test

Девочки зонтики

среда, 13 марта 2013 г.

история свит дизайна

история свит дизайна

история свит дизайна



Калинин Илья, дизайнер

По просьбам студентов худграфа, тех, кто ещё не скопировал, выкладываю собранные мной (несколько лет назад) ответы на билеты по истории дизайна. Билеты были опубликованы уже мной  на моём устаревшем сайте, и ещё в старом блоге. Комментируйте, если что-то устарело, или нужно обновить, обновлю. (ответы не все, а многие слишком краткие или вообще немного не о том, но в основном готовиться по ним можно)



  1. Возникновение и развитие ремесленного дизайна, его основные черты.


  2. Развитие ремесла, науки и техники в эпоху возрождения.


  3. Развитие дизайна 18-19века. Переход ремесленного дизайна в промышленный.


  4. Учение Д. Рёскина, У. Морриса о возрождении кустарного производства вещей.


  5. Осознание роли техники в производстве вещей. Труды Г Земпера и Ф. Рело.6 Промышленные выставки 19века и их вклад в развитие дизайна.


  6. Деятельность А. Ван де Вельде. Деятельность П. Берепса.


  7. Первые дизайнерские организации. Германский Веркбунд


  8. Создание Баухауза. Цели, задачи, методы обучения. Значение Баухауза и его роль в развитии дизайна.


  9. Деятельность В. Гропиуса


  10. Школы промышленного конструирования в начале 20века.


  11. Предпосылки промышленного дизайна в США. Пионеры американского дизайна.


  12. Развитие дизайна в США после второй мировой войны. (поп-арт, хай тек)


  13. Особенности развития дизайна в Германии во второй половине 20века. Стиль «Браун».


  14. Особенности развития дизайна в Италии. Стиль «Оливетти».


  15. Основные течения в полиграфии начала 20века.


  16. Конструктивизм в полиграфическом дизайне.


  17. Графический дизайн в истории книжной графики.


  18. Развитие дизайна в России. Прикладное искусство 19-20веков.


  19. Первые учебные заведения по подготовке художников для промышленности. Организация Строгановского училища.


  20. Организация ВХУТЕМАСа ВХУТЕИНа, проэкты и изделия студентов ВХУТЕМАСА.


  21. Концепция производственного искусства. Пионеры советского дизайна: В. Татлин, А. Родченко, В. Степанова и др.


  22. Направление в дизайне 30х годов. Научный дизайн, инженерный дизайн.


  23. Послевоенный период развития дизайна в России. Организация и деятельность АХБ, ВНИИТЭ.


  24. Особенности развития дизайна в СССР в 1960-1980гг. Современные тенденции в дизайне.




Возникновение и развитие ремесленного дизайна, его основные черты.



Разделение труда (ещё в первобытнообщинном строе) привело в итоге к обособлению ремесла при рабовладельческом строе. (очень кратко)



Развитие ремесла, науки и техники в эпоху возрождения.



В 16в Художники и ремесленники хотя и остаются работать в одном «цехе», но начинают сильно специализироваться. 14-16вв Развитие техники продвинулось — повсеместно использовались ручные прялки с приводом от колеса, водяные колёса, мельницы, часы. Часто один и тот-же человек создавал арх. Проект, и рук. Строительством, расписывал стены фресками.


Органическая связь технического творчества с худ-ым. Альберти — польза и красота. Процесс проектирования у Леонардо такой же как у совр-ого дизайнера — от 1ого наброска через тщательную проработку в деталей в материале, к построению действующей модели, и новой проверки.


Без моделирования Леонардо не мыслил никакой конструкции. (Танк, парашют, вертолёт). Столярное дело. Разделение на чистое красивое и утилитарное полезное произойдёт только в 18в при машиностроении.



Развитие дизайна 18-19века. Переход ремесленного дизайна в промышленный.



Началось все с промышленной революции XVIII века. Новый машинный способ производства в результате промышленной революции заменил собой старый кустарный, ремесленный и к середине XIX века вытеснил его практически полностью. Но кустарный способ производства существовал века, и со старыми приемами и традициями не так-то легко было расстаться.


Люди, на протяжении долгих столетий украшавшие продукты своего труда орнаментом и всевозможными декоративными элементами, хотели, чтобы и теперь предметы, созданные ими совершенно новым, машинным способом, были красивы. Как это сделать? Конечно же, испытанным, привычным способом: введением декора и орнамента. Человеческое сознание всегда развивается медленнее, чем материальная жизнь, поэтому и сейчас оно отставало от развития производства. Однако среди множества богато декорированных предметов уже в начале XIX века появляются и объекты, вообще лишенные декора как такового.


К ним в основном относились объекты промышленного, научного, спортивного оборудования, музыкальные инструменты, впоследствии и средства транспорта. Однако это еще не было началом переосмысления формы, созданной машинным способом, зарождение нового эстетического отношения к предметной среде. Это еще не было движение вперед в эстетических представлениях людей.


Многое здесь было связано со спецификой новой исторической формации. Развивающийся капитализм с его обнаженным законом купли и продажи прозаизировал жизнь и особенно область общественной и трудовой деятельности людей. Если раньше ремесленник старался производимому им предмету утилитарного назначения придать какие-то эстетические качества, то производитель-капиталист уже меньше заботился о красоте своей продукции. Зачем рабочему красивый станок? Главное, чтобы он давал больше продукции.


Ученому не обязательно любоваться своим прибором — необходим результат научного исследования, чтобы его использовать в производстве. Так появились предметы с чисто техническими формами. В их создании не участвовал художник, они полностью проектировались конструктором.



Учение Д. Рёскина, У. Морриса о возрождении кустарного производства вещей.



история свит дизайна

Представители художественной интеллигенции, такие, как инициаторы движения за обновление искусств и ремесел на Западе англичане Д.Рескин и У.Моррис, понимали, что продукты машинного производства не могут повторять декоративные формы ремесленных изделий, что в этом случае они выглядят уродливыми и убогими. Сравнивая ручную работу и машинную, Рескин явное предпочтение отдал первой. «Ручную работу, — писал он, — всегда можно отличить отмашинной; конечно люди могут превратиться в машины и довести свою работу до машинного уровня. Но покуда люди работают, как люди, вкладывая свое сердце в то, что они делают, и стремятся к лучшему, как бы плохи ни были работники, — все же в ручной работе есть что-то выше всякой цены. Общее впечатление такой работы в сравнении с работой, произведенной машиной. то же самое, как разница впечатления между хорошо прочитанным, прочувствованным стихотворением и теми же стихами, механически протараторенными».


Д.Рескин резко восстал против применения машинных украшений, «В нашей власти, — писал он, — во всяком случае обходиться без машинных украшений. Они не делают никого ни счастливее, ни умнее». Рескин выступил против всякой лжи в формообразовании, «Скудность бедности может быть прощена, и строгая полезность быть уважена, но что же другое, как презрение, может постигнуть низость обмана».


Мысли, изложенные Рескиным в его теоретических трудах имели большое значение для развития и становления технической эстетики как науки, а также впоследствии были использованы дизайнерами-практиками. Идеи Рескина были подхвачены его учеником и последователем У.Моррисом, который пытался осуществить их на практике. Созданные им художественные мастерские, наподобие средневековых, должны были, по замыслу их создателя, послужить делу оздоровления вкусов публики. Однако, как уже отмечалось выше, Рескин и Моррис выступали не только против украшательства в предметах, созданных машинным способом, но и против технических форм, а также машины вообще.


Это объяснялось неприятием ими тех социальных уродств, которые были характерны обществу того времени. «Хотя Англия и оглушена прядильными станками, — восклицал Рескин с кафедры Оксфордского университета, — ее народ не имеет одежды; хотя она почернела от каменноугольных копей, люди умирают от холода; хотя она продала душу ради наживы, они мрут от голода. Оставайтесь при этом торжестве, если хотите, но будьте уверены, что изящные искусства его никогда не разделят вместе с вами.» Невыносимые бедствия народа, потеря красоты в жизни и в искусстве — таковы были следствия социального развития того времени. Но Рескин и Моррис причину этих бед переносили из социальной жизни в сферу производства и во всем винили технику и машинную индустрию. «Как условие жизни, машинное производство в целом есть зло», — заявлял Моррис. Протест против техники рождал и отрицательное отношение к техническим формам, которые в XIX веке, как говорилось выше, были следствием рационального, утилитарного духа мировосприятия в нарождавшемся капиталистическом обществе. А это также было чуждо передовым мыслителям того времени. «Я не удержусь, — писал Моррис, — прежде всего, резко и прямо заявить, что машинное производство обязательно рождает уродливую утилитарность во всем, с чем имеет дело человеческий труд, а это — серьезное зло, ведущее к распаду человеческой жизни».


