнув взглядом по нависающей над ним фигуре, человек громко икнул и покачиваясь ринулся в другую сторону.


К противоположной стойке бара где отпускала напитки, молодая и симпатичная дочь бармена. Обнимая сестру за плечи, Райан в упор смотрел на приближавшегося хозяина бара, слегка похлопывая ладонью по вытертому до блеска дереву.



- Мне нужен Кривой Мел, это ты ?



Парень напряженно рассматривал лицо Барка, вероятно в попытке отыскать подбитый глаз.



- Зачем он тебе понадобился?



- Говорят он знает, где можно отыскать Большого Барка! Так ты. Мел?!



- Все знают где отыскать Большого Барка! Смотря за чем он тебе понадобился. Я не адресное бюро и не с каждым здесь говорю! Я не даю в долг, и не оказываю никаких услуг чужакам, если только у нас нет общих, близких знакомых! А их нет. я это точно знаю!


Готов поспорить на хорошую выпивку!



- Не боишься разориться, раздавая дармовое питьё? Что если, я все же рискну передать тебе привет…



- И куда, по-твоему я должен его засунуть?



Вокруг стали раздаваться смешки. Завсегдатаи бара, знали колючий характер Барка и ожидая потасовки немного раздались в стороны. Наглый чужак вымахал ростом, но ума как видно не нажил.


Он продолжал приставать к Барку, не подозревая, что новый хозяин бара, уже третью неделю находился в страшном раздражении, едва сам не бросаясь на посетителей.



- Эй остынь, горячий парень! Глотни своего пойла! Мне не нужны неприятности!


Я совсем не знаю тебя.



- Возможно именно по этому, у тебя нет проблем со здоровьем! И еще, это неплохо сказывается на твоем хорошеньком личике, мальчик!



Райан скрипнул зубами, бармен явно был не в духе!



- Тот кто передал привет, говорил о тебе с большим уважением! Хотя хоть убей, не понимаю, почему!



Смешки переросли в смех и Райан повысил голос, что бы быть услышанным.



- Да с уважением, чёрт подери! Так говорят о добром друге. но я думаю, она ошибалась считая тебя таковым! Так ты Мел, осиных жал тебе в печенку, или нет.


Что-то я не вижу кривого глаза! Возможно если ты натянешь на один глаз повязку, то сможешь наконец рассмотреть, кто перед тобой! Или в этом проклятом месте, есть ещё один бар с осьминогом?


Тогда я извинюсь перед тобой и даже поставлю выпивку, за беспокойство!



Бармен на секунду замер пораженный наглостью юнца, затем оценил ширину плеч и рост гордого нахала и ухмыльнулся. Что же, потасовка обещала быть интересной. Ему просто необходимо было набить кому ни будь морду. Чужак, это лучшее, что могла послать судьба в последние дни!


Барк круто наклонился, почти лег на стойку грудью придвинувшись к самому лицу Райана. Сверля его тяжелым, напряженным взглядом он тихо произнес.



- Я. Барк!



Чужак моргнул и вдруг расцвел такой радостной улыбкой, сияя всем лицом, что Барк немного растерялся от столь явного проявления чужого счастья. Ухватив ладонь бармена, Райан с жаром тряс её повторяя одно и тоже.



- Я так рад! Барк! Я так чертовски рад.



С трудом высвободив слегка онемевшую от дружелюбного пожатия руку, Барк незаметно потряс ею, опустив под прилавок и стараясь не морщится. Да! Бог силой, этого детинушку не обидел!


Вернув кровообращение по нормальному пути и убедившись, что пальцы не сломаны от душевного порыва, Барк вздохнул. Чужак продолжал счастливо улыбаться, демонстрируя в радостном оскале здоровые, красивые зубы. С минуту, полюбовавшись на их белизну и крепость, Барк ост