Таким образом, техническим формам в XIX веке отказывали в каких бы то ни было эстетических качествах. Их если и не осуждали, то только терпели как утилитарную неизбежность. Однако, инженер, проектируя предмет чисто утилитарного назначения, не мог не стараться в соответствии с уровнем развития своего эстетического вкуса создать его наиболее гармоничным. Всякая творческая работа содержит в себе эстетические начала, и всегда человек-творец созидает не только в целях чистой утилитарности, но и «по законам красоты».


Поэтому, сознательно или бессознательно, инженер вносил в техническую форму элемент эстетического. То же относилось к проектировщикам объектов промышленного строительства: ангаров, мостов, силосных башен, которые в это время тоже часто имели чисто функциональные формы, лишенные каких-либо украшений. Поэтому неудивительно, что уже в XIX веке, именно в среде инженеров и архитекторов, появились люди, которые поняли, что и машинные формы могут быть красивыми.



Осознание роли техники в производстве вещей. Труды Г Земпера и Ф. Рело .



Одним из первых в защиту красоты технических объектов выступает немецкий инженер и теоретик машиностроения Франц Рело (I829-I9O5). «В наше время, — писал он, — когда появляется огромное количество новых форм, многие специалисты в своей фальшивой чопорности стремятся резко разграничить искусство и технику, которые могли бы объединиться в едином гармоническом развитии, а это приводит к тому, что идея единства часто теряется». В своей работе «О стиле в машиностроении» (1862) Ф.Рело пытался подойти к красоте промышленных объектов, исходя из самой технической формы, но это были только первые попытки, и часто автор невольно склоняется к простому накладыванию искусства на технику. В частности, Рело считал, что учение о форме в строительном искусстве полностью применимо и к машиностроению, в результате чего он подпадал под влияние так называемого «архитектурного стиля», который выражался в том, что делались попытки формы, выработанные архитектурой в прошлом, вводить как эстетический элемент в формы промышленных предметов.


Большое значение для осознания обществом эстетической значимости функционально обоснованных форм, лишенных ложных украшений, имели теоретические работы немецкого архитектора Готфрида Земпера и французского — Виолле ле Дюка. Г.Земпер приветствовал развитие машинного производства. «Машины, — писал он, — шьют, вяжут, ткут, кроят, окрашивают, все глубже проникая в область ремесленного искусства, оставляя далеко позади мастерство человека. Разве все это нельзя считать прекрасными достижениями?» В своем основном труде «Стиль в технических и тектонических искусствах, или практическая эстетика» (1860-1863) Г.Земпер почти подошел к теории функционализма, выявив зависимость формообразования от изменения идей, материалов и техники их обработки.


Он сформулировал свое знаменитое триединство: «Во-первых, каждое произведение искусства надо рассматривать с точки зрения той материальной функции, которая в нем заложена, будь то утилитарное назначение вещи или ее высший символический эффект, во-вторых, всякое произведение искусства является результатом использования материала, который применяется при его изготовлении, а также влияния орудий труда и технологических процессов.» К теории функциональной формы подходил и Виолле де Дюк. В своей книге «Беседы об архитектуре» (I862-1863), говоря о зодчестве XIX века, он резко выступил против механического накладывания декора на функциональные элементы и конструкции. Виолле де Дюк боролся за правдивое выражение в форме свойств материала и функции объекта. Он писал: «Придавать материалам функцию и мощность, соответствующие объекту, формы, наиболее точно выражающие и эту функцию, и эту мощность, — это один из важнейших моментов композиции. Можно придать самой простой конструкции особый стиль, особое благородство при умении правильно употреблять материал, учитывая их назначение».


Однако, вплотную подойдя к теории функциональной формы, Виолле де Дюк все же не смог уяснить, что же таковая может собой представлять реально на практике. Подчиняясь общему направлению века эклектизма, он ищет примеры в прошлом. «Какие же формы, — пишет он, — подходят в настоящее время для нашей цивилизации. Где нам искать если не образцы, то по крайней мере прецеденты этих форм, поддающихся всем требованиям?


Найдем ли мы их в греческой древности? Или же в римской древности. Пожалуй, нам нужно обратиться к произведениям светской школы средних веков?» Таким образом, вопрос визуальных качеств формы для Виолле ле Дюка оставался открытым. Промышленные выставки 19века и их вклад в развитие дизайна.(слишком кратко) Англия! Боже тебя храни.


1851 — первая ВСЕМИРНАЯ выставка. Санкционировал — принц Альберт. Инициатор — Генри Кол. Лучший конкурсный проект сконструировал Джозеф Пакстон. (по типу теплицы) Только из стекла и железа. Сдвиг от украшательства к инженерии.


Обшей идеи оформления выстовочных стендов небыло. Модели мостов и паровозов, гидравлического пресса и макет Суэцкого канала. Телескопы и даггеротипы.


Печатная машина, дающая 5 тыс. оттисков в час «Иллюстрированных лондонских новостей».Электрический телеграф Сименса. Именно от выставок появляется широкое обсуждение проблем формообразования. 1855 Выст. В Париже. 1862- Третья пром.


Выст. В Лондоне. +смотр произведений иск. За последние 100 лет. (развлечения для посетителей, рекламность (50тонн шоколада, пушка весом 124 тонны))



Деятельность А. Ван де Вельде. Деятельность П. Берепса.



Вопрос о художественном воздействии на техническую форму нового стиля, был одним из центральных и в деятельности бельгийского архитектора Г. Ван де Вельде, развернувшейся на рубеже XIX–XX веков. Были охвачены главным образом бытовые предметы. Причем, исходной позицией было положение о том, что вещи, наполняющие дома, антиэстетичны по своей природе, потому что они сделаны машиной.


Задача, следовательно, состоит в том, чтобы скрыть эти черты машинного производства, замаскировать техническую форму художественной. Ван де Вельде становится одним из наиболее ярких выразителей новых тенденций, идеологии и практики новой художественной промышленности. Его отличает страстное увлечение техникой, машиной. Ван де Вельде, действовавший в Бельгии и Германии, развивал в своих литературных трактатах правильные мысли об «идее целесообразности», о верности материалу и «логическому содержанию» вещи. Он выдви¬гал теорию «практической или разумной красоты».


В 1894 году Ван де Вельде выполнил первый архитектурный заказ — дом Сете в Дивеге. В 1895-1896 годах он построил собственный особняк «Блуменверф» в Эккле близ Брюсселя, в котором спроектировал все, включая убранство и одежду. Этот дом был ярким примером синтеза всех искусств. Все детали дома тщательно прорисованы в «стиле модерн», одним из создателей которого он был.


Вилла привлекла всеобщее внимание. Планы и фасад здания прорисованы мастером в соответствии с функциональным назначением, но, вопреки своему же протесту против подражания «стилям прежних эпох». Источниками, питавшими причудливый мир форм модерна, были, с одной стороны, фигурно-орнаментальные мотивы открытой в те годы крито-микенской культуры, с другой — архитектура, прикладное искусство и неповторимая по тонкости графика Японии.


Это последнее, но, пожалуй, и самое глубокое влияние дальневосточного искусства на европейское. То, что он соединял проблему стиля с проблемой синтеза искусств, было характерно для эстетики модерна в целом. Особенность позиции Ван де Вельде заключалась в отказе от антииндустриализма неоромантического толка. Современность требовала, по его мнению, создания нового стиля — нового символистического языка художественных форм. «Я стараюсь изгнать из декоративного искусства все, что его унижает, делает бессмысленным; и вместо старой символики, утратившей всякую эффективность, я хочу утвердить новую и столь же непреходящую красоту», — писал Ван де Вельде. ЛОГИКА и СИЛА в линиях модерна Образец чайной ложни он создовал так же внимательно как проект дома.


Не надо делать пачку сигарет в виде рояля!Попытка отказа от исторических образцов Особенного внимания заслуживает деятельность архитектора П. Беренса, В 1907 году его пригласили в известный монополистический концерн АЭГ на должность художественного директора. Концерн объединял в это время 2810 предприятий и фирм. В деятельности Бе¬ренса интересен момент — создание определенного «лица» продукции АЭГ, то есть «стиля фирмы», что было вызвано не столько даже художественными соображениями, сколько необхо¬димостью стандартизировать продукцию, сдержать разнобой в формах и внешнем виде вещей, порожденный деятельностью много¬численных конструкторских бюро, работавших в различных ячейках огромного концерна.


Беренс особенно охотно применял шести¬угольники, концентрические и параллельные окружности, овалы, членение предметов в соответствии с привычными архитектурными канонами. Хотя формы изделий, предлагавшиеся Беренсом, далеко не всег¬да были обусловлены функцией, в социальном аспекте его можно считать одним из первых представителей «индастриал дизайна», верно служивших монополистическим задачам крупного концерна. На примере деятельности Ван-де-Вельде и особенно Беренса видно, что в начале XX века моррисовские машиноборческие идеи были окончательно изжиты.


Практически деятельность Беренса, Ван-де-Вельде и других привела к новому прикладничеству, помогающему капиталистиче¬ской промышленности сбывать свои товары. Такие альянсы между отдельными хозяевами индустрии и работниками искусства были высоко оценены монополистами и в конечном итоге организационно закреплены в создании Германского художественно-промышленного союза—Веркбунда. Теоретики модерна, в том числе и Ван де Вельде, отстаивали концепцию, согласно которой архитектура здания, интерьер и вся обстановка помещений должны были составлять единый художественный ансамбль, осуществленный по проектам одного архитектора или художника.


Наибольшее влияние модерн оказал на архитектурные формы и интерьер особняков. Они строились по принципу: «от интерьера к экстерьеру», на образец английского дома для одной семьи, окруженного озелененным участком. Здание подобного типа не нуждалось в подчеркнуто красивом фасаде; оно допускало более гибкую, целесообразную, лучше отвечающую требованиям удобства жильцов планировку внутреннего пространства.



Первые дизайнерские организации. Германский Веркбунд



Упадок в архитектуре и прикладном искусстве середины XIX века (с которым в Англии пытались бороться Готфрид Земпер, Джон Раскин, Уильям Моррис перешел в 90-х годах в глубокий кризис всего художественного производства. Центром обновления архитектуры, ремесла и промышленной продукции в это время становится Германия, быстрое техническое развитие которой дало необычайный стимул развитию самосознания ведущих буржуазных слоев и способствовало консолидации общественности страны. Освобождение от чуждого времени балласта в архитектуре и оформлении продукции, развитие художественных идей, переход к новым, соответствующим веку формам с нетерпением ожидались не только художниками, но и широкой общественностью. С другой стороны, резкое изменение соотношения сил между ведущими промышленными державами и их ролей на мировом рывке, конфронтация со странами, задававшими тон в культурной жизни, просто требовали от Германии проведения самостоятельной и прогрессивной линии в области культуры. Даже в консервативном крыле крупной буржуазии возник интерес к новым художественным идеям, типам форм.


В 1896 году архитектор Г. Мутезиус был послан в качестве атташе в Лондон для изучения английского художественного производства и архитектуры, а в Германию были приглашены Йозеф Мария Ольбрих и Анри ван де Вельде. Демонстрацией новых идей стали выставки художественных ремесел. После выставки в Дармштадте в 1897 году вся художественная промышленность так резко перестроилась на искусство модерна, что Анри ван де Вельде назвал Германию «американейшей страной, в которой все возможно». Модерн, поднявший вопрос о едином формообразовании, пытался решить его путем объединения разнородных по своей природе форм с помощью текучего, обволакивающего орнамента, путем внешнего воздействия на техническую форму. Чувственно-романтическое отношение к вещи было потеснено началами рационализма, простоты. удивительно единое мнение, что поворот можно совершить лишь путем сознательного тесного сотрудничества художников и промышленников усиленный интерес к естественной красоте материала и его подчеркнуто эстетическому использованию.


Новые тенденции продемонстри-ровала выставка 1897 года в Мюнхенском Glaspalast, руководя-щим принципом которой была функциональность. А уже выставка 1901 года «Немецкое искусство» в Дармштадте ознаменовала отказ от модерна и поворот к более «деловому» оформлению с некоторым оттенком «люкса», вызвавшим много споров. Принцип целесообразности, обоснованный еще в 1860-х годах Земпером и развивавшийся Виолле-ле-Дюком в его «Беседах об архитектуре», начал, наконец, многими трактоваться как эстетический. III Всеобщая выставка немецкого прикладного искусства, открывшаяся в 1906 году в Дрездене, где принципиально новым было разделение прикладного искусства и промышленного дизайна.


Выставка имела большой успех, и под ее влиянием произошло объединение мастерских Дрездена и Мюнхена в единые Немецкие мастерские прикладных искусств и ремесел. Основной целью Мастерских было создание конструктивной и функциональной продукции, выразительной прежде всего своей формой. По общему мнению, именно эти два события послужили толчком для оформления новой организации, необходимость которой ощущалась уже давно, и не только художниками. Значительная часть немецких промышленных предпринимателей также начала интересоваться совершенствованием качества и формообразования (об этом свидетельствует, в частности, приглашение в октябре 1907 года во Всеобщую электрическую компанию (АЭГ) Петера Беренса в качестве консультанта по вопросам оформления всего, что строила, производила и печатала АЭГ).


Очевидно, промышленность и независимые художники начали понимать друг друга. Итак, 7 октября 1907 года в Мюнхене состоялось заседание, объявившее об образова-нии Немецкого Веркбунда Объединение было создано Инициативным комитетом из двенадцати художников (архитекторов и «прикладников») и двенадцати фирм, выпускавших в основном художественную продукцию. Позиции художников в вопросах искусства были совершенно различны.


Так, Теодор Фишер считался мастером традиционной немецкой архитектуры, а Петер Беренс начал свою деятельность как новатор формообразования, индустриальный архитектор; Иозеф Хофман был руководителем Венских мастерских, выпускавших изысканную продукцию класса «люкс», а Вильгельм Крайс был известен своими крепкими «бисмарковскими» башнями. Собственные взгляды на художественные проблемы имелись и у руководства фирм, вошедших в состав союза. Их объединяла задача повышения художественно-эстетического качества продукции промышленного производства, мечта о единой архитектонической культуре, свободно использующей возможности массового машинного производства.


Проект программы объединения гласил: — способствовать плодотворному сотрудничеству искусства, ремесла и промышленности и повышению качества изделий; — сплотиться во всех вопросах, волнующих художников и ремесленников; — обязать самих членов союза к достижению высоких результатов в работе; — проводить мероприятия по подъему представлений о хорошем качестве продукции; — влиять на воспитание молодежи, прежде всего — ремесленных сил; — влиять на торговлю, систему финансирования и ведение дел. До 1918 года Немецким Веркбундом практически руководили три его создателя: Герман Мутезиус, Карл Шмидт и Фридрих Науман, и их ближайшие друзья — Рихард Римершмид и Фриц Шумахер. Мутезиус высказывался за первенство функции и конструкции при формообразовании, за признание красоты функциональной промышленной продукции.


Карл Шмидт, создавший из столярной мастерской в Дрездене Немецкие мастерские прикладного искусства, был сторонником простых, ремесленно добротных форм, натурального материала и органичной конструкции. В то же время как Мутезиус прокладывал путь соответствующему времени оформлению жизненной среды, а Шмидт связывал вопросы отношения к форме и материалу с моралью и индивидуальной этической позицией, Фридрих Науман, влиятельный либеральный политик, сумел объединить все движение сильными национальными связями и придать ему в глазах современников всеобъемлющую идею. Мечтая о покоряющем мир, развивающемся из национальных традиций «немецком стиле», он требовал увеличения масштабов массового производства. Характерными для первых лет деятельности Веркбунда были конструктивная мебель Римершмида с комбинированными и встроенными элементами, гончарная посуда ясных форм и совсем без декора, лаконичные металлические изделия, дешевые полиграфические издания, выпускавшиеся в обложках из простой декоративной бумаги вместо дорогого переплета, но с применением оригинальных современных шрифтов, разработанных членами организации на основе традиционных, в частности готического.


Очень интересной была графика объединения; плакаты выставок Веркбунда стали олицетворением его новаторства и энергии. Мастерскими выполнялись архитектурные работы, проектировались интерьеры государственных и муниципальных зданий, строились банки, отели и особняки, железнодорожные вагоны. Новый немецкий музей искусства в ремесле и торговле.


Веркбундом выпускались специальные издания, рассчитанные не столько на потребителя продукции, сколько на ее производителя, фабриканта и художника. организация Веркбундом совместно с Союзом торгового образования специальных курсов, предназначенных для повышения уровня образования торговых предпринимателей, организовывались циклы лекций. Особое внимание уделялось в них образованию продавцов. Им выпускалась масса общеобразовательной литературы, пуб-ликовались выступления по актуальным художественным проблемам, читались программные доклады. в Европе началось так называемое Веркбунд-движение.


Уже в 1910 году оформились Австрийский Верк-бунд и шведский Slojdsforening, названный Шведским Веркбундом в 1917 году, в 1913 году были основаны Швейцарский и Венгерский Веркбунды, а в 1915 году — тоже по образцу НВБ — в Англии была основана Design and Industries Association. Проблема стандартизации художественных форм стала предметом ожесточенных споров на заседании НВБ в 1914 году. Анри ван де Вельде, возмущенный мыслью о возможности канона, дисциплины, «стерилизации» искусства, возглавил оппозицию Мутезиусу.


В своих «Антитезисах» он проповедовал творческую свободу художника. архитектурные комплексы. Впоследствии многим из этих сооружений — как, например, Стеклянному дому Бруно Таута — были посвящены специальные исследования. Эта выставка стала последним крупным мероприятием НВБ перед первой мировой войной. Сразу после окончания второй мировой войны началось возрождение Немецкого Веркбунда на западе Германии, с центром в Дюссельдорфе. В 1950 году по его инициативе был основан Дом промышленной вещи в Эссене для организации постоянно действующих выставок лучших промышленных изделий западногерманского производства.


До 1960-х годов развитие дизайна в ФРГ продолжало идти под влиянием НВБ, в соответствии с теорией Веркбунда и в предложенных им формах объединения дизайнеров (так называемые «центры формы»). Постепенно лозунг объединения искусства и промышленности, под которым произошло основание НВБ, отступил в деятельности союза на второй план. Члены НВБ занимаются (объединение официально существует и сейчас) собиранием коллекций, интересных с точки зрения истории дизайна изделий национального производства, территориальным развитием, городским строительством и сохранением ландшафта, вообще охраной окружающей среды, а также концентрируют внимание общества на воспитании молодежи (и уже не только художественном). Вероятно, деятельность Немецкого Веркбунда можно назвать в определенном смысле аналогичной деятельности Веймарского Государственного Баухауза: обе организации были созданы для внедрения в практическое, прежде всего промышленное производство новых художественных идей — о выразительности простоты, о красоте машины, всего функционального, соответствующего своему назначению.


Правда, сферы для воплощения в жизнь этих принципов ими были выбраны разные: если деятельность Баухауза была направлена главным образом на воспитание нового поколения художников — по-настоящему творческих, но трезво, практически мыслящих личностей, — то задачей Веркбунда было непосредственное влияние на производство, его педагогическая деятельность осуществлялась в результате деятельности производственной: обучение новых творческих сил происходило под влиянием «технически и эстетически совершенной» продукции, созданной в его мастерских. При этом НВБ представляет особый интерес в силу своего более раннего возникновения: основанный в 1907 году, он на 12 лет опередил создание Баухауза и за эти годы сумел реализовать на практике идеи своих основателей и стать признанным инициатором широкого движения за новое, функциональное искусство, охватившего европейские страны. Таким образом, почва для деятельности Баухауза была им подготовлена (да и основатель новой организации был подготовлен школой Веркбунда: Вальтер Гропиус был его активным членом более пяти лет). морального воздействия на последующие школы дизайна и даже на современное формообразование в целом. Создание Баухауза.


Цели, задачи, методы обучения.



Значение Баухауза и его роль в развитии дизайна.



В 1919 году в небольшом германском городе Веймаре был создан «Баухауз» (буквально «Строительный дом»), первое учебное заведение, призванное готовить художников для работы в промышленности. Вальтер Гропиус, ученик Петера Беренса. В короткое время «Баухауз» стал подлинным методическим центром в области дизайна. В числе его профессоров были крупнейшие деятели культуры начала XX столетия архитекторы Мис ван дер Роэ, Ганнес Майер, Марсель Брейер, художники Василий Кандинский, Пауль Клее, Лионель Фенингер, Пит Мондриан. Начало деятельности «Баухауза» проходило под влиянием утопических идей о возможности переустройства общества путем создания гармонической предметной среды.


Архитектура рассматривалась как «прообраз социальной согласованности», признавалась началом, объединяющим искусство, ремесло и технику. изготовляя образец (или эталон), студент мог ощутить предмет как некоторую целостность. удент «Баухауза» работал не над единичным предметом, а над эталоном для промышленного производства. Образцы, выполненные в стенах школы, отличает энергичный ритм линий и пятен, чистый геометризм предметов из дерева и металла. Чайники, например, могли быть скомпонованы из тира, усеченного конуса, полукружия, а в другом варианте — из полукружия, полусферы и цилиндров. Текучесть силуэта можно проследить в изделиях из керамики, но это выражение свойств материала — обожженной глины. «Баухауз» искал конструктивность вещи, подчеркивал ее, выявлял, Подлинная революция- (деревянные кресла Ритфельда, сиденья на металлической основе Марселя Брейера и многое другое изучению материалов придавалось исключительно большое значение, так как правдивость использования того или другого материала была одной из основ эстетической программы «Баухауза». Новаторским был и сам принцип художественной подготовки. кроме обычных натурных зарисовок, технического рисования, на всех курсах шло беспрерывное экспериментирование, в процессе которого студенты изучали закономерности ритма, гармонии, пропорции (как в музыке изучается контрапункт, гармония, инструментовка).


Вместо резной мебели из стен «Баухауза» стали выходить модели для массового изготовления, в частности образцы сидений М. Брейера. Важной вехой в истории «Баухауза» был переезд училища из тихого патриархального Веймара в промышленный город Дессау. Здесь по проекту самого Гропиуса было построено замечательное, вошедшее в золотой фонд мировой архитектуры специальное учебное здание, объединяющее учебные аудитории, мастерские, общежитие студентов, кварры профессоров. Это здание было во всех отношениях манифестом новой архитектуры — разумной и функциональной. Внутреннее оборудование квартиры самого Гропиуса, спроектированное им самим совместно с Брейером, по своей демократической основе было моделью прогрессивного жилища будущего.


Оно отличалось удивительной скромностью, удобствами и во многом предвосхитило основные тенденции построения бытового пространства с его простором, обилием воздуха, отсутствием корпусной мебели. Примечательно не только общее решение, но и отдельные детали интерьера — светильники, блоки кухонной мебели и многое другие. созданные в институте образцы обоев и обивочных тканей служили основой для фабричного производства массовой продукции. В последние годы существования «Баухауза», когда во главе его стал Ганнес Майер, особенно повысилась теоретическая подготовка студентов. изучалась социология и экономика. Чтобы понять процесс производства, студенты должны были пройти непосредственно все его этапы. Такой метод изучения позволял им всесторонне освоить воздействие внешней формы предмета, особенности восприятия формы, фактуры, цвета, познакомиться с оптикой, цветоведением, физиологией. студент формировался как всесторонне развитая творческая личность.


Прогрессивность «Баухауза», передовые взгляды его профессуры вызывали недовольство местных властей. В 1930 году Майер отстраняется от руководства институтом. Во главе «Баухауза» становится замечательный архитектор Мис ван дер Роэ, но существовать «Баухаузу» остается недолго.


Сразу после прихода нацистов к власти в 1933 году он ликвидируется. Большинство руководителей «Баухауза», в том числе Гропиус, Мис ван дер Роэ, Моголи Надь, навсегда уезжают из страны. Значение «Баухауза» трудно переоценить.


Он не только был примером организации обучения дизайнеров, но и подлинной научной лабораторией архитектуры и художественного конструирования.



Деятельность В. Гропиуса



Один из виднейших теоретиков функционализма В.Гропиус писал: «Среди многих одинаково экономичных решений (а для каждой строительной задачи их существует большое количество) творчески работающий художник в пределах ограничений, диктуемых его эпохой, выбирает нужное ему решение, исходя из личного восприятия. Вследствие этого произведение отражает «почерк» своего творца. Далее Гролиус говорит: «Ощущается новое стремление проектировать здания нашего окружения, следуя их внутренним закономерностям без фальши и манерности; функционально выявлять их смысл и назначение из них самих благодаря правильному соотношению энергии их масс, а все лишнее, вуалирующее их абсолютную форму, отбрасывать. » Это направление в архитектуре, о котором говорил В.Гропиус, относилось к формообразованию 1920-х годов, когда художник лишился «ограничений, диктуемых его эпохой» не только в технологической сфере, но и в сфере духовной культуры общества с ее эстетической переориентацией искусства и новым отношением к техническим формам. Последние перестали рассматриваться как антиэстетические, а отсюда уже было рукой подать к осознанию их потенциальных эстетических возможностей, что и произошло в лоне промышленного искусства, художественного конструирования. Художники Баухауза, образованного в 1919 году, работали уже с чисто технической формой, в ней искали источник гармонии предметной среды.


Постепенно изделия Баухауза проникали в быт, становились популярными. Декор и орнамент исчезали из сферы промышленного формообразования. Одной из лучших работ Гропиуса считается построенное им в 1925-1926 здание Баухауза в Дессау.


При почти полном отсутствии декора четко выявлена конструктивная основа сооружения. Эти черты характерны и для современного функционализма. Баухауз стал международным художественным центром. Гропиус стремился ввести там универсальную гибкую программу обучения, которая максимально содействовала бы развитию индивидуальных творческих способностей студентов. В 1928 Гропиус оставил пост директора Баухауза и переехал в Берлин.


В конце 1920-х — начале 1930-х годов, после постройки театра в Йене, его внимание было обращено преимущественно на создание промышленных сооружений, дешевых жилищ для рабочих, кооперативных магазинов и домов. Стиль, в котором работал Гропиус, имел мало общего с неоклассицизмом — официальным архитектурным стилем нацистской Германии, поэтому в 1934 он был вынужден эмигрировать в Лондон, затем переехал в США и стал профессором и заведующим кафедрой архитектуры Гарвардского университета, где преподавал до 1952. Среди его работ следует отметить Центр выпускников Гарвардского университета в Кеймбридже, здания университета в Багдаде, здание посольства США в Афинах и небоскреб авиакомпании ’Американ эрлайнс’ в Нью-Йорке.


Гропиус написал несколько книг. Умер Гропиус в Бостоне 5 июля 1969



Школы промышленного конструирования в начале 20века.



(нет ответа, но можно рассказать о ВХУТЕМАСе, ВХУТЕИНЕ, БАУХАУЗе и тд.)



Предпосылки промышленного дизайна в США. Пионеры американского дизайна.



Краткая история становления дизайна в США (часть первая)



«Американская система» массового производства, успешно внедренная в середине 19 в. характеризовалась масштабным производством стандартизированной продукции с взаимозаменяемыми частями. Сильно отличающаяся от индивидуализированного ручного ремесленного производства, эта система потребовала механических станков, движимых искусственно вырабатываемой энергией и упрощенных операций, наделяя изделия эстетикой с определенными свойствами, — так появился промышленный дизайн. Сначала посредством этой системы вырабатывались револьверы, часы — настенные и карманные, а также приспособления для ведения сельского хозяйства. Однако постепенно с применением принципов массового производства начала вырабатываться подавляющая часть потребительских товаров.


Швейные и печатные машинки стали первыми изделиями, намеренно разработанными с учетом различных акспектов их использования конечным потребителем. Это время можно считать начальными стадиями применения принципов промышленного дизайна на практике. Например, для того, чтобы продавать свои швейные машинки, Исаак Зингер решил, что их необходимо орнаментировать, — так они бы лучше вписывались в домашнюю обстановку. Однако, если предполагалось, что машинки должны стоять в цеху, они должны были изготавливаться в черном цвете. Несколькими десятилетиями позже, в 1908 г. Генри Форд усовершенствовал сборочную линию производства, сделав Model T полностью ориентированным на массовое производство автомобилем.


Форд верил в дизайн, основные философские постулаты которого выражались в принципе «функционализма», за который так агитировал архитектор Луи Салливан (1856 — 1924). Функционализм, одно из первых осознанных направлений в дизайне, делал упор на «честном» дизайне, который подчеркивает то, для чего предназначен разрабатываемый объект. Наиболее емкое выражение этого направление заключено в известной фразе Салливана «форма следует за функцией». В первые годы становления промышленного дизайна автомобиль стал, подобно небоскребу позже, тем объектом, в процессе разработки которого дизайн должен был задействовать весь свой потенциал для получения успешного изделия, соответствующего тогдашнему уровне развития технологий и производства. Франк Ллойд Райт (1869 — 1959) был хорошо известным сторонником функциональной эстетики, что не мешало ему, однако, предпочитать делать эксклюзивные вещи для немногих избранных.


При этом до подъема деловой активности в 1910-х и 20-х гг. когда наступила эра массового производства офисной мебели и оборудования, принцип функционализма не был массовым явлением. На протяжении 1910-х гг. изобразительные искусства, особенно в Европе, оставались все еще наиболее определяющим фактором в дизайне. Стиль ар-нуво, наиболее отчетливо выраженный в работах бельгийского дизайнера Хенри ван де Вельда (Henry van de Velde), базировался на органических формах и антагонизме по отношению к механизированному массовому производству. Дадаист Марсель Дюшан (Marcel Duchamp) продвигал идею того, что самые прозаичные утилитарные объекты — это и есть произведения искусства.


Ле Корбюзье развивал пуристскую теорию, полагая, что человек — это такой же функциональный объект, каковым является любая машина и что предметы надо рассматривать как продолжение человеческого тела. Пьет Мондриан (Piet Mondrian) и Джери Ритвельд (Gerrit Rietveld) придерживались идеалов De Stijl, движения, которое было основано в Голландии в 1917 г. De Stijl сводил вещи к их базовым элементам — основные формы, прямые углы и базовые цвета. Однако, хотя все эти школы приобрели многих сторонников и повлияли в различных аспектах на дизайн товаров потребления, наиболее влиятельным движением для становления американского промышленного дизайна было течение Баухауса, основанное в 1919 г. Однако до кризиса 1929 г. промышленный дизайн в США не рассматривался как самодостаточная сфера деятельности. Многие дизайнеры, задействованные ранее в театре или рекламном бизнесе, были вовлечены во времена Великой Депрессии, чтобы создавать жизнеспособные и практичные изделия для рынка, хотя еще и небольшого, однако, насыщенного конкурентными продуктами и услугами. На этих дизайнеров оказала огромное влияние модернистская эстетика Баухауса.


Они принесли промышленный дизайн в дома, применяя принципы модернизма к бытовой технике, мебели и даже архитектуре. Уолтер Дорвин Тиг (Walter Dorwin Teague) (1883 — 1960) начинал как графический дизайнер, однако, уже в 1920-х гг. стал применять свои способности в трехмерной их реализации. В течение своей карьеры он разработал фотоаппараты для Коdak и стал хорошо известным благодаря своим усовершенствованиям в области дизайна автомобилей, бензоколонок, интерьеров самолетов и универсальных магазинов, бытовых приборов, конторского оборудования, инструментов и мебели. Рэймонд Леви (Raymond Loewy) (1893 — 1986), француз, эмигрировавший в Америку, стал известным после редизайна копировального аппарата Gestetner, сделав его более функциональным и эстетичным.


В 1935 г. Леви усовершенствовал дизайн холодильной камеры Coldspot для Sears, покрыв холодильный отсек белой эмалированной сталью, снабдив его хромированным крепежом и добавив различные опции, сделавшие изделие более удобным для пользователя. Теперь это изделие могло поместиться в контейнер любого размера, имело полуавтоматический дефростер и было снабжено подносами для мгновенного получения кубиков льда. Henry Dreyfuss (1904 — 1958) первоначально специализировавшийся на театральном искусстве, открыл бизнес по дизайну интерьеров в 1929.


В 1937 он сделал редизайн телефона Bell, снабдив его невысоким профилем и разместив рисивер и раковину в одну деталь — телефонную трубку. Это был дизайн, основанный на принципах простоты: просто использовать, просто мыть, просто производить. Dreyfuss проявил себя как незаурядный дизайнер в области взаимодействия человека и объектов вокруг него.


Он провел много времени, изучая человеческое тело и стал первым пропагандистом эргономики, наиболее полно выразившим себя в книге Designing for People (1955) и The Measure of Man (1961). Norman Bel Geddes (1893 — 1958) — еще один дизайнер, вышедший из театра, отдал свой талант проектированию в области авиатехники. И хотя он не открывал обтекаемости форм, он немало поработал над демократизацией этого направления.


Популярные между 1927 и началом Второй мировой войны обтекаемые формы характеризовались металлическими поверхностями, длинными, закругляющимися, горизонтальными кривыми, скругленными углами и исключением выступающих частей. Все это базировалось на научных принципах и стремиловь к максимальной аэродинамичности в условиях воды и воздуха. Обтекаемые формы были крайне популярны и проявляли себя на железных дорогах и в трейлерах, тостерах и соковыжималках, символизируя скорость, эффективность и нацеленность в будущее. Примеры — Boeing 247 1933 года выпуска, Douglas DC1, Chrysler «Airflow» от Carl Breer (1934).


Стили в промышленном дизайне мало изменялись в течение нескольких послевоенных десятилетий. Формула «форма следует за функцией» стала как бы кредом этого периода во всем мире дизайна. Исключением из функционалистской эстетики стала автомобильная индустрия.


Кадиллаки и Бьюики 50-х и начала 60-х годов стали известными благодарями своим диковинным цветам — розовому, бирюзовому, желтому, а также из-за пышных общих форм, заканчивающихся выступающими плавникообразными частями. Большинство американских домов в это послевоенное время были наполнены изделиями американского дизайна. Однако уже к середине 60-х ситуация стала меняться: либеральная культура стала более толерантна к вариациям в дизайне, да и другие страны стали более активно продвигаться на американский рынок. Стройные стерео от Bang and Olufsen наряду с более воинственными изделиями из Японии начали пользоваться все большей популярностью. Итальянские печатные машинки от Olivetti появились в офисах одновременнов с IBM.


Количество кофеварок от Braun на американских кухнях росло по нарастающей.



Развитие дизайна в США после второй мировой войны. (поп-арт, хай тек)



К концу 70-х и в начале 80-х годов технологии миниатюризации в электронике радикальным образом изменили быт американцев. Влияние компьютеризации революционизировало и способ коммуникации людей, и природу самого дизайна. Компьютеризированные производственные линии сделали процесс производства гораздо более гибким, существенно сократив сроки, необходимые для производства изделий, что стало залогом большей дифференциации и в дизайне — таким по своей природе было производство 100 лет назад. В дополнение, меньшие по своим размерам части, типа микрочипов, сделали и сами изделия меньше, портативнее и более индивидуальными, символизируя все нарастающую дистанцию в межличностных отношениях людей, а также эгоцентризм, который захлестнул культуру в конце 20 века.


Использование микрокомпонент также означало, что всевозможные электронные приспособлениями все больше напоминали игрушки: компьютерная «мышь» от Macintosh всего лишь один пример. Триумф микропроцессоров сделал машины и более персонализированными, и более «интимными» — люди стали носить их на своем теле. Sony Walkman — переносное стерео, которое можно было носить и на поясе, и вокруг шеи. Люди стали одевать на себя калькуляторы, пейджеры, сотовые и даже лэптопы. Влияние миниатюризации на дизайн, — то, что историк Peter Dormer назвал «большим подарком электронных технологий дизайнеру» — стало «средством создания образов личной свободы».


В то время как микропроцессоры позволили объектам стать меньше, тоньше и портативнее, дизайн постмодернизма также изменял внешний вид изделий массового производства. Архитектор Robert Venturi (1925 -) стал одним из первых американских пропагандистов постмодернистского дизайна, написав в 1972 «Знания из Лас Вегаса». Формально основанная в Италии в 1981, названная «Мемфис», школа постмодернизма восприняла яркие стили и цвета. «Мемфис», намекающая своим названием и на Элвиса, и на Древний Египет, выступала против засилья официального дизайна модернизма, который в глазах приверженцев этой школы выступал на стороне технологичности и крупных американских корпораций.


В противовес этому, дизайн постмодернизма стремился к большей эгалитарности и включении стилевых элементов как из «высокого», так и из «низкого» искусств — от мрамора до формайки, от греческих колонн до перфорации. Michael Graves (1934 -) - еще один американский архитектор и дизайнер постмодернизма, начал с дизайна тостеров, картинных рамок и другой утвари для сети магазинов, предназначенных для среднего класса где-то в конце 90-х годов, продавая то, что раньше считалось high style. Появление постмодернизма многие рассматривают как триумф поверхности над сутью. Являясь в гораздо большей степени плодом века информации, нежели промышленности, постмодернизм, возможно, означает конец господства дизайна п р о м ы ш л е н н о г о и начало новой этики дизайна, основывающейся на сверхреальности виртуального пространства, а не на материальных и осязаемых объектах.


Термин «хай-тек» появился после выхода в 1979 г. одноименной книги Дж.Крона и С.Слесин. Это название было образовано несколько ироничным соединением первой части искусствоведческого термина «high-Style» («высокий стиль») и сокращения слова «technology» («техника», «технология»). Характерной особенностью произведений, выполненных в стиле «хай-тек», являлось то, что они на первый взгляд производили впечатление откровенно техницистских, конструктивно-рационалистических, однако на самом деле весь их техницизм — некая декорация, чисто символический, формалистический прием.


Ярким примером «хай-тека» явилось здание Центра искусств и культуры им. Ж.Помпиду в Париже (авторы проекта Р.Пиано и Р.Роджерс). Весь фасад этого здания был покрыт сетью открытых конструкций наподобие строительных лесов или сети технологических коммуникаций, однако вся эта система являлась псевдотехнической, не имеющей никакого функционального назначения, играющей роль своеобразного декора. Таков «хай-тек». Его сущность — фетишизация проектировщиками техники и в то же время боязнь показать эту фетишизацию и даже признаться в ней самим себе и потому стремление скрыть ее за этаким несколько ироничным подходом к проектированию.


Став в 1980-е — 1990-е годы довольно популярным, «хай-тек» перенес чисто технические, производственные формы в жилую сферу обитания человека. Благодаря такому переносу созданные в этом стиле вещи приобретали некие новые эстетические качества, базирующиеся на парадоксе соединения совершенно противоположных по характеру составляющих: частного мира жилища и техноидных производственных конструкций.



Особенности развития дизайна в Германии во второй половине 20века.



Стиль «Браун».



Из книги «Дизайн», 1985



Пример достижения большого успеха с помощью дизайнеров — это фирма «Браун». Сразу же после окончания второй мировой войны фирма выпускала добротные, но внешне непритязательные предметы — кухонное оборудование, радиоаппаратуру, фотографические принадлежности. К середине пятидесятых годов, когда невзгоды войны стали забываться, и на сцену вышел потребитель с совсем иными, чем прежде, понятиями о красоте, ведущий дизайнер фирмы Фриц Айхлер проанализировал продукцию фирмы и нашел, что ее внешний вид не отвечает ее сущности. Выпускаемые изделия имели либо заурядный и скучный, либо, наоборот, претенциозный, спекулятивно-фальшивый вид. Он решил представить себе обобщенный образ потребителя и пришел к выводу, что люди не собираются превращать свои квартиры в кунсткамеры или в театральные сцены, а хотят, чтобы они были убраны просто, практично, но со вкусом.


Фирма прежде всего решила сосредоточиться на производстве недорогих транзисторных приемников, которым до сих пор не уделялось серьезного внимания. Другие ведущие в этой области фирмы продолжали выпускать дорогие модели, представлявшие собой своеобразную «звучащую мебель» и удовлетворявшие престижные претензии верхних слоев общества. Имея в виду обобщенный образ покупателя, фирма «Браун» подготовила конструктивно простые, функционально безукоризненные модели транзисторных приемников. Так сформировался стиль и других изделий (электроприборов, кухонных машин и пр.), настолько индивидуальный, что заговорили о «стиле Брауна» как о заметном явлении в мировом коммерческом дизайне.


Здесь, в отличие от «Оливетти», речь шла о формально-стилистическом единстве продукции. "Стиль Брауна"- это отсутствие всяких декоративных накладок, профилей, цветовых пятен, имитации материалов, это скромная колористическая гамма, построенная на тонких оттенках серого цвета, сочетания черного и белого. Это создание цельного образа самыми простыми и минимальными средствами. Это -"экономный" стиль. Первоначальный успех «Брауна» отчасти объяснялся еще и тем, что в конце пятидесятых годов наступило пресыщение «обтекаемым» стилем оформления вещей, массовому потребителю хотелось чего-то нового. И тут геометрическая простота и лаконичность изделий «Брауна» пришлась как нельзя кстати.


Новизна формы обеспечила им на определенное время превосходную конкурентоспособность.



ОЛИВЕТТИ



Из книги «Дизайн», 1985 В небольшом итальянском городе Ивреа существовала фабрика пишущих машинок «Оливетти». Впервые о ней заговорили в 1911 году, когда на промышленной выставке и Турине ее продукция была отмечена медалью. Начиная с 30-х годов фабрика стала быстро развиваться, и если к 1929 году на ней работало около 700 рабочих и служащих, то к 1965 году количество рабочих перевалило за 50 тысяч.


Испускались уже не только пишущие машинки, но и самое различное конторское оборудование. В этой области фирма производила примерно одну треть всей мировой продукции. Это может показаться маловероятным, но решающую роль в этой стремительной экономической экспансии фирмы «Оливетти» сыграли ее дизайнеры.


Хозяева фирмы раньше других поняли и оценили роль дизайна. В 1927 году на фабрику были приглашены художники Джованни Пинтори и Александр Щавинский, поэт Леонардо Синисгалли, который возглавил отдел рекламы и всевозможных публикаций. Так образовалась одна из первых дизайнерских групп в Европе. Перед ней была поставлена задача завоева-ния монопольного положения фирмы в области конторского оборудования.


Когда в 1936 году отдел возглавил Марчелло Ниццоли, фирма приступила к подготовке нового наступления. Это наступление началось сразу после окончания мировой войны. В конце 1940-х годов выпускаются сенсацион-ные по своим эстетическим качествам модели пишущих машинок «Лексикон-80» и «Леттера-22». Это был большой успех: возникает выражение «стиль Оливетти». "Стиль Оливетти"- это не приверженность к каким-либо определенным пластическим формам и приемам в оформлении, не формальное единство продукции, совсем нет. "Стиль Оливетти«- это стремление сделать любую продукцию обязательно красивой, фабричные здания строить красивыми, в самом современном стиле.


Даже письма, деловая корреспонденция, исходящие от фирмы, должны быть изящно оформлены и написаны с хорошим литературным вкусом — все должно быть привлекательным, первосортным. Деятельность дизайнерских групп «Оливетти» нельзя оценивать только с точки зрения чисто коммерческого успеха. В фирме «Оливетти» сотрудничали многие выдающиеся прогрессивные представители искусства, архитектуры, литературы. В конечном счете деятельность этого отряда высокоодаренных людей явилась несомненно вкладом в общечеловеческую современную культуру. Фирма не только создает те или иные отдельные машины.


Она производит полные комплекты оборудования для любых систем конторских операций во всем мире. Крупные комплексно оборудованные конторы не просто эффективны в практическом отношении, они еще и символ современного бизнеса, реклама его экономического преуспевания и мощи, а также объект восхищения для администрации, клиентов, посетителей и даже для кино- и телехроники. Это уже не просто контора, а зрелище, причем зрелище, по-своему изысканное.


Так «стиль Оливетти» стал сам формировать эстетическое восприятие, вкус и потребности заказчика. «Оливетти» остается и поныне в авангарде мирового дизайна.



Основные течения в полиграфии начала 20века.



(ну это, конструктивизм например, этого ответа нет)



Конструктивизм в полиграфическом дизайне.



(непомню, кто же это изобрёл эту первую детскую конструктивистскую книжку?)



Графический дизайн в истории книжной графики.



(гравюра и тд. наверно)



Развитие дизайна в России. Прикладное искусство 19-20веков.



(слишком сложный вопрос)



Первые учебные заведения по подготовке художников для промышленности. Организация Строгановского училища.



Организация ВХУТЕМАСа ВХУТЕИНа, проэкты и изделия студентов ВХУТЕМАСА.



В СССР в Москве в 1918 году был создан Художественно Технический Совет. В 1919 году создается Художественно Технический Совет в составе Совнаркома Труда и Обороны. В 1920 году В. И. Ленин подписал декрет о создании Государственных Высших Художественно-технических Мастерских с факультетами :архитектурный, живописи, скульптуры, текстильный, керамический, дерева и железо обработки. Создан Совет по промышленному искусству в составе ВСНХ. Тогда же в 1920 году были организованы Высшие Художественно- Технические Мастерские ВХУТЕМАС (директор А. Родченко). которые просуществовали до 1932 года.


ВХУТЕМАС, первоначально (до 1921года) — Свободные художественные мастерские, основаные в 1918 в Москве на базе Московского училища живописи, ваяния и зодчества и Строгановского художественно-промышленного училища. Организация ВХУТЕМАСа явилась одним из мероприятий, имеющих целью создание и развитие советской художественной культуры. Однако проникшие к руководству ВХУТЕМАСа формалисты применяли в нем уродливые методы обучения, препятствовавшие развитию творчества молодежи в духе реализма и национальных традиций (пропаганда формализма под видом пролетарского искусства, создание мастерских по вульгарному ремесленно-технологическому принципу). Деятельность формалистов во ВХУТЕМАСе вела к развалу и ликвидации художественного образования.


В 1926-1927 ВХУТЕМАС был реорганизован во ВХУТЕИН. ВХУТЕИН — Высший государственный художественно-технический институт. Учрежден в Москве в 1926-27 на базе ВХУТЕМАСа. Состоял из основного (общеобразовательного) отделения и факультетов: архитектурного, скульптурного, живописного, полиграфического, деревоотделочного, металлообрабатывающего и текстильного.


Постановка общего и профессионального художественного образования во ВХУТЕИНе была значительно улучшена по сравнению с ВХУТЕМАСом. Однако в программах и практике обучения ВХУТЕИНа еще сохранялись элементы формализма. Среди преподавателей было много формалистов. Поэтому ВХУТЕИН не смог удовлетворительно справиться с задачей воспитания советских художественных кадров. (Или кто-то просто очень хотел его закрыть.) В 1930 ВХУТЕИН был закрыт. Вместо него были созданы Московский архитектурный институт и Московский художественный институт (которому позднее было присвоено имя В. И. Сурикова.


Высшие художественно-технические мастерские были открыты в Москве 29 ноября 1920 года. ВХУТЕМАС включал восемь факультетов: печатно-графический, живописный, скульптурный, деревоотделочный, архитектурный и факультет металлообработки. Студенты проходили первоначальное двухгодичное обучение на основном отделении, первым деканом которого был Александр Родченко. Они приобщались к основам художественной культуры, изучали цвет, объем, пропорции, ритм, динамику.


На графическом факультете ВХУТЕМАСа были отделения ксилографии, литографии, гравюры на металле, фотомеханики и наборно-печатное. Здесь преподавали выдающиеся художники и ученые В. Фалилеев, А. Сидоров, А. Эфрос, П. Флоренский, В. Фаворский и др.



Концепция производственного искусства. Пионеры советского дизайна: В. Татлин, А. Родченко, В. Степанова и др.



Второй этап развития дизайна в России (1923-1932) можно считать временем становления его профессиональной модели. Россия становится одним из важнейших центров формирования дизайна. Происходит становление школы профессиональной подготовки дипломированных дизайнеров — производственных факультетов ВХУТЕМАСа. Дизайн переориентируется на решение практических задач: разработку бытового оборудования для жилищ, обстановки рабочих клубов, общественных интерьеров. Производственный заказ пока не играет определяющей роли, и активной стороной остается сам дизайн, сохранивший энтузиазм изобретательства.


Основная цель — организация предметной среды с учетом общих процессов в сферах труда, быта и культуры. В этот период формируются оригинальные творческие концепции дизайна, определившие его дальнейшее развитие. Более подробно о них можно узнать из работ самих авторов — А. Родченко, Л. Лисицкого, В. Татлина. Задача создания новой среды жизнедеятельности придала особый импульс развитию конструктивизма. Производственные факультеты ВХУТЕМАСа охватывает эйфория изобретательства.


Безусловно, тон задавали их лидеры — А. Родченко и Л. Лисицкий, которые наиболее ярко проявили себя именно в графическом дизайне. Фотомонтаж, коллаж, шрифтовые композиции, рекламная и плакатная графика, книжные конструкции составляют золотой фонд мирового дизайна. Множество их открытий и проектов в других областях (новые принципы организации выставочных и бытовых интерьеров, типовой мебели, архитектурных ансамблей и небоскребов) были реализованы значительно позже. Комплексный подход к созданию объектов нашел отражение и в программе В.Татлина, преподававшего культуру материала. Он уделял основное внимание роли взаимосвязей и взаимоотношений: человек и вещь, функция и материал, различные материалы в процессе создания «систематической, жизненно необходимой вещи».


Он учил студентов с самых первых шагов разработки проекта учитывать функциональный (конечная цель создания предмета, особенности производства) и органический (человек, который будет этой вещью пользоваться) факторы. Родченко Александр Михайлович (1891-1956), российский дизайнер, график, мастер фотоискусства, художник театра и кино. Один из основоположников конструктивизма, родоначальник нового вида искусства. дизайна. В 1920-30 преподавал на деревоотделочном и металлообрабатывающем факультетах Вхутемаса-Вхутеина (в 1928 факультеты были объединены в один.


Дерметфак). С 1921 по 1924 работал в Институте художественной культуры (Инхук), где сменил в 1921 В. В. Кандинского на посту председателя. В 1930 году на базе полиграфического факультета ВХУТЕИНа (Высшего художественно-технического института — так к этому времени называлось учебное заведение) был создан Московский художественно-полиграфический институт (МХПИ), ныне — Московский государственный университет печати.


Выпускники ВХУТЕМАСа-ВХУТЕИНа-МГУПа, станковисты и иллюстраторы, во многом определили лицо российского искусства ХХ века.



Направление в дизайне 30х годов. Научный дизайн, инженерный дизайн.



история свит дизайна

Третий этап (1933-1960) был достаточно печальным для развития дизайна в России: он перестает быть интегрирующей творческой деятельностью, развитие которой определялось универсальной концепцией (вне зависимости от специфики объекта). Принцип стандартизации применялся не только к человеку, но и к создаваемой искусственной среде. Стихия изобретательства, которая позволила отечественному дизайну достичь высот мирового признания, явно не вписывалась в изменившуюся атмосферу.


Дизайн как единый процесс формообразования окружающей среды перестал существовать. Он был расчленен на узкоприкладные направления: инженерно-технический, предметно-бытовой и декоративно-оформительский, которые воспринимались как различные виды деятельности. Кончилась целая эпоха единой эстетической концептуальности, которая не зависела от специфики объекта. Однако потенциал, накопленный авангардом, еще какое-то время сказывался в проектных работах.


В первую очередь в продукции графического дизайна: политических и киноплакатах, книгах, рекламе.



Послевоенный период развития дизайна в России. Организация и деятельность АХБ, ВНИИТЭ.



1948 год — автомобиль «Победа М-20», серия трамваев. В послевоенные годы в истории дизайна наметились две тенденции. Приверженцы первого направления считали, что моральный долг дизайнеров — способствовать эстетическому развитию публики, тогда как другие, придерживаясь демократических взглядов, стремились дать публике то, что она, скорее всего, желала получить и что определялось коммерческим успехом. 1949 год — цельнометаллические вагоны поездов с откидывающимися полками. 1950 — 1960-е годы. Дизайнерские фирмы, стремительно развиваясь, использовали свой талант не только для оформления товара, но и для его упаковки, для оформления интерьеров торговых помещений, витрин, выставок, средств общественного транспорта, для изготовления фирменных знаков, логотипов, фирменных канцелярских бланков, для разработки общей концепции имиджа данной корпорации. Трудности и их решение: В дизайн пришли люди из искусства, имеющие слабую техническую подготовку. Проекты отличались техническим несовершенством. Дизайнеров обвиняли в излишнем формализме. Но. дефицит товаров, нерешенность проблемы количества способствовали развитию дизайна в 60 -е годы. А так же — необходимость повышения социального престижа (Советское — значит лучшее), необходимость гуманизации производства и техники (эргономические требования: цвет, звук, форма, запах, комфорт, необходимость превращение труда в радость, воплощение формулы: человек — вещь — среда). 1962 год — возрождение дизайна. Разработка комплексных художественно-конструкторских программ (дизайн-программ или государственных стандартов, в простонаречии ГОСТов) 1962 год — вышло постановление Совета Министров СССР «Об улучшении качества продукции машиностроения и товаров культурно- бытового назначения путем внедрения методов художественного конструирования». Организация Всесоюзного Научно- Исследовательского Института Технической Эстетики ВНИИТЭ (с филиалами на Урале, Дальнем Востоке, Украине, Белоруссии, Литве, Армении, Грузии), внедрение методов художественного конструирования. 1964 год — появился журнал «Техническая эстетика». 1970-е годы. В дизайнерской деятельности появилось несколько новых направлений:



  1. гуманитарный дизайн для бедных слоев населения


  2. компьютерный дизайн




создание энергоэкономичной бытовой аппаратуры. Дизайнеры стали больше уделять внимания вопросам надежности и эргономичности изделий. Конец 1980-х — 2002 годы — быстро развивается технология компьютерного дизайна. Теперь один дизайнер может решать такие задачи, какие решить раньше было по силам лишь конструкторскому бюро. В связи с появлением персональных компьютеров быстро развивается Промышленный Дизайн и некоторые направления дизайна:



  • а. дизайн интерьера


  • б. веб-дизайн


  • в. ландшафтный дизайн


  • г. полиграфический дизайн




Особенности развития дизайна в СССР в 1960-1980гг. Современные тенденции в дизайне.



В конце 80-х — начале 90-х годов появление предприятий частных форм собственности, развитие отношений конкуренции, с одной стороны, и коммерциализация прессы, с другой, возродили российскую рекламу как одно из важнейших средств массовой коммуникации. Появились чисто рекламные издания («Центр Plus», «Экстра М» и др.) и многочисленные рекламные агентства. Соответствующие отделы были созданы практически во всех средствах массовой информации и крупных фирмах. В связи с этим в значительной степени повысился интерес к дизайну вообще и к графическому дизайну в частности.


Однако общие тенденции развития данного вида деятельности привели к тому, что дизайн воспринимался исключительно в узкоприкладном значении данного термина либо как промышленный, либо как графический дизайн, — все так же лишенный единой концептуальности, которая была традиционна для российского дизайна в период его возникновения и взлета в 20-е годы. Четвертый этап развития дизайна определяется по-разному: 60-80-е или 60-90-е годы. Его начало характеризуется безусловным интересом к наследию 20-х годов. Созданный в 1961 году Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики (ВHИИТЭ) начинает свою деятельность с издания журнала «Техническая эстетика» и выпуска тематических сборников, которые самым подробным образом обратились к первой волне русского авангарда, поставившей советский дизайн на одно из первых мест в европейской эстетике того периода, Это время возрождения художественного конструирования.


Большое внимание уделялось разработке новой концептуальной базы дизайн-деятельности, обоснованию ее новых видов, органично отвечающих современным требованиям. В 60-е годы были пересмотрены многие стандарты. Пристальное внимание было обращено на функциональные и эстетические качества предметов народного потребления. Пожалуй, можно сказать, что именно в то время дизайн получил самый массовый заказ за весь период своего существования в нашей стране. В связи с этим расширилось поле деятельности и для рекламы.


Развивается система специализированных изданий: «Книжное обозрение», «Рекламное приложение» к «Вечерней Москве», «Hовые товары». Значительно изменился внешний вид периодических изданий. Во многом этот процесс происходит под влиянием западноевропейской школы графического дизайна.


Белое пространство признается одним из сильнейших средств выразительности, малогарнитурный набор — признаком стиля. Многие новые издания создаются по необычной методике — с первоначальной разработкой модульной сетки. Однако подобное «оживление» продолжалось сравнительно недолго. 70-е годы практически прервали заказ производства и бытовой сферы на профессиональный дизайн Это было время критической реакции на авангард первой (1910-1920 годы) и второй волны (1950-1960 годы).


Hа первый план выдвигается ценность обыденного и анонимного что отражают эклектические тенденции всевозможных "ретро"-стилей. ВHИИТЭ сумел сохранить теоретическую школу, продолжая изучать опыт европейского дизайна и предлагая свои концепции. Это ясно видно по информационным выпускам и журнальным публикациям.


Огромный научный потенциал был также накоплен и в Ленинградском высшем хупожественно-поомышленном училище им В. И. Мухиной Их деятельность позволила уже в начале 80-х годов, когда запрос на дизайн резко вырос, сформулировать и обосновать типологическую матрицу современного дизайна, а также применить на практике собственные концепции, в частности концепцию системного дизайна — возможного провозвестника эпохи единой проектной концептуальности.



Всем спасибо. Жду недостающие ответы.






Свит-дизайн (от англ. sweet — сладкий, сласти): Дневник группы «Подготовка НЕ только к Новому году или... Праздники своими руками»: Группы - женская социальная сеть myJulia.ru

Свит-дизайн (от англ. sweet — сладкий, сласти)



Свит-дизайн (от англ. sweet — сладкий, сласти) — это составление композиций из кондитерских изделий, в частности из конфет. Оригинальные букеты из конфет, вы можете преподнести в качестве подарка или же украсить Ваш дом необычным конфетным дизайном.



Размер и тематика таких композиций может быть разнообразной! Возможно, это будет сладкий букет в виде сердца или гитары.



К этому виду изделий относятся и торты, украшенные настоящими цветами.



Для начала сделаем конус с конфеткой.



Вам понадобится конфета, палочка для барбекю или зубочистка, кусочек упаковочной бумаги и тейп-лента (вместо нее можно взять тонкий скотч)



Из бумаги сделаем конус и поместим туда конфету.







Комментариев нет:

Отправить комментарий